Косметическая химия, генетика и меланома кожи: последние открытия ученых

На все эти и многие другие вопросы был дан ответ на недавней мультимедийной пресс-конференции главного внештатного онколога Минздрава РФ, генерального директора Национального медицинского исследовательского центра радиологии, академика РАН Андрея КАПРИНА. Приурочена она ко Дню диагностики меланомы в России.

«Показатели смертности с годами практически не меняются»

— В 2018 году в нашей стране отмечался общий рост онкологической заболеваемости (425,4 случая на 100 тыс. населения), — сообщил Андрей Дмитриевич Каприн. — Произошло это в том числе за счет улучшения диагностики этой патологии. Кроме того, одним из ключевых факторов, влияющих на данный показатель, по-прежнему остается старение населения.

В прошлом году заболевание было диагностировано у 624 709 пациентов. Всего, согласно данным Всероссийского канцеррегистра, сегодня в нашей стране на учете стоит 3 762 218 пациентов. Смертность от данного заболевания в прошлом году составила 290 662 случая, причем этот показатель с годами практически не меняется.

Вообще, по прогнозам ВОЗ, к 2030 году число онкозаболеваний увеличится на 18–20%.

Косметическая химия, генетика и меланома кожи: последние открытия ученых nmicr.ru

Интересно, что по итогам 2016–2017 гг. прирост по показателям смертности отмечался не во всех регионах России, а только в 17. И наиболее острая ситуация сложилась в Ивановской и Саратовской областях, в Севастополе, республиках Калмыкия и Башкортостан. Однако в 63 регионах страны зафиксировано снижение смертности.

«Наша задача не просто удержать показатель смертности в стране на прежнем уровне, но и уменьшить его до 185 случаев на 100 тысяч населения к 2024 году, — особо подчеркнул главный онколог России Андрей Каприн.

— Сегодня ведется четкий анализ онкологической ситуации в регионах РФ, данные об этом вносятся во Всероссийский канцеррегистр.

«Почти 40% заболевших меланомой не удается спасти»

— Одно из самых агрессивных злокачественных заболеваний, которое развивается стремительно и дает быстрые метастазы — меланома кожи, — добавил принявший участие в пресс-конференции зав. отделением микрохирургии Московского научно-исследовательского онкологического института им. П.А.

Герцена (филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии»), руководитель рабочей группы по лечению меланомы, профессор Андрей ПОЛЯКОВ. — Почти 40% заболевших меланомой не удается спасти из-за позднего обнаружения, в то время как при ранней диагностике она излечима почти в 90% случаев.

На сегодняшний день самой актуальной проблемой в лечении этого коварного заболевания по-прежнему остается его раннее выявление.

Косметическая химия, генетика и меланома кожи: последние открытия ученых nmicr.ru

К основным факторам, влияющим на возникновение меланомы кожи, Андрей Павлович Поляков относит ультрафиолетовое излучение (солнечные ожоги, особенно в возрасте до 3 лет), наследственную предрасположенность, которая чаще всего случается у молодых людей в возрасте до 39 лет, наличие мутации гена СDNK2a (ген-супрессор опухолевого роста). Спровоцировать меланому могут и постоянные травмы уже существующих невусов (родинок) на теле человека, наличие невусов большого объема.

— Поэтому всем без исключения надо обращать пристальное внимание на новые образования и существующие плоские родинки, — советует профессор Поляков.

— Особенно это необходимо тем людям, кого специалисты относят к I и II фенотипу кожи, а это блондины с голубыми глазами.

И незамедлительно обращаться к онкодерматологу в случае возникновения характерных изменений родинок (увеличение их в размере, изменение цвета, появление новых, кровоточивость).

Кстати, в МНИОИ им. П.А.Герцена уже более 10 лет с успехом работает программа «Паспорт кожи», которая позволяет автоматически оценивать изменения пигментных образований на теле человека.

Для ее реализации совместно со специалистами МГТУ им. Н.Э.

Баумана мы создали уникальную отечественную разработку, благодаря автоматизированной системе которой врачи теперь могут отслеживать, как меняется каждая родинка в течение времени, и вовремя заподозрить риск развития злокачественных образований кожи.

А главное, в случае малейших изменений принимать экстренные меры. По этой технологии уже проведено более 6 тысяч исследований, и в 7% случаев диагностирована злокачественная меланома. (А это ни много ни мало более 400 пациентов!).

По словам доктора Полякова, сегодня с помощью таргетной и иммунотерапии данное заболевание удается перевести в хроническую форму и существенно продлить пациентам жизнь.

Фенотип кожи имеет значение

Кстати, раньше меланому называли меланобластомой, так как опасное перерождение затрагивает клетки меланоциты. В норме эти клетки производят меланин — пигмент, который придает коже, роговице и волосам их естественный цвет.

Но в каких-то случаях клетки начинают перерождаться и бесконтрольно делиться, проникая в другие ткани и органы.

Проблема еще и в том, что эти опасные клетки могут развиваться не только на поверхности кожи, но и на слизистой оболочке во рту (реже), на половых органах и даже на роговице глаз, поясняют эксперты.

Косметическая химия, генетика и меланома кожи: последние открытия ученых fitgeek.ru

Если опухоль развивается на поверхности кожи (горизонтальный рост), она не проникает в глубокие слои эпидермиса. Но может проникнуть и в глубокие слои кожи (вертикальный рост). В этом случае она более опасна. И самое опасное, когда опухоль дает метастазы, она проникает в лимфатические узлы, а затем в другие органы, постепенно поражая весь организм.

Развитие меланомы специалисты условно разделяют на четыре стадии. Но если на первой и второй стадиях заболевания еще высоки шансы избавления от меланомы, то на третьей и четвертой она уже плохо поддается лечению. Поэтому промедление в этом случае, как принято говорить, смерти подобно. В буквальном смысле.

Как правило, именно после лета начинается поток пациентов к онкодерматологам с подозрением на меланому. И неизменно врачи советуют не увлекаться загаром, особенно если москвичи из умеренного климата попадают под лучи южного солнца. Всем людям белокожим, светловолосым и с серо-голубыми глазами желательно знать фенотип своей кожи. Что это такое, попробуем разобраться.

Ученые различают 6 фенотипов кожи, исходя из совокупности генетических признаков, адаптированных под те или иные условия окружающей среды, в которых постоянно живет человек.

В мире для этого часто используется так называемая «классификация кожи по Фитцпатрику».

Еще в 1975 году американский врач-дерматолог, доктор медицинских наук Томас Фитцпатрик разработал классификацию фототипов с учетом того, как солнце действует на кожу того или иного человека.

Косметическая химия, генетика и меланома кожи: последние открытия ученых unian.net

Классификация фототипов кожи

Первый тип — кельтский. Кожа у людей этого типа молочно-белая, с веснушками; у них очень светлые или рыжие волосы; голубые или зеленые глаза. Кожа у них никогда не загорает, но всегда легко обгорает, так как наиболее чувствительна к солнечной радиации.

Им следует избегать прямых солнечных лучей с 11 до 16 часов дня. У представителей этого типа с возрастом повышается риск развития рака кожи. Поэтому солнечные лучи им нужно принимать дозированно.

А также всегда пользоваться солнцезащитными кремами, летом носить шляпы с широкими полями, прикрывать лицо от солнца.

Второй тип — европейский светлокожий. У представителей этого типа кожа светлая, как правило, есть веснушки; волосы русые, светло-каштановые; глаза голубые, зеленые или серые.

У них тоже кожа всегда легко обгорает, а загорает плохо. У них кожа имеет более высокий индекс защиты. Но находиться под прямыми солнечными лучами нельзя, так как высок риск сильно обгореть.

А если солнцем пользоваться умеренно, кожа пусть и медленно, но немного потемнеет.

Третий тип — европейский темнокожий. Люди этого типа имеют светло-коричневую кожу, она без веснушек; волосы каштановые; глаза серые или карие. Загорают они чаще без проблем, постепенно. А если кожа и сгорает, то не сильно.

Четвертый тип — средиземноморский южно-европейский. Кожа у таких людей смуглая, веснушек нет; волосы темно-каштановые или черные; глаза карие, темно-карие или черные.

Люди быстро загорают, легче переносят ультрафиолет, и загар у них держится долго. Но это не значит, что жариться на южном солнце можно часами.

Хотя солнечные ожоги редки, но длительное воздействие УФ-лучей грозит ранним старением кожи. И надо защищать ее специальными кремами.

Пятый тип — индонезийский. У представителей этого типа кожа очень смуглая; глаза темно-карие; волосы черные. Им солнца можно и побольше, даже южного. Их кожа загорает быстро, ровно и сгорает крайне редко.

Шестой тип кожи — афроамериканский. Понятно, что у представителей этого типа кожа очень темная; глаза тоже черно-карие; волосы черные. Кожа у большинства сильно пигментирована, поэтому никогда не сгорает.

А какой тип кожи у вас? Попробуйте определить хотя бы примерно, исходя из предложенной классификации. Знать свой фототип желательно хотя бы для того, чтобы, находясь на отдыхе у южных морей, не нажить себе больших проблем и не испортить отпуск.

И о своей наследственности желательно бы знать. Если в вашей семье есть или когда-то были заболевшие меланомой либо другой формой рака, то и у вас есть риск спровоцировать такое заболевание с помощью солнца.

Также имеют значение возраст и пол человека. Теперь уже доподлинно известно, что с возрастом, если человек старше 50 лет, риск онкозаболевания возрастает. Кстати, мужчины, согласно статистике, болеют чаще.

Читайте также:  Emsculpt: аппарат для похудения с технологией hifem

И главный совет онкодерматологов: не допускать солнечных ожогов кожи — это может аукнуться меланомой и через многие годы.

А если у вас «сошлись» несколько факторов риска, к инсоляции надо относиться особенно осторожно. Как считают врачи, избыточная инсоляция — удар по иммунитету.

И почаще осматривайте свою кожу на предмет новых черных родинок и темных пигментных пятен. Они особенно опасны. Сигналом и поводом обратиться к специалисту могут служить зуд и боль в местах их расположения. В этом случае надо немедленно проконсультироваться с онкодерматологом. Тем более что сегодня у этих специалистов есть достаточно средств диагностики, чтобы быстро выявить ту же меланому.

Фарматека » меланома кожи в 2019 г.: особенности клинической и дерматоскопической картины опухоли на современном этапе

Ключевые слова: меланома, дерматоскопия, эпидемиология, ранняя диагностика

Вопросы диагностики и лечения пигментных опухолей кожи являются междисциплинарной проблемой, с которой в повседневной практике сталкиваются врачи многих специальностей.

Наибольший интерес и диагностические сложности представляет злокачественная опухоль меланоцитарного происхождения – меланома кожи (МК).

Разный уровень теоретической подготовки и личного опыта может объяснять отличающиеся среди врачей представления о внешних проявлениях опухоли, течении заболевания и прогнозе для жизни.

Цель исследования: изучение клинической и дерматоскопической картины МК, выявленных в 2019 г.

Методы

Изучены случаи МК, опубликованные врачами-участниками на Национальном сервере дерматологии DERMATOLOGY.RU.

В электронной форме учета указывались возраст и пол пациента, краткие анамнестические сведения, место расположения опухоли и ее размер, предоставлялись фотографии клинической и дерматоскопической картины, а также результаты гистологического исследования.

Критериями включения наблюдений в исследование были четкость представленных изображений, соблюдение техники проведения дерматоскопического осмотра, соответствие гистологического заключения данным объективного осмотра и указание даты первичного обращения пациента.

Всего было представлено 159 наблюдений, из которых 46 не отвечали заданным критериям. Таким образом, в исследование были включены 113 (71%) случаев МК от врачей из 14 лечебных учреждений и 8 регионов России.

При оценке анамнестических сведений учитывали тип выявления опухоли (активный – врачом, по обращению – пациентом) и сведения об изменении пигментного образования. Внешние проявления опухоли оценивали в соответствии с клиническим правилом ABCD [1], а также по наличию изъязвления, признаков регресса и сателлитных метастазов.

Анализ дерматоскопической картины включал оценку структурной и цветовой асимметрии, наличия полихромии (3 и более цвета) и соответствия моделям строения меланоцитарных невусов [2].

Дополнительно для каждого образования отмечали наличие отдельных дерматоскопических признаков [3] и рассчитывали значения дерматоскопического правила ABCD (результат ≥4,8 балла трактовался как подозрительный на МК) [4] и 7-балльного алгоритма Argenziano (результат ≥3 баллов трактовался как подозрительный на МК) [5].

В гистологических заключениях учитывали морфологический тип и фазу роста опухоли, стадию заболевания по критерию T в соответствии с 8-й редакцией AJCC [6], развитие на фоне меланоцитарного невуса, наличие изъязвления и признаков регресса.

Результаты

МК была выявлена у 84 (74,3%) женщин и 29 (25,7%) мужчин. Возраст больных варьировал от 24 до 87 лет, в среднем составил 50,4±14,7 года.

Чаще МК располагалась на туловище (48,7%) или конечностях (40,7%), реже – в области головы и шеи (9,7%) и на акральных участках, включая ногтевые пластины (0,9%). Самостоятельно пациентами выявлено 77% опухолей, активно врачами выявлено 23% МК.

Изменение пигментного образования отмечали 62,8% больных, у 32,8% – длительность существования опухоли была неизвестной, 4,4% не отмечали какой-либо динамики.

Косметическая химия, генетика и меланома кожи: последние открытия ученых

При оценке дерматоскопической картины явления структурной атипии отмечались в 90,3% МК, цветовой асимметрии – в 82,3%, полихромии – в 77%.

Одновременное наличие трех указанных признаков было выявлено в 68,1% случаев. Характер расположения дерматоскопических структур имитировал модель строения меланоцитарного невуса в 14,2% случаев.

Частота выявления отдельных дерматоскопических структур указана в табл. 1.

По результатам расчета дерматоскопического правила ABCD 76,1% опухолей были оценены как МК, средний балл составил 5,6±1,6; 7-балльный алгоритм Argenziano выявил 75,2% МК, среднее значение составило 3,6±1,8 балла.

Косметическая химия, генетика и меланома кожи: последние открытия ученых

Морфологический тип опухоли был указан в 79 (69,9%) гистологических заключениях. Среди них преобладающей разновидностью оказалась поверхностно-распространяющаяся форма МК (51,9%), реже встречалась узловая (17,7%) и лентиго-меланома (15,2%).

В оставшихся 15,2% случаев были выявлены особые формы опухоли (невоидная, лентигинозная, неклассифицируемая). В исследовании не было выявлено случаев акральной лентигинозной меланомы. Распределение в зависимости от толщины опухоли носило следующий характер: pTis – 22,1%, pT1 – 48,7%, pT2 – 16,8%, pT3 – 6,2%, pT4 – 6,2%.

Точное значение толщины опухоли по Бреслоу было указано в 72 (81,8%) из 88 инвазивных меланом, среднее значение составило 1,4±2,6 мм.

В фазе горизонтального роста были диагностированы 52,2% меланом. Изъязвление при гистологическом исследовании отмечено в 15,9% случаев, явления регресса – в 8%. Только 10,6% меланом развились на фоне существовавшего ранее меланоцитарного невуса. Отличия клинико-морфологических проявлений меланом в зависимости от гистологической разновидности опухоли представлены в табл. 2.

Косметическая химия, генетика и меланома кожи: последние открытия ученых

Для более подробного описания клинико-дерматоскопической картины МК мы дополнительно провели сравнение внешних проявлений опухоли в зависимости от типа выявления, максимального размера образования и морфологической фазы роста.

Косметическая химия, генетика и меланома кожи: последние открытия ученых

Выявленные врачами опухоли несколько реже проявлялись полиморфизмом клинических проявлений (рис. 2) и соответствовали только одному или двум критериям правила ABCD (табл. 3).

Большинство пациентов не знали о существовании злокачественной опухоли, выявленной врачом, или не могли указать какие-либо достоверные анамнестические сведения о длительности ее существования. Изменение пигментного образования отмечалось только в 11,5% случаев, отсутствие динамики – в 7,7%.

Активно выявленные опухоли чаще имитировали дерматоскопические модели строения меланоцитарных невусов (26,9%; p

Меланома — симптомы и лечение

Сколько проживет больной после установления диагноза зависит от уровня инвазии слоёв кожи, её толщины (уровень по Бреслоу) в миллиметрах (до 0,75 мм, 0,76-1,5 мм, 1,51-4 мм, 4 мм и более), митотического индекса, наличия/отсутствия признаков регресса и инвазии сосудов, степени лимфоцитарной инфильтрации опухоли. Также нужно учитывать расположение меланомы, а также возраст и пол пациента.

Толщина опухоли и наличие изъязвления является одним из наиболее важных прогностических факторов (15,18,19).

Так, 5-летняя выживаемость при стадии IA (толщина опухоли до 1 мм включительно, без изъязвления и метастазов, T1aN0M0) составляет 95%. А при IV стадии (опухоль с метастазами во внутренние органы) 5-летняя выживаемость — 7-10%.

Необходимо отметить, что по данным многочисленных исследований тип удаления опухоли (тип биопсии) не влияет ни на общую, ни на безрецидивную выживаемость.[18][19]

Основной фактор риска развития меланомы и иных опухолей кожи — ультрафиолетовое облучение, которое происходит по ряду естественных (солнечные ожоги) и искусственных причин (посещение солярия). Поэтому защита от ультрафиолета лежит в основе первичной профилактики. Риск образования меланомы повышают солнечные ожоги, полученные в детском и подростковом возрасте.

Пациенты с множественными и/или диспластическими родинками, а также с I и II фототипом кожи также относятся к группе риска, поэтому им следует регулярно наблюдаться у онкодерматолога. Наличие меланомы в анамнезе, в том числе среди ближайших родственников, также является показанием к регулярным профилактическим осмотрам.

Косметическая химия, генетика и меланома кожи: последние открытия ученых 

Рекомендации после лечения меланомы

  • проводить регулярный осмотр кожи;
  • ограничивать пребывание на солнце, не посещать солярии;
  • регулярно использовать солнцезащитные средства.

В некоторых исследованиях показано, что при соблюдении рекомендаций по ограничению инсоляции и регулярном применении средств, защищающих от УФ излучений, у лиц с диспластическими невусами появляется меньше новых пигментных новообразований, а дети, которых защищают от инсоляции в семьях высокого риска, также имеют меньше невусов.  

Проблема ограничения инсоляции в качестве профилактики меланомы кожи существует во всём мире. Загар считается показателем красоты, молодости и здоровья (особенно у женщин). Но на самом деле УФ излучения вызывают повреждение ДНК, преждевременное старение кожи, а также способствуют иммуносупрессии.

В связи с этим Всемирная организация здравоохранения относит УФ установки , используемые в соляриях, к канцерогенам. Но не смотря на это женщины активно пользуются соляриями.

Так, по данным Европейского онкологического института, только в 2008 году в европейских странах было зарегистрировано 3438 новых случаев меланомы, которые возникли у женщин после посещения соляриев.[20]

Наибольшее повреждение коже наносят ультрафиолетовые лучи с длиной волны 320-400 нм (УФО-А) и 290-320 нм (УФО-В). Применение солнцезащитных средств с фильтрами широкого спектра при правильном использовании эффективно защищают кожу от солнечных лучей.

Также для профилактики необходимо:

  • избегать нахождения под открытым солнцем с 11:00 до 16:00 (периода наиболее интенсивного излучения УФ);
  • носить одежду. Защищающую от прямых солнечных лучей (рубашки с длинными рукавами, шляпы с широкими полями, солнцезащитные очки).
Читайте также:  Mesosculpt c71™: уникальная технология липомоделирования средней и нижней трети лица

Первичная профилактика меланомы кожи — непростая задача, которая требует не только наблюдения у специалиста, но и соблюдения его рекомендаций пациентами.

Основной фактор увеличения продолжительности жизни людей с меланомой кожи — ранняя диагностика опухоли. Этот способ профилактики является вторичным.

Поэтому знание факторов риска, симптомов заболевания, а также дерматоскопия и патогистология очень важны в клинической практике дерматолога и онколога.

Необходимо активно выявлять людей с повышенным риском развития меланомы и проводить динамическое наблюдение.

Меланома у мужчин и женщин: новые данные о генетике

Косметическая химия, генетика и меланома кожи: последние открытия ученых

Хотя ведущим фактором риска в возникновении меланомы считают ультрафиолетовое излучение, прогноз ее развития зависит в том числе и от «внутренних» факторов, среди которых очень важны локализация первичного очага и пол пациента. Так, женщины имеют более высокий процент выживаемости, чем мужчины, также как и расположение первичного очага на нижней части туловища, предплечьях и ногах. А вот верхняя часть туловища, верхняя часть рук, шея и кожа головы — менее оптимистичны в прогнозах. Интересно, что «любимые» места меланомы у мужчин и женщин также отличаются — у первых наблюдается более высокая частота возникновения новообразований на голове, шее и туловище, тогда как у женщин меланома чаще встречается на нижних конечностях, что в том числе определяет и более высокую выживаемость женщин.

Параллельно с различиями в сфере распространения меланомы у взрослых, расхождения, связанные с полом, наблюдаются и в расположении родинок в детском возрасте: у мальчиков и девочек к 10 годам уже наблюдается различие в распределении невусов по телу, причем у девочек большее их количество находится на конечностях, особенно нижних, а мальчики имеют больше родинок на голове, шее и туловище.

Команда из Королевского колледжа Лондона проанализировала большую группу из 3232 здоровых близнецов, преимущественно женского пола, и подсчитала количество родинок на голове и шее, спине, животе и груди, верхних и нижних конечностях.

В итоге выявлено, что вышеперечисленные особенности локализации невусов у представителей разных полов действительно во многом определяется генетическими, а не внешними факторами.

Например, вклад генетики в появление невусов на нижних конечностях у женщин составлял 69%, в то время как на спине и животе — лишь 26 (т.е. остальное определялось иными факторами, в т.ч. внешними).  

У 2864 женщин было обнаружено шесть геномных локусов, которые влияли на количество родинок, специфичное для различных локализаций на теле — это IRF4, DOCK8, MTAP, 9q31.2, KITLG и PLA2G6. Ранее они уже были причислены к «отвечающим» как за количество родинок, так и предрасположенность к меланоме, при этом выраженность эффекта проявлялась сильнее в отношении нижних конечностей.

Таким образом, обусловленная полом генетическая предрасположенность к локализации невусов в различных местах может объяснить различия в частоте встречаемости и прогнозах меланомы у мужчин и женщин. Эти сведения должны учитываться при проведении профилактических и информационных кампаний по предотвращению меланомы.

Ведущий исследователь, доктор Алессия Висконти из отдела исследований близнецов в Королевском колледже Лондона прокомментировала: «Мы уже давно знаем, что большое число родинок является одним из основным факторов риска развития меланомы. Благодаря этому исследованию теперь мы знаем еще и то, что не только число, но и расположение родинок на теле в значительной степени связано с генетикой».

Источник:Visconti A. et al. Body site-specific genetic effects influence naevus count distribution in women. Pigment Cell Melanoma Res 2019 Aug 12.

Ловушка для меланомы: в России создают вакцину от агрессивной опухоли

В России начаты работы по созданию индивидуализированной вакцины от наиболее агрессивного рака кожи – меланомы. Синтезированное вещество заблокирует возникновение рецидива опухоли. В конце 2020 года ученые планируют начать клинические испытания на людях. Главным исполнителем работы по госконтракту является Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Блохина.

Меланома представляет собой наиболее агрессивную форму рака кожи. По данным ВОЗ, ежегодно в мире выявляется 132 тыс. новых случаев болезни. Для лечения меланомы применяется хирургическое вмешательство, лучевая и химиотерапия, но обычно после первичного удаления опухоли в большинстве случаев наступает рецидив.

Предыдущие исследования разных случаев меланомы показали, что опухоли на поздних этапах развития имеют механизмы избегания узнавания иммунной системой человека. Из-за этого иммунная система не может определить раковые клетки как чужеродные и уничтожить их.

Новый подход заключается в том, чтобы выявить уникальные мутации, которые появились в раковых клетках конкретного пациента.

Зная эти мутации, можно синтезировать неоантигены — короткие белки, которые идентичны участкам белков из опухолевой клетки, но отличаются от белков здоровых клеток.

Синтезированные неоантигены в виде вакцины вводятся пациенту после удаления первичной опухоли, и клетки иммунитета (Т-клетки) тренируются реагировать на них. Поэтому при появлении метастаз Т-клетки связываются с белками из раковых клеток, чтобы распознать и уничтожить их. Этот способ вместе с иммуностимулирующей терапией должен исключить возникновение рецидива.

— Именно эта стратегия была взята в основу создания нашей вакцины, — рассказал сооснователь компании «Ксивелью» Юрий Пеков. — Мы как подрядчик лаборатории трансгенных препаратов Национального медицинского исследовательского центра онкологии им. Н.Н. Блохина выполняем биоинформатическую часть.

Сейчас создаем программу, которая предсказывает, какие именно неоантигены нужно вводить мышам, чтобы на них отвечали клетки иммунитета. Из примерно тысячи потенциальных неоантигенов с помощью методов биоинформатики и машинного обучения нужно выбрать двадцать, из которых хотя бы часть будет надежно связываться с Т-лимфоцитами.

К октябрю будет сделан этот алгоритм и будут получены первые неоантигены, которые уже можно будет включить в вакцину для мышей.

Чтобы убедиться в состоятельности рабочей гипотезы, ученые вначале испытают вакцину на животных. Для этого заготовлены мыши чистой линии C57Bl/6. Все они имеют практически одинаковый геном, так как скрещиваются только с мышами той же линии.

Сначала мышам привьют клетки меланомы, чтобы искусственно смоделировать развитие настоящей опухоли. Потом будет прочитан геном (а точнее, экзом — не весь геном, а самые значимые его части) здоровой и опухолевой ткани каждой мыши. Эти последовательности нуклеотидов сравнят и найдут отличия, которые помогут выбрать наиболее вероятных кандидатов на роль неоантигенов для вакцины.

Испытание вакцины будет проходить уже на других мышах. Вакцину проверят на трех группах по 20–30 животных: контрольной (вкалывают только меланому), группе «лечение» (мыши вначале вкалывают опухоль, а потом вакцину и смотрят, сколько выжило по сравнению с контрольной группой) и группе «профилактика» (мышам вначале вкалывают вакцину, а потом — меланому).

— Здесь есть один нюанс, который состоит в том, что мы читаем геном одних мышей, а лечим других, — рассказала генеральный директор «Ксивелью» Дарья Яковишина.

— Но так как используемые мыши и клетки меланомы являются генетически однородными, эксперименту это не помешает.

В будущем, конечно, мы будем читать геном удаленной меланомы и здоровых тканей именно того пациента, которого собираемся лечить впоследствии.

По словам завгруппой генной иммуноонкотерапии Института биоорганической химии РАН Ирины Алексеенко, несколько неоантигенных вакцин против меланомы уже были испытаны и на животных, и на людях, но далеко не все из них продемонстрировали эффективность. 

 — Результаты первого испытания неоантигенной вакцины на людях были опубликованы в 2015 году, исследование проводилось в США всего на трех пациентах с меланомой. Было показано, что такие вакцины могут влиять на течение болезни.

В 2017 году уже исследователи из Германии отчитались о результатах применения неоантигенной вакцины у больных с меланомой: у девяти из 13 больных после лечения полностью исчезли опухолевые очаги и через год наблюдения не было обнаружено рецидива заболевания, — рассказала Ирина Алексеенко.

Однако, отмечает она, в ряде клинических испытаний применение неоантигенных вакцин не приводило к улучшению у онкологических больных. Это связано с тем, что эффективность таких вакцин зависит от того, насколько правильные неоантигены были выбраны и синтезированы учеными.

— Успешность вакцины, разрабатываемой нашими учеными, также будет зависеть от того, насколько им удастся подобрать и синтезировать правильный набор неоантигенов, способный активировать иммунный ответ против опухоли, — подчеркнула Ирина Алексеенко.

Разработка вакцины началась в апреле этого года. Ученые надеются дойти до клинических испытаний на людях в конце 2020 года. На начальном этапе расчетная стоимость вакцины для конкретного пациента составит 1,5 млн рублей, впоследствии возможно ее удешевление.

Надежда на чудо в лечении меланомы кожи может стать реальностью

—  Заболеваемость и смертность, ассоциированные с меланомой кожи, в России, как и в мире в целом, растут из года в год. В нашей стране ежегодно диагностируется 11 тыс. новых случаев меланомы кожи. Этот рост в большей степени связан с изменением образа жизни людей.

К сожалению, в настоящее время наблюдается высокий показатель запущенности меланомы кожи – 19% всех случаев меланомы выявляются на поздних (III–IV) стадиях. Более того, среди всех онкологических заболеваний именно метастатическая форма меланомы имеет наибольший риск распространения в центральную нервную систему.

Читайте также:  Красивое тело и гармония души: реалии, иллюзии, компромиссы

Частота метастазирования в головной мозг для данной нозологии достигает 43% по объединенным данным клинических исследований.

— От чего зависит поздняя обращаемость пациентов за помощью? От малого количества информации о раке кожи в СМИ и интернете?

— Зачастую люди не знают, что у них развивается меланома. Из-за дефицита информации общество не осознает важность данной проблемы.

Сейчас наша главная задача – добиться ранней диагностики меланомы кожи: заболевание на первой стадии хорошо поддается терапии, при второй стадии вероятность излечиться преобладает над вероятностью хронической болезни. Однако говорить о полном излечении при второй стадии нельзя.

 При этом нужно понимать, что массовый скрининг в данном случае малоприменим: показатель заболеваемости – 7 человек на 100 000, именно поэтому на первую роль выходит информирование людей о заболевании и активная работа с врачами первичного звена – дерматологами, хирургами и терапевтами.

— Имеются ли в России информационно-образовательные платформы для населения по заболеваемости раком кожи?

— Существует ассоциация специалистов по проблемам меланомы, которая имеет интернет-ресурсы, где представлена важная медицинская информации и для пациентов, и для их родственников.

Главное – достоверность источника: информация о меланоме или другом онкологическом заболевании не должна искажаться. Иногда читаешь какую-нибудь статью в интернете, и волосы просто дыбом встают. Там совершенно не то, что на самом деле в жизни.

Поэтому я призываю обращать внимание на достоверные источники информации. 

Совместно с компанией BIOCAD мы проводили акцию «Живи без страха». Это социально-образовательная программа, направленная на профилактику и раннюю диагностику онкологических заболеваний. Кампания включала бесплатное обследование злокачественных новообразований и образовательные программы для врачей.

Цель мероприятия была направлена на информированность населения и развитие взаимодействия между специалистами: дерматологами и онкологами. В 2019 году кампания прошла в 4 регионах России – Самарской области, Челябинской области, Краснодарском крае, Свердловской области. За 2 месяца реализации проекта около 3000 человек прошли скрининги.

У 19 участников были обнаружены злокачественные новообразования кожи, а у троих удалось выявить меланому на ранней стадии.

В 2020 году планируется продолжение проекта после стабилизации эпидемиологической ситуации.

— Что сейчас нового в лечении метастастической меланомы кожи, удается онкологам повысить выживаемость в этой группе пациентов? 

— Важным этапом в лечении онкологических заболеваний стало развитие иммуноонкологии.

Меланома кожи – одна из тех локализаций, которая тяжелее всего поддается другим методам лечения: стандартная химиотерапия дает короткий ответ в 20% случаев, а пятилетняя выживаемость пациента при этом не превышает 5%.

При использовании современных иммунотерапевтических препаратов этот показатель выше в разы. Это очень хороший результат в сравнении с результатами химиотерапии. 

В апреле этого года Минздрав РФ одобрил применение первого российского противоопухолевого препарата Фортека® (МНН – пролголимаб), который предназначен для лечения пациентов с неоперабельной метастатической меланомой. Препарат стал первым российским оригинальным PD-1 ингибитором, представляющим собой моноклональное антитело изотипа IgG1 с Fc-фрагментом, модифицированным методом генной инженерии. 

Механизм действия пролголимаба направлен на восстановление способности Т-лимфоцитов распознавать и уничтожать злокачественные клетки, в результате чего иммунная система человека может снова начать бороться с опухолью.

На протяжении десятилетий вера онкологов, да и простых людей, кто косвенно или напрямую коснулся проблемы рака, часто от безысходности сводилась к вере в таинственную силу самой иммунной системы.

И вот наступило время, когда эта вера перестала быть слепой.

Но для этого мысли человека пришлось пройти огромный путь от самой веры до создания препаратов, способных помочь иммунной системе осуществить наяву это чудо.

— Какие проводились исследования с применением пролголимаба и каковы результаты иммунотерапии данным препаратом? 

— Результаты были представлены компанией BIOCAD в прошлом году. В исследование MIRACULUM было включено 126 пациентов с нерезектабельной  метастатической меланомой из России и Белоруссии.

Полный или частичный ответ на терапию наблюдался у 48% пациентов с меланомой кожи, которые получали пролголимаб в режиме дозирования 1 мг/кг 1 раз в 2 недели в качестве первой линии терапии. У большинства ответивших на терапию ответ сохранялся на протяжении всего срока наблюдения.

12-месячная выживаемость без прогрессирования в данной группе пациентов составила 44,6%, а общая выживаемость достигла 71,8% Также исследование показало, что новый препарат обладает благоприятным профилем безопасности с низкой частотой отмены терапии из-за нежелательных явлений (3,2%).

— Какие преимущества иммунотерапевтического подхода в лечении больных с меланомой кожи?

— Достаточно высокая эффективность и благоприятный профиль безопасности. Этот метод может помочь больным, для которых химиотерапия и другие методы лечения не были эффективны.   

— Как вы считаете, важно ли для специалистов, что оригинальный препарат пролголимаб разработан именно в России?

— Разработка и создание новых молекул, клинические исследования и производство оригинального препарата в нашей стране является важным приоритетом. При этом терапия онкологических больных не будет зависеть от курса доллара и ввоза препаратов из-за рубежа.

Вывод на рынок российских оригинальных продуктов говорит о том, что отечественные производители, научно-исследовательские институты, биотехнологические компании, как в случае с BIOCAD, способны сделать эту область более конкурентоспособной, а также развивать экспортный потенциал.

Врач-онколог рассказал о новейших способах лечения меланомы

Меланома тем и опасна, что это агрессивное, склонное к метастазированию заболевание — метастазы могут образовываться в большом количестве и распространяться в разные органы — легкие, кости, головной мозг. Вот почему онкологи не устают повторять, насколько важна ранняя диагностика.

«Разница всего в несколько миллиметров в размере опухоли определяет и прогноз болезни, и судьбу пациента, — поясняет врач-онколог ФГБУ НМИЦ онкологии имени Н.Н. Блохина, старший научный сотрудник отделения хирургических методов лечения (онкодерматологии) Игорь Самойленко.

— В этом, собственно говоря, особенность меланомы. Для других видов опухолей — базальноклеточного или плоскоклеточного рака — это не так критично.

Но в случае с меланомой шансы у больного пережить после постановки диагноза 10 лет различаются почти в два раза, если размер опухоли отличается на несколько миллиметров».

Финальный диагноз — это всегда диагноз, подтвержденный морфологическим исследованием. Хирург берет кусочек кожи с родинкой и дальше его отправляют под микроскоп.

«В большинстве случаев рекомендуется тотальное удаление новообразования с захватом здоровой кожи — это так называемая эксцизионная биопсия, — поясняет Самойленко. — Для многих пациентов это становится излечивающий процедурой, которая не потребует дополнительных вмешательств».

У некоторых больных может потребоваться еще один этап хирургического вмешательства — так называемая биопсия сигнальных лимфоузлов. Ее выполняют для того, чтобы понять, насколько распространилась опухоль, какова вероятность, что уже есть метастазы.

«Если в лимфоузле обнаружены микрометастазы, мы предлагаем сегодня, и это в тренде мировых рекомендаций, профилактическое лечение с помощью современных лекарственных препаратов, — говорит Игорь Самойленко. — Это уменьшает риск распространения злокачественных клеток за пределы узла».

В последние несколько лет, как говорят онкологи, в лечении меланомы произошел прорыв. Появились новые способы лечения инновационными высокоэффективными препаратами взамен ранее применявшейся химиотерапии.

Первая группа таких лекарств — таргетная (от target — «цель»), когда препарат прицельно воздействует на определенную мишень в опухолевой клетке. При этом, в отличие от традиционной «химии», не повреждаются здоровые клетки.

Второй метод, вторая группа лекарств — иммунноонкологические. Они воздействуют не на сами опухолевые клетки, а взаимодействуют с иммунной системой организма.

Дело в том, что злокачественные клетки обладают способностью «маскироваться», «прятаться» от нашего иммунитета, а иммунные лекарства способны эту «маскировку» разрушить.

Благодаря действию таких лекарств иммунная система становится способна обнаруживать опухолевые клетки и самостоятельно их уничтожать.

Вопрос обеспечения лекарственными препаратами находится под контролем Минздрава России. Для лечения пациентов дневных и круглосуточных стационаров в 2020 году выделено 120 миллиардов рублей и запланировано выделить в 2021 году 140 миллиардов рублей.

Справка

Распространенность меланомы сегодня достигает 4-5 случаев на 100 тысяч населения, это пятый по распространенности тип рака.

Количество выявленных случаев заболевания продолжает увеличиваться — это связано и с улучшением диагностики, и выявлением меланомы на ранней стадии.

Но также играет роль неправильное поведение россиян на солнце — мы не привыкли защищать кожу от ультрафиолета, даже когда отправляемся на море в южные страны, туда, где солнце намного агрессивнее, чем в привычных нам северных широтах.

Более подробную информацию вы найдете на официальном портале Минздрава России об онкологических заболеваниях Onco-life.ru

Проект подготовлен в рамках федерального проекта «Борьба с онкологическими заболеваниями»

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *