Жизнь после операции. 9 практических советов

Вакцинация пациентов центра MSK от COVID-19

Центр MSK предлагает вакцину против COVID-19 всем пациентам в возрасте от 16 лет и старше. Записаться можно по этой ссылке.

Для записи пациента в возрасте 16–17 лет родитель/опекун пациента должен позвонить в офис лечащего врача.

Для получения дополнительной информации и в случае, если вы проживаете в штате Нью-Джерси, прочитайте этот материал

Эта информация научит вас, как делать упражнения для шеи и плеча после операции на шее.

Вернуться к началу

Об упражнениях после операции на шее

После операции у вас может оставаться чувство скованности и слабости шеи и плеча с той стороны, на которой проводилась операция. Упражнения, описанные в этом материале, помогут укрепить мышцы шеи и плеча и сделать их более гибкими. Это поможет вам восстановить амплитуду движений и работоспособность шеи и плеча.

Для вашего восстановления важно начать делать эти упражнения тогда, когда их назначит ваш врач. От этого также зависит, насколько хорошо будут работать ваши плечо и шея в будущем.

Если при выполнении этих упражнений вы чувствуете боль, у вас появилась тошнота, головокружение, отек или вы испытываете дискомфорт, прекратите упражнения и позвоните своему врачу.

Вернуться к началу

Советы для повседневной жизни

Во время восстановления вам может быть сложнее заниматься повседневными делами. Приведенные ниже советы должны вам помочь.

  • Следите за хорошей осанкой: плечи отведены назад и расслаблены, голова чуть отклонена назад. Это поможет расслабить ваши грудные мышцы и снимет нагрузку с мышц шеи и плеча.
  • Если вы ощущаете слабость со стороны, на которой была проведена операция, опирайтесь рукой о стол или подлокотник, когда вы сидите. Когда вы стоите, опирайте руку с прооперированной стороны на бедро или держите ее в кармане, чтобы уменьшить давление этой руки на плечо. Так вы снимете нагрузку с мышц и других частей шеи и плеча.
  • Во время сна лежите как можно дольше на спине. Если вам нужно лечь на сторону, не подвергнутую операции, вы можете положить руку на прооперированной стороне на подушку перед вами, чтобы случайно не потянуть плечо. Не ложитесь на прооперированную сторону, пока это не разрешит ваш врач или медсестра/медбрат.
  • Не поднимайте и не носите ничего тяжелее 3 фунтов (1,4 кг) на прооперированной стороне, пока вы не перестанете испытывать при этом боль. Для сравнения, утюг весит примерно 3 фунта (1,4 кг), а бутылка в 1/2 галлона молока (примерно 2 литра) весит 4 фунта (1,8 кг). Проконсультируйтесь со своим врачом или медсестрой/медбратом, прежде чем поднимать или носить что-либо весом более 3 фунтов (1,4 кг).
  • Воздержитесь от носки тяжелого портфеля на ремне или сумки на стороне, подвергнутой операции. Проконсультируйтесь со своим врачом или медсестрой/медбратом, прежде чем носить рюкзак или ранец.

Вернуться к началу

Советы по выполнению упражнений

Выполнение упражнений после операции на шее поможет вам быстрее восстановиться. Следуйте этим советам при выполнении упражнений.

  • Во время выполнения упражнений дышите нормально и не задерживайте дыхание.
  • Выполняйте упражнения медленно и плавно. Избегайте быстрых и резких движений.
  • Вы можете выполнять упражнения перед зеркалом, чтобы следить за своей осанкой.
  • Немедленно прекратите выполнять упражнение и позвоните вашему врачу, если оно вызывает боль или дискомфорт, или если у вас возникли тошнота, головокружение или отек.

Вернуться к началу

Упражнения

В этом разделе описаны упражнения, которые вам следует выполнять после операции на шее. Приступайте к выполнению этих упражнений только тогда, когда ваш врач или медбрат/медсестра подтвердит, что это безопасно и что ваш хирургический разрез достаточно хорошо зажил.

Выполняйте эти упражнения хотя бы два раза в день в течение трех месяцев. Если вы можете двигать плечом и ваша шея полностью восстановила подвижность до истечения трех месяцев, узнайте у врача, можно ли перестать выполнять упражнения. Если спустя три месяца вы все еще не можете двигать шеей или плечом, сообщите об этом своему врачу.

Жизнь после операции. 9 практических советов

Рисунок 1. Повороты для растяжки шеи

Повороты для растяжки шеи

  1. Осторожно поверните голову так, чтобы вы смотрели направо.
  2. Положите правую руку на левую щеку и челюсть. Слегка надавите рукой на голову, чтобы сильнее растянуть мышцы шеи (см. рисунок 1).
  3. Опустите голову вниз и поверните влево.
  4. Положите левую руку на голову и аккуратно надавите (см. рисунок 1).
  5. Повторите 10 раз.

    Затем повторите это движение в другом направлении 10 раз.

Жизнь после операции. 9 практических советов

Рисунок 2. Втягивание подбородка

Втягивание подбородка

  1. Сядьте или встаньте так, чтобы ваша спина и голова опирались на стену для поддержания правильной осанки.
  2. Втяните подбородок и попробуйте прижать заднюю поверхность шеи к стене (см. рисунок 2).
  3. Вернитесь в исходное положение.
  4. Повторите 10 раз.

Жизнь после операции. 9 практических советов

Рисунок 3. Боковая растяжка шеи

Боковая растяжка шеи

  1. Сядьте или встаньте и вытяните правую руку вниз.
  2. Положите левую руку на голову.
  3. Аккуратно потяните голову вниз и влево, чтобы растянуть мышцы с правой стороны шеи (см. рисунок 3).
  4. Удерживайте такое положение в течение 30 секунд, затем отпустите.
  5. Повторите 5 раз.

  6. Повторите эти движения с другой стороны шеи.

Жизнь после операции. 9 практических советов

Рисунок 4. Пожимание плечами

Пожимание плечами

  1. Поднимите плечи вверх по направлению к ушам (см. рисунок 4).
  2. Опустите их.
  3. Повторите 10 раз.

Жизнь после операции. 9 практических советов

Рисунок 5. Круговые движения руками

Круговые движения руками

  1. Сядьте или встаньте, опустив руки вдоль туловища, ладони поверните вперед, большие пальцы направьте в потолок.
  2. Поднимите руки вверх и поверните их по кругу назад (см. рисунок 5).
  3. Вернитесь в исходное положение.
  4. Повторите 10 раз.

Жизнь после операции. 9 практических советов

Рисунок 6. Отведение рук и плечей назад

Отведение рук и плечей назад

  1. Встаньте или сядьте, вытянув руки перед собой так, чтобы большие пальцы были направлены вверх.
  2. Отведите руки в стороны, сводя при этом лопатки (см. рисунок 6).
  3. Вернитесь в исходное положение.
  4. Повторите 10 раз. 

Жизнь после операции. 9 практических советов

Рисунок 7. Растяжка грудных мышц в дверном проеме

Растяжка грудных мышц в дверном проеме

  1. Встаньте в дверном проеме.
  2. Поставьте предплечья и кисти рук по бокам дверного проема на уровне плеч (см. рисунок 7).
  3. Аккуратно шагните вперед, пока не почувствуете легкое растяжение в области груди и в передней поверхности плеч. Спину держите прямо, плечи и шея расслаблены.
  4. Удерживайте это положение в течение 30 секунд.

  5. Вернитесь в исходное положение.
  6. Повторите 5 раз.

Жизнь после операции. 9 практических советов

Рисунок 8. Опускание челюсти

Опускание челюсти

  1. Сядьте или встаньте у зеркала, чтобы видеть свое лицо.
  2. Поместите кончик языка за верхние зубы.
  3. Медленно опустите нижнюю челюсть, чтобы открыть рот, удерживая язык у нёба (см. рисунок 8). Смотрите в зеркало и следите за тем, чтобы открывать рот ровно, не двигайте челюстью из стороны в сторону.
  4. Закройте рот.

  5. Повторите 10 раз. 

Жизнь после операции. 9 практических советов

Рисунок 9. Диафрагмальное дыхание

Диафрагмальное дыхание

  1. Лягте на спину или сядьте на стул со спинкой.
  2. Положите одну или обе руки себе на живот (см. рисунок 9).
  3. Медленно и глубоко вдохните через нос. Живот должен подняться, но верхняя часть груди должна оставаться неподвижной и расслабленной.
  4. Медленно выдохните через рот. Вместе с выдохом медленно и аккуратно подтягивайте живот к позвоночнику.
  5. Повторите 10 раз. 

Вернуться к началу

Влияние общего наркоза на организм человека

Постараюсь рассказать Вам о влиянии наркоза на организм человека, а в частности на головной мозг.

Наркоз – это состояние потери сознания, которое вызывается искусственно и характеризуется своей обратимостью. При наркозе возникает обезболивание, что позволяет применять его в хирургии с целью избавления пациента от страданий, связанных с ощущением физической боли.

Состояние наркоза достигается при помощи анестетиков, существует определенная врачебная специализация – анестезиолог, который подбирает оптимальную дозу и комбинацию препаратов исходя из индивидуальных особенностей организма пациента, кроме того имеет значение тип медицинского воздействия.

  Часто бывает так, что наркоз вызывает опасения у людей в значительной степени больше, нежели сама хирургическая операция. Помимо всего прочего, о наркозе ходит много слухов и кривотолков, некоторые опасаются, что наркоз может послужить причиной летального исхода.

Так ли это на самом деле? Как влияет наркоз на организм человека? Опасен ли он, повлияет ли наркоз на дальнейшие проблемы с памятью  и познавательные функции человека?

Не хочется никого обидеть, но очень часто слышу удивительные по безграмотности и невежеству высказывания о наркозе на этот счёт не только от обывателей, но и от врачей, но практически любой неанестезиолог с удовольствием скажет Вам глубокомысленно что-то вроде «наркоз – всегда наркоз» или «наркоз не конфетка».

Хорошо хоть большинство не повторяет общепринятых глупостей о том, что «наркоз отнимает 5 лет жизни у человека» или «действует на сердце».

Пациенты, которые идут на операции под общей анестезией с удовольствием пишут в различных форумах, как они боятся «общего наркоза», а хор доброжелателей им вторит: «да, да, наркоз – это как немножечко умереть», «у наркоза масса противопоказаний», «может быть аллергический шок!».

Такое ощущение, что без обезболивания можно обойтись и следить за соматическим состоянием пациента во время сложнейших и травматичнейших вмешательств не надо. Правда, никто не пишет, что боль весьма и весьма сильно влияет на здоровье, что не всё можно потерпеть.

Большинство из нас знает о наркозе то, что он применяется во время операций в качестве обезболивающего средства, на этом наши знания оканчиваются и начинаются страхи, переживания, домыслы.

Общее обезболивание, или наркоз является ограниченным по времени состоянием отсутствия сознания при введении специальных обезболивающих препаратов, в течение этого времени пациенту проводится хирургическая операция, после чего сознание больного восстанавливается.

Действия анестезиолога направлены на то, чтобы избавить пациента от боли в момент операции, а также для обеспечения нормального и безболезненного перехода в состояние сознания, с отсутствием у него дискомфорта.

О том, как влияет общий наркоз на организм человека, следует говорить исходя из того, какой именно вид наркоза применяется.  Общую анестезию разделяют по нескольким признакам, но мы углубляться не будем опять же, а лишь назовём и характеризуем основные виды, применяемые в практике.

На больших операциях на внутренних органах, расположенных выше диафрагмы, которая отделяет полость грудной клетки от брюшной, как правило, применяется наркоз с искусственной вентиляцией лёгких, а, при операциях на сердце, и с искусственным кровообращением.

Препараты для наркоза могут вводиться как внутривенно, так и с вдыхаемым воздухом, или же и тем и другим способом. Иногда такой наркоз подкрепляют ещё спинальной (субдуральной) или же эпидуральной анестезией, которые, в свою очередь, могут использоваться самостоятельно.

При спинальной анестезии препарат вводится под твёрдую мозговую оболочку в жидкость, омывающую спинной мозг на уровне его сегментов, ответственных за чувствительность в зоне операции. На срок действия анестетика эти сегменты и все те, которые находятся ниже их, становятся нечувствительными к боли, а анестезированные части тела – неподвижными.

При эпидуральной анестезии лекарство, её вызывающее, вводится над твёрдой мозговой оболочкой, на уровне нервных стволов, отходящих от спинного мозга и, омывая их, вызывает прерывание чувствительных и двигательных нервных импульсов в месте действия лекарства. Органы, расположенные ниже места операции могут быть, и не обезболены.

Оба вида такой анестезии считаются щадящими: они наименее агрессивны и обладают достоинствами общей и местной анестезии, при этом, практически, не имея их недостатков. Эпидуральная анестезия может быть ещё и продлённой. В этом случае над твёрдой мозговой оболочкой ставится тонкий катетер (трубка) который выводится наружу.

Его приклеивают к спине пациента и добавляют туда обезболивающие препараты: такое послеоперационное обезболивание является самым эффективным. Для таких видов обезболивания требуется очень небольшое количество препарата из группы местных анестетиков, до недавнего времени обезболивали лидокаином, но сейчас предложены препараты, действующие более длительно и эффективно в меньших дозах.

Анестезиолог выбирает вид наркоза на основании индивидуальных особенностей оперируемого, выбор зависит от его физического состояния, от того, какая операция проводится, имеет значение даже уровень квалификации хирурга и самого анестезиолога.

Для того, чтобы провести одну и ту же операцию разным людям, к ним могут быть применены разные виды обезболивания, для пациента подбирается идеальное сочетание препаратов, что достигается смешением разных препаратов и видов обезболивания.

Таким образом, значение специалиста-анестезиолога чрезвычайно трудно переоценить, этот врач обязательно присутствует при всех серьезных операциях.

  • Люди, перенесшие операцию, а, следовательно, общий наркоз, говорят о следующих симптомах и неприятных моментах после применения к ним обезболивающих препаратов:
  • Во-первых, возможны нарушения памяти, которые проявляться могут по разному, от малозаметных единичных случаев до регулярных и ярко выраженных, возникших резко.
  • Во-вторых, после применения наркоза некоторые отмечают нарушения сна, которые могут преследовать даже по прошествии нескольких месяцев после операции.

В-третьих, непосредственно после операции, применение наркоза может вызывать головные боли, галлюцинации, нарушения слуха и речи. Все эти симптомы, как правило, проходят в ближайшие часы после применения наркоза.

И это далеко не полный перечень неприятностей, которые могут быть вызваны применением наркоза, о чем говорят люди, перенесшие это.

Теперь поговорим о влиянии общего наркоза на головной мозг:

Одними из последствий наркоза являются нарушение памяти, снижение внимания, а также ухудшение способности к обучению. Описанные выше расстройства в медицине называются послеоперационной когнитивной (познавательной) дисфункцией. Наблюдающиеся после наркоза нарушения памяти всегда доставляют пациентам много хлопот.

Пациентов беспокоит, что произошло после наркоза с их памятью, как долго это будет длиться, что можно предпринять, чтобы облегчить состояние. Как правило, анестезиологи не могут дать чётких ответов на поставленные выше вопросы. Нарушение памяти после наркоза является не таким уж редким осложнением.

Большинство исследований, касающихся посленаркозных нарушений памяти, были посвящены операциям на сердце. Было показано, что в течение первой недели после проведенного наркоза нарушения памяти встречаются у 30-80% кардиохирургических пациентов.

Пациенты, которым выполнялись не кардиохирургические операции подвержены несколько меньшему риску развития нарушений памяти после наркоза. Так, в первую неделю после наркоза снижение памяти и внимания отмечается у 25% пациентов, а через 3 месяца – у 10% пациентов.

Существуют работы, которые показывают, что после перенесенного наркоза когнитивные расстройства могут сохраняться на протяжении года и более.

Учёные не пришли к единому мнению какой вид анестезии оказывает наименьшее влияние на головной мозг.

По мнению одних, такие нарушения познавательных функций, как память, внимание и обучаемость, встречаются с одинаковой частотой, как при общей анестезии, так и при регионарных методах обезболивания (спинальной анестезии; эпидуральной анестезии). По заключению других, регионарная анестезия связана с меньшим количеством инцидентов нарушения памяти и внимания.

Нет четкого ответа применительно вредности или безвредности отдельно взятых препаратов для наркоза. Считается, что в развитии нарушений памяти во время наркоза имеют значение резкие сдвиги в доставке кислорода к головному мозгу.

При проведении анестезии возможно развитие определенных состояний, с которыми связано развитие временного кислородного голодания коры головного мозга.

Эти состояния связаны со значительным падением артериального давления и выраженным снижением содержания кислорода в крови.

Несмотря на то, что причины интеллектуальных посленаркозных нарушений продолжают оставаться неясными, учёные нашли ряд факторов, которые увеличивают риск развития нарушений внимания и памяти после наркоза: пожилой возраст, повторный наркоз, длительная по времени операция, низкий уровень образованности пациента, а также развившиеся после операции инфекционные и дыхательные осложнения.

Для того чтобы не пугать потенциальных пациентов, я как нейрохирург могу сказать, что зачастую, все проблемы с памятью и познавательными функциями обратимы! Существует достаточные арсенал средств для решения этого вопроса, которые в большинстве случаев помогут не привести к развитию осложнений или помогут в максимально быстрые сроки восстановить утраченные функции.

Самое главное, о чем хочу сказать в заключении – конечно всегда оценивается риск проведения анестезии и объема проводимого оперативного вмешательства. Всегда необходимо делать ВЫБОР!

Выбор конечно за Вами, но после объяснения КОМАНДЫ (анестезиолога и хирурга)  о развитии возможных за- и против — и о возникновении возможных осложнений.

Под словом КОМАНДА подразумеваю слаженный коллектив (анестезиолога, хирурга, медициских сестер) который работают в одном  направлении — во благо пациента с хорошим качеством жизни!

Динамическое наблюдение за пациентами и их качество жизни после радикальной простатэктомии по поводу рака предстательной железы

  • Кафедра урологии, Военно-медицинская академия, С-Петербург

Внедрение в урологическую практику исследования простатического специфического антигена сыворотки крови и мультифокальной биопсии простаты под ультразвуковым наведением позволило повысить эффективность диагностики рака предстательной железы (РПЖ) на ранних стадиях заболевания, в том числе и у мужчин более молодого возраста и значительно увеличить продолжительность жизни этих пациентов после радикальных лечебных мероприятий. Одним из основных методов лечения больных с клинически локализованным РПЖ является радикальная простатэктомия (РПЭ). За последние два десятилетия она применяется все чаще, что обусловлено детальным изучением анатомии таза и совершенствованием хирургической техники. [Wingo P. A., 2000, Walsh P. C., 2002]. Однако, несмотря на успехи в лечении больных, страдающих аденокарциномой простаты у значительной части больных развивается рецидив заболевания. По данным литературы после радикальной простатэктомии его регистрируют в 20,0-40,0 % случаев. Из них у трети пациентов рецидив заболевания диагностируют более чем через пять лет после проведенной операции (Djavan B. et al, 2003; Khan M. A. et al, 2003; Ward J. F. et al, 2003). В США рецидив РПЖ ежегодно обнаруживается более чем у 50 тыс. мужчин, перенесших лучевое или оперативное лечение по поводу клинически локализованных форм (Moul J. W., 2003). Наблюдение за этой категорией больных связано с диагностической и лечебной дилеммой, которая заключается в том, что большинство мужчин ко времени наступления рецидива аденокарциномы простаты имеют относительно благополучное состояние здоровья. Назначение им дополнительного лечения увеличивает продолжительность жизни, но при этом в определенных случаях ухудшается ее качество (Amling C. L., 2006).

Основной целью динамического наблюдения за пациентами, перенесшими РПЭ по поводу РПЖ, является раннее выявление рецидива заболевания и применение соответствующего лечения.

До внедрения в клиническую практику исследования ПСА сыворотки крови, диагностическим критерием рецидива заболевания считалось выявление пальпируемых масс в ложе предстательной железы или обнаружение метастазов опухоли с помощью сцинтиграфии и/или лучевых методов диагностики.

Применение мониторирования ПСА в послеоперационном периоде дало возможность диагностировать биохимический рецидив рака предстательной железы задолго до развития его клинических признаков.

Определение биохимического рецидива РПЖ. Исследование ПСА сыворотки крови является краеугольным камнем динамического наблюдения после различных видов лечения РПЖ.

На сегодняшний день отсутствуют четкие диагностические критерии рецидива онкологического процесса с помощью показателей ПСА сыворотки крови.

Специалистами клиники Мейо (США) рекомендовано использовать для определения биохимического рецидива болезни уровень ПСА сыворотки крови соответствующим 0,4 нг/мл и более. Однако, более чем у половины пациентов со значительно меньшим уровнем ПСА ( 20 нг/мл

45 (34,88 %) 44 (34,11 %)

40 (31,01 %)

Клинический диагноз Т 1 Т 2Т 3 40 (31,01 %) 77 (59,69 %)12 (9,3 %) Патологический диагноз pT0 рТ2 рТ3рТ4 7 (5,43 %) 58 (44,96 %) 61 (47,29 %)3 (2,32 %) рN0 pN1 117 (90,7 %) 12 (9,3 %) Сумма Глисона < 7 7> 7 105 (81,4 %) 17 (13,18 %)7 (5,42 %) Неоадъювантная терапия Нет Да 101 (78,29 %) 28 (21,71 %)

С целью ранней диагностики рецидива заболевания в послеоперационном периоде у всех оперированных исследовали уровень ПСА сыворотки крови через 1 мес. после операции, затем 1 раз в квартал на протяжении первого года наблюдения и далее каждые 6 мес., а также проводилось рутинное пальцевое ректальное исследование ложа предстательной железы.

Биохимический рецидив заболевания наступил у 59 (45,74 %) мужчин в сроки от 1 до 60 мес. после оперативного лечения (рис. 1). У третьей части (20 чел.) из них он обнаружен менее чем через 6 мес., что свидетельствует о метастатическй форме онкологического процесса, у 1/4 (16 чел.

) — в течение второго полугодия и у остальных (23 чел.) — в сроки от 2 до 5 лет после оперативного вмешательства. Для лечения рецидива заболевания использовали различные методики андрогенной блокады: хирургическая кастрация у 34 пациентов, медикаментозная — у 17.

Антиандрогены получали 8 мужчин.

Рисунок 1. Частота биохимического рецидива после позадилонной радикальной простатэктомии по поводу рака предстательной железы.

За время наблюдения умер 21 (16,28 %) мужчина в сроки от 4 до 60 мес. после операции (рис. 2). У 9 (7,32 %) чел. летальный исход наступил через 31,56±17,04 мес. после операции в результате прогрессирования рака предстательной железы (рис. 3), у остальных — по другим причинам.

Общую оценку качества жизни оперированных больных мы проводили с помощью опросника SF-36, а также с помощью разработанного нами специализированного Универсального опросника качества жизни больных раком предстательной железы.

Всего анкетировано 78 пациентов. Пациенты заполняли анкеты самостоятельно при визите к врачу. Срок наблюдения после операции оставлял не менее 5 лет.

Полученные данные мы сравнивали с результатами, полученные при анкетировании 159 мужчин без рака простаты (контрольная группа).

Рисунок 2. Общая 5-летняя выживаемость после позадилонной радикальной простатэктомии по поводу рака предстательной железы.

Рисунок 3. Раково-специфическая 5-летняя выживаемость после позадилонной радикальной простатэктомии по поводу рака предстательной железы.

  • Результаты исследования приведены в таблице 2.
  • Таблица 2
  • Показатели качества жизни у больных РПЖ после позадилонной радикальной простатэктомии (методика SF-36)
Физическое функционирование Контрольная группа 84,06±15,3 0,05
РПЖ 80,29±17,39
Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием Контрольная группа 79,95±32,03 0,05
РПЖ 70,9±14,99

Как следует из таблицы 2 качество жизни пациентов, перенесших позадилонную радикальную простатэктомию по поводу рака предстательной железы, ниже, чем в контрольной группе.

Через пять лет после оперативного вмешательства пациенты отмечали существенное ухудшение здоровья, которое ограничивало выполнение физических нагрузок (самообслуживание, ходьба, подъем по лестнице, переноска тяжестей и т.п.) и повседневную деятельность.

При этом практически все пациенты отмечали уменьшение объема выполняемой повседневной работы, вследствие ухудшения эмоционального состояния.

Исследование специфических изменений (осложнений), возникавших у пациентов вследствие лечения рака предстательной железы выполнено с помощью разработанного нами Универсального опросника качества жизни больных раком предстательной железы.

Он включает четыре шкалы, позволяющие оценить степень изменения качества жизни пациентов, обусловленные нарушениями функции мочеиспускания, толстого кишечника, а также половой и гормональной функций при различных видах лечения рака простаты. Каждая из шкал подразделяется на подшкалы (табл. 3).

Более высокие показатели при оценке функции свидетельствуют о меньшей степени ее нарушения.

Таблица 3.

Универсальный опросник исследования качества жизни больных раком предстательной железы

Функция мочеиспускания Нарушение функции Беспокойство, вследствие нарушения функции Ирритативные/обструктивные расстройства Недержание мочиНарушение жизнедеятельности 5 8 4 43
Функция толстого кишечника Нарушение функции Беспокойства, вследствие нарушения функцииНарушение жизнедеятельности 7 73
Половая функция Нарушение функции Беспокойства, вследствие нарушения функции 6 7
Гормональная функция Нарушение функции Беспокойства, вследствие нарушения функции 5 5

У пациентов, перенесших радикальную простатэктомию пять и более лет назад нарушения функции мочеиспускания проявляются недержанием мочи, частыми мочеиспусканиями в дневное и/или ночное время, императивными позывами, затрудненным мочеиспусканием.

Недержание мочи легкой, средней и тяжелой степени выявили у 13 (16,67 %), 8 (10,26 %) и 4 (5,13 %) мужчин, соответственно. Большая часть обследованных (66 чел.

, 84,62 %) сообщила, что нарушения функции мочеиспускания не вызывают беспокойств по этому поводу или они незначительны, тогда как 12 (15,38 %) — заявили, что оно создает для них большую проблему.

Каждый шестой мужчина (17,95 %), перенесший РПЭ считает, что нарушения функции мочеиспускания приводит к значительному ограничению профессиональной и социальной деятельности. Небольшая часть оперированных (7 чел., 8,97 %) считают, что нарушения функции мочеиспускания постоянно ухудшают их качество жизни в значительной степени, 34 чел. (43,59 %) — что это происходит не часто и 37 (47,44 %) — что это вообще не влияет на качество жизни.

  1. Оценка функции мочеиспускания методом анкетирования пациентов перенесших позадилонную радикальную простатэктомию по поводу рака простаты и мужчин контрольной группы приведена в таблице 4.
  2. Таблица 4
  3. Результаты исследований функции мочеиспускания в опытной и контрольной группах
Возраст Контрольная группа 65,32±6,9 > 0,05
РПЖ 64,57±5,88
Нарушение функции Контрольная группа 97,19±5,38 0,05
РПЖ 80,2±18,85
Ирритативные/обструктивные расстройства Контрольная группа 84,48±16,08 > 0,05
РПЖ 83,6±17,18
Недержание мочи Контрольная группа 98,11±5,31

Николай Карпун:"Не стоит бояться наркоза"

Наш собеседник: анестезиолог-реаниматолог,
доктор медицинских наук, заместитель главного врача по медицинской части ГБУЗ «ГКБ№68
Департамента здравоохранения города Москвы»

Опубликовано: 23 октября 2017 г.

За последние годы мы забыли, что такое боль при лечении зуба, хирурги уверенно выполняют многочасовые операции, а в аэропортах висят загадочные медицинские дефибрилляторы. Все это стало возможно благодаря развитию анестезиологии и реанимации. Специалисты этой профессии умеют снимать боль и возвращать к жизни.

Многие пациенты больше самой операции бояться общего наркоза, бояться, говоря языком обывателя, от него «не отойти» или «отходить с трудом». Их страх оправдан или это очередной миф?

Для начала сразу развеем половину этого мифа: общего наркоза не стоит бояться, потому что его не существует. В переводе с греческого наркоз означает оцепенение, обездвиженность, то есть любая анестезия, при которой человек утрачивает сознание, это наркоз.

При этом человек должен спать, должен дышать, не должен чувствовать боль и должен быть хорошо расслаблен, чтобы напряжение мышц и тканей не мешали хирургу делать свою работу. Это четыре основных задачи анестезиолога, когда он дает наркоз или общую анестезию.

А еще анестезия бывает местная, когда человек находится в сознании, но ему не больно.

Она, в свою очередь, используется в виде проводниковой, когда врач вводит препарат в нервное сплетение и «отключает» руку или ногу, эпидуральная, когда введение препарата в эпидуральное пространство рядом с позвоночником может «отключить» сразу всю нижнюю половину тела, или инфильтрационной, когда хирург вводит препарат непосредственно в зону операции.

Хорошо, общая анестезия. Насколько она вредна для организма человека?

Начнем с того, что наркоз, как и хирургическая операция, для проведения которой этот наркоз необходим, это совершенно необычное и не совсем естественное состояние для нашего организма, стрессовое.

Человек погружен в глубокий сон, мышцы его полностью расслаблены, чего не бывает во время обычного сна, за него дышит аппарат, хирург нарушает целостность тканей, пациент теряет кровь, охлаждается и при этом  получает в вену коктейль из различных лекарств.

В общем, ситуация вынужденная, очень непривычная и явно не приносящая пользы. Мало того, она сопряжена с определенными рисками. С другой стороны, с помощью модернизации по трем основным направлениям современная анестезиология стала в разы безопаснее, чем еще в 70-е 80-е годы.

Настолько, что в наши дни смерть или развитие осложнений, связанных с анестезиологическим пособием, это очень большая редкость (1 случай на 300 000 анестезий) и всегда ЧП.

Что это за направления?

Во-первых, это введение визуального контроля при проведении анестезиологических манипуляций. То есть сегодня анестезиолог больше не работает «вслепую», благодаря УЗИ он видит, в какую вену или артерию ставит катетер, при интубации часто используют видеоподдержку.

Второе – значительный прогресс фармакологии, которая позволила использовать препараты, практически не оказывающие негативного влияния на органы. Яркий пример – это внедрение ксенонового наркоза.

Инертный газ ксенон не только не оказывает отрицательного влияния на организм, но в ряде патологических состояний доказано его положительное влияние на головной мозг, печень и другие органы. К сожалению, внедрению ксенона пока мешает его высокая стоимость.

Сегодня успешно применяются современные ингаляционные галогенсодержащие анестетики, такие как севофлюран и десфлюран. Эти препараты также легко управляемы и позволяют наряду с хорошим анестетичеким эффектом осуществлять комфортный и быстрый выход из состояния общей анестезии.

Разработаны опиоидные анальгетики и гипнотики короткого и ультракороткого действия, то есть врач с точностью до минуты рассчитывает время, на которое нужно погрузить пациента в глубокий сон.

Третье – разработка современной линейки оборудования, которое работает по принципу обратной связи с организмом, не дает утечек наркозных газов, при этом предоставляет возможность досконально контролировать почти все функции организма. Ну и верхушка айсберга – командный подход к работе, когда каждый специалист — это важное звено единого механизма. Создание надежной команды (хирургов и анестезиологов) в операционной это тоже большая работа, требующая специального обучения. Отрадно, что в стране созданы отличные тренинг-центры для анестезиологов-реаниматологов, где врачей учат действовать по алгоритмам и работать в команде.

На Западе проводятся курсы реаниматологии для населения – оказывать экстренную помощь учат всех: детей, домохозяек, офисных клерков. Отсюда хороший результат, показатели выживаемости при клинической смерти «на улице» у них намного лучше.

И все-таки, существуют ли какие-либо временные рамки продолжительности наркоза? Например, 5 часов операции это еще нормально, а 6 – уже серьезный вред для организма.

Таких временных рамок не существует.

На нынешнем уровне анестезиологии вред от наркоза минимален, можно оперировать довольно длительное время, например в трансплантационной или восстановительной микрохирургии, но здесь на первый план выходят другие факторы риска – организм обездвижен, постепенно происходит потеря  жидкости и электролитов, снижается температура тела.

Но и это сегодня решаемо, используются специальные матрасы, больного во время операции подогревают, доктора четко рассчитывают потерю жидкости и возвращают ее внутривенно, в общем, даже длительный наркоз в наше время безопасен. Известны случаи, когда операции продолжались около суток, наркоз при этом не вызвал осложнений.

Как вы считаете, по какому пути пойдет дальнейшее развитие анестезиологии?

Тренд последних лет – возвращение к различным модификациям местного  обезболивания.

Опять же, за счет значительного прогресса фармакологии и ультразвуковой навигации сегодня разработаны эффективные и безопасные препараты для местной анестезии, позволяющие надежно обезболить зону операции как на время самого вмешательства, так и в  послеоперационном периоде.

Этого вполне достаточно, чтобы пациент не чувствовал боли, не требовал обезболивающих на первые-вторые сутки. Ну и конечно будут совершенствоваться те направления, о которых мы говорили раньше – визуализация, разработка «умных» аппаратов для поддержания  жизненных функций (дыхание, кровообращение).

Многие сомневаются – стоит ли рожать под эпидуральной анестезией?

Эпидуральная анестезия – уникальный метод. Достаточно ввести анестетик в эпидуральное пространство (которое проходит вдоль позвоночника), чтобы выключить чувствительность ниже места установки катетера.

Благодаря этому методу схватки становятся менее болезненными, сами роды протекают спокойнее. У метода есть и немаловажное психологическое значение – зная, что роды будут проходить под эпидуральным блоком, женщина не так сильно переживает.

Но надо понимать, что заказать анестезию перед родами со стопроцентной гарантией не получится. Если схватки не слишком активные, развивается слабость родовой деятельности, использование эпидуральной анестезии еще больше ее ослабит, а значит повысит риски для матери и ребенка.

В этом случает обезболивать роды не будут, даже если это обговаривалось заранее. Если же все проходит штатно, ничего плохого в эпидуральной анестезии нет.

Сегодня можно выбрать как проходить малоприятные процедуры – гастро- и колоноскопию, под наркозом или «на живую». Что вы посоветуете?

 Сегодня непрямой массаж сердца с успехом делает робот. Пока аппарат, напоминающий ладонь, закрепленную на специальной дуге, ритмично надавливает на грудную клетку, врач может уделить время другим способам оживления.

Действительно, многие предпочитают избежать неприятных ощущений и, что называется, «проспать» все исследование. Обычно для этого анестезиолог использует внутривенное введение пропофола – очень удобного с медицинской точки зрения препарата.

  Правильно рассчитав дозировку, можно погрузить человека в глубокий сон с точностью до секунды. Если исследование затянется, врач просто добавит немного лекарства и сон продолжится. Под наблюдением специалиста такой наркоз абсолютно безопасен.

 Кстати, проснувшись после завершения исследования, многие рассказывают о ярких сновидениях, даже несмотря на то, что исследование продолжается всего несколько минут.  

Иногда люди после операции жалуются на нарушения памяти, рассеянность. Можно ли избежать этого осложнения?

Современные газы и лекарства для анестезии практически не оказывают негативного влияния на головной мозг. Но во время операции могут происходит и другие процессы, способные воздействовать на центральную нервную систему.

Например, перепады артериального давления, временное перераспределение крови, а иногда за кровоснабжение мозга вообще отвечает аппарат,  как на этапе искусственного кровообращения при кардиохирургических операциях.

Факторов, способных повлиять на голову много, но и анестезиологи не дремлют. Следят за глубиной наркоза и активностью мозга с помощью специальной аппаратуры. Применяют нейропротекцию – комплексную  систему защиты нервных клеток.

Это могут быть и специальные лекарственные препараты,  и механические способы, самый простой и действенный из которых – обкладывание головы пациента ледяной крошкой.

Теперь несколько слов о оживлении человека. Какими успехами может похвастаться современная реаниматология?

В этой области за последние годы также очень многое сделано, те же аппараты стали намного более адаптированными к нашему организму, они не только поддерживают жизнедеятельность органа, но и сами реагируют на изменения, не навязывая организму свои услуги, но работая «на подхвате», в той серой зоне, где своих сил не хватает. Высокие технологии приходят одна за одной, уже сегодня людям с высоким риском внезапной смерти мы имплантируем кардиовертер-дефибриллятор. Такой прибор самостоятельно наносит электрический разряд, если опасно срывается сердечный ритм. Человек даже не успевает испугаться, как сидящий глубоко внутри маленький приборчик уже спас ему жизнь. Или недавний случай из практики нашей больницы – молодой пациент поступил с тяжелой внебольничной пневмонией, поражение легких практически не оставляло шансов на благоприятный исход. Больной был переведен в центр ЭКМО (экстракорпоральная мембранная оксигенация), где ему подключили  аппарат, заменяющий работу  легких, и 10 дней он жил с его помощью. А на десятый день функция легких стала восстанавливаться и больной был переведен на самостоятельное дыхание. Еще 5-7 лет назад вероятность выздоровления этого пациента была нулевая, а сегодня он спасен.

Вы рассказали про тренд последних лет в анестезиологии, а есть ли что-то подобное в реанимации?

Если выделять самое новое и самое перспективное, то это конечно временная гипотермия или гибернация всего организма. Например, пациент перенёс клиническую смерть, с трудом удалось его реанимировать, органы и ткани сильно пострадали. Тогда мы помещаем пациента в специальную гипотермическую камеру, и снижаем температуру его тела до 33-34 градусов С.

Все процессы в организме замедляются, обмен веществ снижается, мы как бы уменьшаем нагрузку на организм, даем ему восстановиться. Через несколько дней или недель такого анабиоза у человека словно прибавляется сил, он пережил кризис и снова готов бороться за свою жизнь.

Первые результаты исследования этого метода дали очень хорошие результаты, он обязательно станет одним из этапов реанимации в ближайшем будущем.

На Западе в аэропортах, в метро, в кафе и кинотеатрах висят электрические дефибрилляторы. Насколько такое приближение реаниматологии к народу себя оправдало, и не пора ли их вешать у нас?

Эта программа помогла спасти не одну сотню жизней. Но здесь важен тот факт, что наши западные коллеги очень много внимания уделяют обучению людей основам реанимации.

Там непрямой массаж сердца, искусственное дыхание и дефибрилляцию обязаны хорошо делать и парамедики, и пожарные, и полицейские, и спортивные тренеры, многие обычные люди посещают бесплатные курсы обучения и тоже готовы помочь умирающему.

К сожалению, у нас даже представители этих служб далеко не всегда способны правильно оказать первую помощь. Среди обычных граждан таких вообще единицы. Поэтому сначала надо наладить процесс обучения, а уже вторым этапом вешать дефибрилляторы на вокзалах.

Повторюсь, что первые шаги в этом направлении сделаны, будем надеяться в ближайшем времени и мы станем более ответственными за жизнь ближнего.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *