Экстренное заседание бизнес-лаборатории "Риски эстетической медицины"

Общий объем рынка медицинских услуг Новосибирской области превышает 40 млрд руб. в год. В частности, регион занимает первое место по объему платных медуслуг в Сибири

По итогам прошлого года Новосибирская область продолжает удерживать лидерство по объему оказанных платных медицинских услуг в Сибирском федеральном округе. Оборот составил 19,5 млрд. руб. Это на 3% больше, чем за прошлый аналогичный период. Об этом свидетельствуют данные консалтингового агентства R-аналитика.

По данным экспертов, в общем объеме платных услуг региона медицинские услуги составляют 11,6%. Почти треть всех платных медуслуг в Сибири приходится на Новосибирскую область. Общий оборот рынка медицинских услуг в Новосибирске за последние несколько лет рос. Так, согласно исследованиям BusinesStat, с 2015 по 2018 год он увеличился почти на 40% — до 39,7 млрд руб.

Наибольшую долю в стоимостном объеме рынка занимает сектор ОМС, почти 60% от общего объема. Далее идет платная медицина с долей 23,5%. Менее 10% занимают сектор теневых платежей и добровольного медицинского страхования.

Рост объема ОМС и платной медицины в Новосибирской области будет увеличиваться еще в течение, как минимум, трех лет. Это связано с расширением уже действующих лечебных учреждений, так и с появлением новых государственных и частных клиник.

Медицинский туризм и компетенции мирового уровня

Наращивать объем рынка медуслуг региону помогают уникальные учреждения, которым нет аналогов в других регионах. В Новосибирске — три клиники федерального уровня: ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр имени академика Е.Н. Мешалкина», ФГАУ МНТК «Микрохирургия глаза», Клиника иммунопатологии НИИФКИ и ФГБУ НИИТО.

Экстренное заседание бизнес-лаборатории "Риски эстетической медицины"

НИИТО им. Цивьяна. На фото Алексей Пелеганчук, кандидат медицинских наук, врач травматолог-ортопед нейрохирургического отделения № 2 (нейровертебрология)

По мнению экспертов, опрошенных РБК Новосибирск, в Новосибирске ежегодно растет число тех, кто едет в город с целью получения медицинских услуг. Наиболее развитые сферы: кардиохирургия, травматология, общая хирургия, урология, ЭКО и онкология.

Экстренное заседание бизнес-лаборатории "Риски эстетической медицины"
Андрей Гончаров, министр промышленности и торговли Новосибирской области:

— Новосибирской области жизненно необходимо развивать медицинский туризм. У нас есть крупные медицинские центры федерального уровня и это превосходно, они привлекают в регион людей в том числе и из-за рубежа.

Министр экономического развития Новосибирской области Лев Решетников, выделил медицинский туризм и санаторно-курортное лечение в числе крупнейших сегментов туристической отрасли в регионе.

В сфере медицинского туризма драйверы — клиника Мешалкина, клиника Федорова, ННИИТО им. Л.Я. Цивьяна, медицинский центр «Авиценна» и Дорожная клиническая больница.

«Все эти учреждения обладают современной базой оборудования, располагают инновационными технологиями и имеют лучшие команды врачей», — сказал Решетников.

Экстренное заседание бизнес-лаборатории "Риски эстетической медицины"
Сергей Дорофеев, руководитель Новосибирской областной ассоциации врачей и главный врач Городской клинической поликлиники № 1 Новосибирска:

— В Новосибирск едут в трех случаях: высокая стоимость услуг у себя в стране, недоступность или низкая скорость оказания услуг в домашнем регионе.

Уровень медицины находится в Новосибирске на высоком уровне и ничем не уступает ни американской, ни европейской, ни израильской медицине, а цены у нас ниже. Наоборот, люди, живущие там, приезжают к нам лечиться.

Популярностью среди иностранцев пользуются, например, стоматологические услуги, в том числе ортопедия и эндоскопические исследования.

По словам врача-организатора здравоохранения и общественного здоровья Александра Еловского, в Новосибирск приезжают за проведением процедуры ЭКО. Существенная часть таких туристов — это граждане России из соседних регионов.

Причем, можно делать процедуру, как за деньги, так и получить квоту по ОМС. Новосибирск обладает широкой базой знаний в этом вопросе. В городе начали применять ЭКО-технологии с 2001 года.

На сегодняшний день пять медицинских центров работают в этой сфере.

По мнению врача, в целом поток таких туристов формируется стихийно на уровне слухов или собственных знаний о том или ином центре. Есть риск, что в будущем медицинский туризм не будет так бурно развиваться, потому что другие регионы и соседние страны начали интенсивно вкладывать средства в развитие высококлассной медицинской помощи.

«Например, ближайший наш сосед, Казахстан, достаточно серьезно развивает медицинские мощности в городах по сердечно-сосудистой хирургии, по диагностике онкологических заболеваний, Опыта пока у них мало, но они развиваются интенсивно», — сообщил Еловский.

Перспективы и планы

Специалист, считает, чтобы сохранить и увеличить объемы медицинского туризма, нужно еще больше заниматься продвижением и разработкой этого направления.

«По моему опыту Южная Корея работает следующим образом: из Кореи приезжает делегация врачей из медцентров и чиновников. Они рассказывают на базе медцентров и турагентств о том, какую они оказывают помощь, демонстрируют возможности клиник. В итоге таких презентаций был очень успешно налажен поток «медицинских туристов» из Новосибирска в Корею», — добавил Еловский.

Председатель Новосибирской Ассоциации туристских организаций Светлана Фоменко рассказала, что в области есть большой потенциал по санаторно-курортному лечению.

«Это современные центры. Они оказывают реабилитационные услуги, проводят оздоровительные кампании. Это и курорт федерального значения Карачи, и комплексы в Бердске, Доволенском, Краснозерском и Новосибирском районах области», — сказала Фоменко.

Санатории в Новосибирской области обладают сильной лечебной базой и применяют в лечении природные препараты и материалы: источники минеральных вод (питьевые, лечебные, наружного применения) и лечебные грязи. Многие санатории Новосибирской области являются многопрофильными.

Медицинские производства

Производство фармпрепаратов, материалов для медицины, БАДов, — одна из мощных сторон экономики региона. Основу отраслевого кластера составляют крупные производители фармпрепаратов и БАДов.

ПКФ Обновление (Renewal) стал победителем отраслевой премии SmartPharma Awards 2020 в номинации «Выбор фармацевта: Российские МНН-дженерики». Сейчас в портфеле Renewal находится более 100 МНН-дженериков.

В регионе работают крупный производитель вакцин и пробиотиков АО «Вектор-БиАльгам», производитель инъекционных растворов в ампулах и пластырей «Новосибирскхимфарм», производитель антибиотиков ПКФ «Пребенд», контрактные производства БАДов и продуктов для здорового питания.

В пандемию особую актуальность приобрели разработки, используемые в борьбе с SARS-Cov-2. В июле запущена третья производственная линия одного из главных компонентов тест-систем на коронавирус — дезокситрифосфата на ООО «Биосан». Практически каждый ПЦР-анализ, проводимый в российских клиниках, осуществляется с использованием компонентов, произведенных компанией «Биосан».

Также в Новосибирской области базируются крупные поставщики — например, в Кольцово находится офис одного из крупнейших российских фармдистрибьютеров компании «Катрен».

Научные разработки мирового уровня

Регион славится большой научно-производственной базой в сфере биотехнологий, фармации и медизделий.

В Новосибирской области расположен один из крупнейших научных вирусологических и биотехнологических центров России «Вектор».

Специалисты центра занимаются фундаментальными исследованиями возбудителей особо опасных и социально значимых вирусных инфекций, разработкой и внедрением диагностических, лечебных и профилактических средств.

Экстренное заседание бизнес-лаборатории "Риски эстетической медицины"

В конце июля начались клинические испытания на добровольцах вакцины от COVID-19 в центре «Вектор» Минздрав НСО

Также фундаментальные исследования проводят институты СО РАН. Так, Институт химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН специализируется на научных исследованиях в области разработки новых противоопухолевых препаратов, средств диагностики, компонентов тест-систем на возбудителя коронавируса SARS-Cov-2.

Институт цитологии и генетики СО РАН занимается получением новых фундаментальных знаний в области молекулярной генетики и клеточной биологии. На основе прорывных генетических технологий создаются разработки для агропромышленного комплекса, медицины и биотехнологии. Учреждение насчитывает более 1 тыс. 500 сотрудников, более 500 научных работников.

Пояс внедрения

Важно, что в Новосибирской области путь от разработки до производства сокращен, в регионе работают сотни научно-практических и внедренческих компаний. В Новосибирске успешно работают Академпарк, где создан кластер биотехнологий.

Биотехнологический кластер Академпарка имеет необходимые инфраструктурные, коммуникационные и информационные ресурсы для реализации инновационных проектов: от идеи до организации производства и вывода инновационных продуктов на рынок. На базе кластера создано более 30 стартапов.

В Академпарке работает наноцентр «СИГМА.Новосибирск», которая серийно создает технологические стартапы от идеи до продажи готового бизнеса. Сейчас в группе компаний «СИГМА.Новосибирск» развивается 98 стартапов, в том числе по направлению медицинские биотехнологии, функциональные материалы, специализированная химия.

Другой площадкой внедрения стал Биотехнопарк в наукограде Кольцово. Он аккумулирует компании, занимающиеся исследованиями, разработкой и производством в сфере биотехнологий и смежных областях. На площадке создана вся необходимая инфраструктура для резидентов.

Сейчас первая очередь уже заполнена резидентами, идет подбор земельного участка для второй очереди. Также в Биотехнопарке создан мощный лабораторный комплекс, в него входят химико-аналитическая, микробиологическая и клинико-диагностическая лаборатории.

Планируется создание токсикологической лаборатории.


Александр Зырянов, генеральный директор Агентства инвестиционного развития Новосибирской области:

  • — Перспективы развития Биотехнопарка — это подбор участка для формирования второй очереди парка и проработка его инфраструктурного обеспечения, привлечение новых резидентов, создание токсикологической лаборатории, расширение области аккредитации лабораторий, создание производственного участка по выпуску медицинских изделий для кардиологии.
  • В настоящее время резидентами Биотехнопарка выступают 10 компаний: в числе них, один из крупнейших поставщиков медикаментов в России АО «НПК «КАТРЕН», разработчик и производитель медицинских изделий для кардиологии ООО «Ангиолайн», производитель высокотехнологичных медицинских изделий ООО «НПК Эвипро».

Большая часть разработчиков объединены общей площадкой «Сибирский наукополис», которая поддерживается новосибирским правительством. Он базируется в границах Советского района города Новосибирска, наукограда Кольцово и города-спутника Бердска.

За последние пять лет компаниями медико-биологического направления кластера «Сибирский наукополис» было получено 36 патентов, проведено 27 международных исследований и 10 инициированных исследований в сотрудничестве с международными партнерами.

В числе компаний предприятие, занимающиеся разработкой и производством продукции для интервенционной кардиологии ООО «Ангиолайн интервеншионал девайс». Компания производит около 50 тыс. стентов в год. Также в это направление входит клиника Мешалкина, предприятие по разработке и производству высокотехнологичных медизделий ООО «НПК Эвипро».

Экстренное заседание бизнес-лаборатории "Риски эстетической медицины"

Осенью прошлого года в Кольцово открылся новый научно-исследовательский и производственный центр занимает 9,5 тыс. квадратных метров, что позволит нарастить ранее имевшиеся у «Ангиолайна» производственные мощности более чем вдвое ( пресс-служба)

  1. В Медико-технологический кластер Новосибирской области входят более 40 организаций, в том числе АО «НЭВЗ-Керамикс» выпускающий керамические изделия медицинского назначения: эндопротезы, имплантаты, имплантируемые системы.
  2. К биофармацевтическому направлению относятся производства фармацевтических, иммунобиологических препаратов и пробиотической продукции: АО «Вектор-БиАльгам», АО «Вектор-Медика», ООО «Био-Веста».
  3. Биотехнологический кластер включает более 50 компаний, в числе которых центр геномной селекции ООО «Семейный капитал», организация по оказаниию услуг в области генетики, нутригенетики и диетологии ООО «Национальный центр генетических исследований» и другие.

«Маржа 300% уходит в прошлое»: на чем сегодня зарабатывают российские клиники эстетической медицины

Экстренное заседание бизнес-лаборатории "Риски эстетической медицины" Getty Images Хороший клиент столичной клиники инвестирует в свою форму и здоровье не менее 0,5-1 млн рублей в год. За что современный житель мегаполиса готов голосовать деньгами сегодня? Во что нужно инвестировать владельцам клиник, чтобы бизнес был устойчив? Как работать с потребителем?

Как правило, в начале 2000-х салоны красоты и клиники открывались как семейный бизнес. Бизнес-модель выглядела примерно так: инвестиции в дорогостоящее оборудование — геотаргетинг в элитном переулке в историческом центре Москвы — дорогостоящий дизайн — дорогостоящий эксперт — база клиентов с доходами выше среднего. Окупаться получалось за год. Но к 2020 году ряд экономических кризисов, санкции, конкуренция со все новыми игроками рынка, пришедшими из разных сфер (в том числе из технологического сектора), внесли свои существенные коррективы. Клиенты сегодня ожидают wow-результат (как в фотошопе) за один сеанс, а не за полгода курсовых процедур. Такие завышенные ожидания повлияли на обновление и парка оборудования, и принципов работы (сегодня в тренде сочетанные методики, которые оказывают комплексное долговременное воздействие за 1-2 процедуры). При этом цена на услуги должна быть «антистресс», а сервис — высоким. 

Еще один фактор, негативно влияющий на маржу: существование серого рынка услуг. По оценкам, на него приходится до 40% трат потребителей на красоту и здоровье.

Зачастую врачи, прошедшие обучение в брендированных клиниках, открывают собственные кабинеты или приглашают пациентов домой на те процедуры, которые не требуют больших инвестиций в оборудование: контурная пластика филлерами, ботокс, пилинги, массажи, микротоки, уходы и т. д. А аппаратную диагностику, процедуры и операции проводят в клиниках.

Читайте также:  СПА как эко-проект. И не только...

 «Безусловно, как и другие операторы рынка мы, почувствовали тревожные сигналы активизации серого рынка и увеличение контрафакта, — рассказывает Марина Хрептик, врач-косметолог Seline Clinic.

— Со слов наших постоянных пациентов, их окружение ощущает скорее навязчивое давление со стороны частнопрактикующих докторов, которые всеми правдами и неправдами получают контакты и настаивают на якобы полной безопасности домашней медицины и готовности в любую пандемию провести требуемые процедуры на территории пациента. В данном случае мы готовы совместно с профессиональным медицинским сообществом и регуляторами рынка проводить мероприятия по сдерживанию разрастания «серого» сегмента».

Пандемия еще сильнее обострила стоявшие перед рынком вызовы. «После первой волны платежеспособный спрос на услуги индустрии красоты сократился на 12-17%.

По приблизительным оценкам, за последние 8 месяцев закрылись или фактически приостановили бизнес более 10% представителей индустрии красоты. Аналогичная судьба может постичь до конца текущего года еще 7-9% игроков», — делится оценками Денис Павленко, CEO Aldo Coppola.

 300%-я маржа отдельных процедур уходит в прошлое. «В условиях падения спроса и роста стоимости закупки импортных препаратов премиальные клиники вынуждены сокращать возросшую себестоимость за счет снижения маржи, — рассказывает Марина Хрептик из Seline.

— Наши пациенты крайне разборчивы: недопустимо снижение качества оказания медицинских услуг, мы не можем сокращать издержки в этой части». 

Социальные тренды за 20 лет сильно изменились. Пациенты не готовы инвестировать в маскировку старости, а только в истинный ageless. Их волнует не количество морщин, а персонализированные маркеры старости: капитал здоровья, энергичность, стрессоустойчивость, даже такие детали, как походка и запах тела.

Интерес вызывают все продукты и бренды, оказывающие влияние на качество здоровья, продолжительность жизни, омоложение и бьютификацию внешности в широком смысле слова. Изменилось и содержимое концепции «премиум» на рынке. Это точно больше не фонтаны в интерьере.

  «Эксклюзивное отношение — это то, за счет чего сегодня могут конкурировать за клиентов бренды на тесном рынке в своей нише, — говорит Александр Лихтман, директор коммуникационного агентства 2L, эксперт ВШЭ по диджитал-маркетингу.

— А новая социальная реальность и новое поколение расставило свои акценты: осознанное потребление, экологичность, толерантность».  В результате позиционирование клиник с подходом «красота через здоровье» сегодня понятно всем целевым аудиториям.

В основе современного здравоохранения — фокус на целостный подход к лечению пациентов, идеология 4П: персонализация, предикция (предсказательная медицина), превентивность (профилактика), парсипативность (совместная работа врача и пациента, основанная на партнерстве и взаимной ответственности). И этот мировой тренд очень актуален в России.  

Многие клиники эстетической медицины под влиянием изменения потребительского спроса трансформировались в кластеры, объединяющие те сферы, которые взаимно дополняют друг друга и позволяют закрыть основные потребности современного пациента мегаполиса.

Например, Клинический институт эстетической медицины (КИЭМ) работает сегодня как многопрофильный медицинский центр: «У нас есть эстетическая медицина с вектором anti-age, стоматология, гинекология, терапия, артрология, остеопатия и другие направления, — отмечает Андрей Аленичев, директор КИЭМ, к. м. н., врач-косметолог, дерматовенеролог.

— Важнейший инструмент, наш «мотор» в продвижении — профессионализм наших докторов и современные эффективные и безопасные технологии. Среди нашей категории пациентов прямая реклама не всегда работает, скорее служит подкреплением. А рекомендации коллег, друзей, родных и то, как они выглядят, посещая нашу клинику, — главным мотиватором к визиту.

Мы это чувствовали на старте, изначально обозначив себя как «клинику личных рекомендаций». 

«Российские пациенты с доходом выше среднего в вопросе выбора центра по улучшению качества внешности имеют стремление к бутиковым форматам, что дает им ощущение персонализации и высокого сервиса.

Врач-косметолог сегодня должен обладать огромным кругозором, чтобы дать пациенту прогнозируемый результат: кожа — отдельный орган, по его состоянию можно определить и нарушения других систем. Таким образом мы, врачи-косметологи, часто становимся входными воротами для диспансеризации качества здоровья.

Это и приводит к расширению матрицы услуг», — объясняет Юлия Чеботарева, главный врач клиники «Эстелаб», член ASLMS. 

Пандемия стала серьезной проверкой для бизнес-моделей и правильности выбранной стратегии. Для передовых игроков COVID не стал причиной существенного падения выручки и началом затяжного кризиса.

Комплексная бизнес-стратегия группы компаний «Медси» рассчитана на оказание услуг по принципу «Медицина 360»: от первичного амбулаторного приема врачами всех специализаций до сложных стационарных кейсов с хирургическим вмешательством и комплексной терапией.

Поэтому даже прогнозируемое снижение количества посещений в 2020 году ввиду пандемии COVID не повлияло на общий прогноз по году. «В 2020 году мы прирастем в среднем еще на 10%, до 24 млрд рублей выручки, сохранив OIBDA/margin на уровне 18%», — отмечает Родион Ступин, операционный директор ГК «Медси».

Для сильных игроков кризис открыл новое окно возможностей. Так, одна из главных статей затрат клиник и центров красоты с учетом возросших требований клиентов и конкуренции — оборудование.

Как отмечает Денис Павленко из Aldo Coppola, собственники медицинского бизнеса постоянно должны «удивлять» и стремиться к обновлению парка оборудования, препаратов и протоколов, чтобы эффективно конкурировать. По его словам, раньше компании не обладали возможностью получить новейшую аппаратуру с многомесячной отсрочкой оплаты или в беспроцентный лизинг.

«Теперь производитель или дистрибьютор субсидирует процентную ставку или даже предоставляет оборудование на условиях аренды. Мы воспользовались этой возможностью и скоро в нашей сети центров красоты появятся новинки в области аппаратной косметологии», — отмечает Павленко.

 Есть в отрасли и примеры импортозамещения — инвестиции в разработку собственного оборудования, продуктов.

«Скачки курса валют, санкции, а также желание получить в одном продукте все преимущества ассортимента из разных стран формируют устойчивое желание создать свой собственный бренд и таким образом усилить капитализацию своего бизнеса в условиях бесконечных кризисов. Так родился мой private label «Красивое лицо всегда» — производство продуктов для перманентного татуажа (доля в общем обороте 33,1%). А после самоизоляции увеличился и спрос на перманентные услуги — рост на 7,5%», — признается Юлия Чеботарева из «Эстелаб». 

С одной стороны, очевидно, что изменение отношения людей к своему здоровью, тренд на ЗОЖ и увеличение продолжительности жизни должны вести к росту индустрии медицинских услуг. С другой — в отличие от ситуации конца 1990-х годов — открытие салона или клиники сегодня требует гораздо более профессионального подхода.

Андрей Волохов, член правления Fairdip Investment Group, прогнозирует рост интереса к франшизам сильных игроков на этом рынке. «Многие топ-менеджеры лишились работы, те, кто задумывался о создании своего бизнеса, скорее всего, будут инвестировать во франчайзинг, — уверен Волохов. — По итогам 2021 года прирост составит примерно 30%».

 Запуск франшизы — это всегда результат стандартизации и налаженного в собственных учреждениях прозрачного управления. В марте 2020 года под франшизу «Медси» вошла первая клиника возле метро Тульская. Теперь ее пациентам доступны по франшизе все преимущества сети — медицина полного цикла.

«Можно сказать, что пандемия подтвердила преимущества быть частью большой сети: мы обеспечили франчайзи и пациентопотоком, и выручкой, — говорит Родион Ступин.

— Более того, мы рассматриваем франчайзи как полноценного партнера в бизнесе: подключаем клинику к нашему контакт-центру и личному кабинету SmartMed, включаем во все взаимоотношения с поставщиками и вендорами, настраиваем маршрутизацию тестов с нашими лабораториями и оказываем содействие как в получении лицензии, так и в соблюдении требований законодательства».

Цифровая реальность изменила и потребности клиентов, и способы коммуникации с ними. Новые технологии позволяют конечным потребителям лучше управлять на сегодняшний день своим главным капиталом — здоровьем и молодостью.  

Те бренды, которые еще до пандемии к своей научной экспертизе добавили инвестиции в цифровизацию, безусловно, останутся королями рынка: они могут адекватно и быстро отвечать на возникающие новые вызовы.

Электронные личные кабинеты, где пациенту удобно получать и хранить свои персональные данные, заказывать услуги, проводить ежедневный мониторинг здоровья, постепенно становятся стандартом.

 Медицинский коучинг и мониторинг здоровья — новые направления развития, которые привлекают и игроков из других секторов.

«Мы видим растущую популярность разного рода ЗОЖ-сервисов, а также множество различных медицинских тестов и программ на их основе», — отмечает Александр Пилипчук, директор по цифровым технологиям и автоматизации бизнес-процессов «Медси» (группа инвестировала 500 млн рублей в запуск совместной с биохакинговой компанией Bioniq федеральной healthtech-платформы). 

Еще одно направление развития, заслуживающее внимания всех инвесторов в бизнес, связанный с красотой и здоровьем, — телемедицина. Пандемия резко увеличила спрос на сервисы удаленных консультаций с экспертами. «В нашей клинике, например, такие консультации занимают порядка 30% среди общего количества, и спрос растет.

В этом году мы запустили сервис Teledent на собственной платформе — это система бесплатного общения врача и пациента через видеочат, — рассказывает Сергей Михайлов, учредитель и управляющий сети стоматологий Smile-at-Once.

— Если человек предоставляет снимок, то разговор получается более предметным — можно обсудить, какие именно протоколы лечения существуют для решения проблемы и сколько они будут стоить». Элементы омниканальности появились в бизнес-модели всех успешных игроков. Клиника «Эстелаб» создала интернет-магазин estelab.

ru, где представлено более 80 брендов профессиональных косметических средств, и проводит бесплатные онлайн-консультации врачей клиники по выбору домашнего ухода. А один из главных инструментов привлечения трафика — личный блог главного врача Юлии Чеботаревой в Инстаграм, где 345 000 подписчиков.

«Эта платформа имеет гибридную структуру: edtech, b2b и b2c, medtech, beauty tech. Таким образом мы формируем запись в клинику, расширяем знания пациентов и врачей, ведем лидогенерацию в свой интернет-магазин», — рассказывает глава «Эстелаб». Социальные сети, особенно Инстаграм, для всех стали важным каналом коммуникации с  потребителями.

И речь не только о вложениях в поддержание личного бренда врачей и экспертов через блоги и влоги. Как отмечает Андрей Аленичев из КИЭМ, часто клиенты даже не хотят переходить на сайт или звонить в клинику, получая всю стартовую информацию в переписке в директе.

Единственное, что не изменилось за 20 лет в индустрии, — по-прежнему высокая роль личности конкретного врача в успехе той или иной клиники и необходимость огромных инвестиций в обучение команды, в развитие научной экспертизы. Причем признание в профессиональном сообществе, как на родине, так и в мире, здесь не менее важно, чем продвижение на конечного потребителя.   

Читайте также:  Одноразовые материалы в индустрии красоты

«Мы проводим семинары, мастер-классы, конгрессы с целью обучения коллег моей запатентованной методике костной пластики B2S, которая оказала свое влияние на международные тренды, — рассказывает Борис Бернацкий, глава клиники Queen Nella. Эти инвестиции усиливают капитализацию бренда. В итоге это способствует и созданию повышенного спроса на услуги нашей клиники».

Многие клиники продвигают в России не только собственные разработки, но и оборудование или новейшие технологии международных компаний.

Например, КИЭМ, помимо клинической работы, эксклюзивно представляет швейцарские наборы Regen Lab для получения аутологичного клеточного геля из собственной плазмы пациента, которые используются в ортопедии, травматологии, гинекологии, стоматологии и эстетической медицине, и итальянскую космецевтику Linda Kristel.

«По этим направлениям мы находимся в постоянной связи с коллегами, что тоже требует инвестиций: ездим за рубеж, участвуем в конференциях, пишем статьи, проводим совместные исследования с ведущими государственными научными центрами, клиниками и кафедрами.

Это не инвестиции в сиюминутную прибыль, но то, что повышает и профессионализм, и статус и открывает перспективы новых уникальных разработок, которые мы в дальнейшем сможем применять в клинике», — отмечает Андрей Аленичев, директор КИЭМ.  

Если клиент сети понимает, что современный подход ему обеспечен не только в рекламных сообщениях, но и на практике, то кризис бренду не страшен.

Давид Матевосов, заведующий отделением персонифицированной медицины МЕДСИ Premium, врач гастроэнтеролог-гепатолог, иллюстрирует большой спрос в сегменте премиум-медицины: с момента открытия отделения Premium в клинике МЕДСИ на Красной Пресне (с марта 2018 года) здесь амбулаторно приняли 35 000 пациентов. В стационаре МЕДСИ Premium в Отрадном — 314 госпитализаций с ноября 2019 года. «Сегодня персонифицированную медицину называют медициной будущего. Наша задача — обеспечить пациента современным, качественным медицинским обслуживанием, предоставить высокий уровень сервиса, где отношения «врач-пациент» основаны на доверии», — отмечает Давид Матевосов. 

Татьяна Буренкова — Риски эстетической медицины: Новые приемы PR, маркетинга и рекламы

Здесь можно купить и скачать «Татьяна Буренкова — Риски эстетической медицины: Новые приемы PR, маркетинга и рекламы» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Медицина, год 2013. Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Риски эстетической медицины: Новые приемы PR, маркетинга и рекламы» читать бесплатно онлайн.

PR, реклама, маркетинг, промоушн в онлайне – любой инструмент продвижения в принципе интерсферен. Недаром говорят: «Раскрутить можно все, что угодно!» Но как быть, если речь идет о таких деликатных, прекрасных и опасных сферах бизнеса, как эстетическая медицина и пластическая хирургия?

Конечно, есть ответственность пиар-специалиста, чтобы не дай Бог, не раскрутить не то или того… Но речь не об этом!

В этой мини-книге, своеобразном PR-эссе, речь пойдет о базовых принципах коммуникаций с целевыми группам и фишечных маркетинговых приемах.

Как вы увидите в дальнейшем, несостоятельные субъекты, а именно: салон красоты, клиника эстетической медицины и пластические хирурги просто не смогут ими воспользоваться. Для всех же добропорядочных участников рынка – как стартапов, так и давних, – советы будут небезынтересны.

БОНУС: Подробная база СМИ для работы с журналистами по темам: женская красота, beauty, life-style.

Роман Масленников, Татьяна Буренкова

Риски эстетической медицины: Новые приемы PR, маркетинга и рекламы

Вашему вниманию – наши наработки в области пиара в сфере эстетической медицины и пластической хирургии.

Формат «мини-книги» будет соблюден. Никакой воды. Только практика.

Конечно, Вы вправе послушать аудио-запись данного вебинара или мастер-класса – купить[1] или скачать[2]. Но книга есть книга. Хоть и в формате «мини». Здесь есть бонусы!

P.S. Конечно, я мог бы опубликовать данный текст в виде простой статьи. Но я не хочу очень быстрого обесценивания предложенной Вам здесь информации. Первыми ею должны воспользоваться только избранные – скачавшие, (и оплатившие) данную книгу, то есть Вы.

Роман Масленников

Автор книг «СуперФирма», «СуперЛичность», «СуперКонсалтинг», «101 совет по PR» и др.

Данная мини-книга является стенограммой одноименного аудио-семинара. Поэтому, текст в ней – «как есть». Не сильно корите меня за это, пожалуйста.

  • Этот ход – «публикация стенограммы без редактуры», – преследует две цели: экономия места на бумаге и своеобразная шифровка информации.
  • А чтобы был стимул за то, что вы решились вчитаться в «надиктованный текст», – (признаюсь, сам часто ругаю авторов, которых хочется прочесть, но у которых книги надиктованы), – вот вам подарки за некомфортное чтение.
  • Все, кто купит (не скачает бесплатно, а именно приобретет и подтвердит это) данную книгу – получит от меня бесплатную 15-минутную консультацию по скайпу по теме книги.
  • Добавляйте меня – prmaslennikov, чтобы условиться о времени Вашей консультации.
  • Когда данный материал выйдет в виде полноценной книги – вычитанной, отредактированной, комфортной для чтения – вы узнаете об этом первыми!
  • Будем с Вами на связи!
  • Прежде всего, авторы этой книги хотели бы выразить благодарность тем, кто организовал мероприятие под названием «Третья бизнес-лаборатория «Риски эстетической медицины»»[3], а именно:

Порталу www.1nep.ru (Первый национальный эстетический портал) за то, что одни единственные делают благородное просвещение в важной для всех людей, которые хотят делать других красивыми;

лично Елене Васильевне Москвичевой, эксперту и аналитику рынка индустрии красоты за ум, опыт, чуткость, юмор и поддержку;

Виталию Валентиновичу Зорилэ, генеральному директору ООО «МедЭстетика», чей доклад пролил свет на все закулисье настоящих и потенциальных клиентов нашего PR-агентства;

Александру Павловичу Дуднику, к.м.н., главному врачу клиники пластической хирургии Beauty Doctor за то, что вводил в курс дела, муштровал, натаскиавал;

  1. Зауру Махаровичу Бытдаеву, ведущему пластическому хирургу клиники «Бьюти Доктор» за интересные интервью, истории, данные;
  2. а также всем информационным партнерам данного мероприятия:
  3. а также

Современные приемы рекламы и пиара в сфере эстетической медицины и пластической хирургии

Мы больше работали с пластическими хирургами и с медицинскими учреждениями, но я вам скажу честно, как человек, который в пиаре больше десяти лет: пиарить все равно что. То есть это нюанс.

Эстетическая медицина, пластические хирурги или медицинские центры – это все нюансы. Принципы пиара общие, и принципы рекламы общие.

И на частных примерах, которые я вам сейчас расскажу, вы это все сейчас увидите.

Самое простое, с чего хотелось бы начать – это маленький ликбез. В моей книге «СуперФирма» есть коротенькая схема, которая вам позволит разбираться вообще, что же вам предлагают, что же вам нужно: пиар, маркетинг, реклама – вообще, куда бежать? Все очень просто!

У нас есть три этапа раскрутки фирмы. Фирма, соответственно, может быть любая – это фирма-личность, фирма-банда, фирма-левиафан.

Фирма-личность – это только-только открывшееся предприятие, стартап, в него только вложены деньги, и пока еще ничего нет.

Фирма-банда – это фирма, которая остро нуждается в привлечении клиентов.

И фирма-левиафан – это фирма, которая уже в расцвете сил. Она нуждается в удержании клиентов. Осознание того, что со старыми клиентами проще и важнее работать, чем с новыми, приходит именно на последних этапах почему-то. Но это действительно так: старый клиент лучше новых двух, и дешевле обходится в привлечении, и платит больше.

Итак, фирма-личность, фирма-банда и фирма-левиафан. Главная задача фирмы-стартапа, фирмы-личности – это имя. Но не в том плане, что работай на имя, потом оно работает на тебя – это чисто оформительская функция. Оформить имя, сделать себе фасад, макияж – в общем, некое «переодевание фирмы». Позже к этому вернемся.

Задача фирмы-банды – привлечение новых клиентов. И фирма-левиафан – это удержание старых клиентов.

Вот когда фирма находится на этапе привлечения клиентов, кто-то начинает менять имя. Это неправильно.

Кто-то вдруг, находясь на этапе фирмы-левиафана (это примерно три-пять лет), начинает искать: «А давайте пойдем в соцсети?» – страничка в «Фейсбуке», ВКонтакте.

Вопрос: «Зачем?» Лучше сначала пересчитать всех клиентов, а потом уже с ними что-то делать. Выяснить их пожелания, просьбы, где они вообще находятся, то есть провести аналитическую работу.

Для каждого из этапов существует свой инструмент. Имя, оформительские и дизайнерские работы – это все реклама. Привлечение новых клиентов – это все маркетинг. И удержание – это пиар.

И не надо из стороны в сторону кидаться! Смотрим, на каком этапе находится фирма, и строго действуем, подбираем инструменты, согласно задаче. Не надо огульно менять имя, если вдруг вам оно на каком-то этапе не понравилось.

Работайте с тем, что вы придумали, это будет правильно, это будет экономно.

Но это теория. Что из практики?

По названию: ну, все знают, как корабль назовешь, так он и поплывет. В медицине и в эстетической медицине тоже есть такие закономерности.

Что хорошо работает? Во-первых, это либо привязка к имени человека, то есть «Клиника имени такого-то», например «доктора Багирова», «доктор Ширман».

Это может быть не один доктор, понятно, их может быть много, но имя всегда привлекательнее, чем «Мир кожи…» и так далее. То есть имя располагает. И априорное доверие – пусть даже этого доктора там и не будет каждый день.

Второй момент – это нечто новое, какое-то новое слово, которое раньше в природе не существовало. То есть забиваем это в интернет, проверяем «Эргор», «Эстет». Есть? Значит, такие уже не подойдут.

Самое гениальное – это придумать такое имя, которое впоследствии может стать нарицательным. Имеется в виду, как от «Ксерокс» – отксерить и так далее. То есть: название клиники становится как направление целой области.

Примеры: Doctor Plastic, Beauty Doctor, Estet Doctor, Frau Clinic. Я назвал реально существующие клиники, а, по идее, это целое направление, то есть имя нарицательное.

Придумать такие вещи – это хорошая фишка, это перспективно.

Читайте также:  Как предупредить осложнения и побочные эффекты после филлеров

Вот еще очень хорошая фишка с названием – это когда делается привязка «Первый…» что-то там, «Первый эстетический центр», «Первый…» что-то, «Первая клиника такая-то». Понятное дело, что она может быть не первая, но название само очень выигрышное.

Еще делают «Главная такая-то клиника». Иногда привязывают к месту расположения – «Московский глазной центр» или еще что-то. Но здесь просто иногда могут быть штрафы и трения с префектурами, поэтому лучше брать что-то более интересное.

Главное – «Первый».

Иногда еще играют с юридическим адресом. Что имеется в виду? Вот у нас пиар-агентство «Простор» на улице Просторная.

Есть электрический магазин в электрическом переулке, банки в денежном переулке, ну и так далее. То есть: с юридическим адресом если есть возможность, можно так поиграть.

Это, в принципе, интересно, кто увидит, тот удивится и, соответственно, расскажет другому. Но это тоже все маленькие тонкости.

  • Если адвокаты, политики, деятели шоу-бизнеса и не только – меняют фамилии на звучные, профессиональные… То почему бы этого не сделать работникам индустрии красоты и врачам?
  • доктор Красивов,
  • косметолог Молодова,
  • ведущий пластический хирург Благородный.

Почему бы и нет?… Цена вопроса – 100 руб. Дело особого производства в федеральном суде. Плюс пошлины за смену паспорта и других документов. Очень приемлемая по цене инвестиция в имидж.

Еще говорят о важности слоганов. Здесь тоже простая рекомендация: слоган должен быть поэтичным. Что такое поэтичный? Иметь в себе буквы, которые совпадают с названием.

Например, «Wella, вы великолепны» – «well-вел». «EMS. Еще одна хорошая привычка» – то есть «EMS» такого нет, а «EMS-еще» созвучны. Ну, таких примеров можете привести массу. «РайффайзенБанк.

Разница в отношениях» – «ра-ра», и так далее.

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Экстренное заседание бизнес-лаборатории "Риски эстетической медицины"
Эта книга стоит меньше чем чашка кофе! УЗНАТЬ ЦЕНУ

Эстетическая медицина

Несмотря на тренды естественной красоты, натуральной внешности и бодипозитива, рынок эстетической медицины России пока не почувствовал сокращения спроса: он растет уже на протяжении десяти лет.

Однако специалисты констатируют тенденцию к отказу от хирургического вмешательства и увеличение спроса на нехирургические процедуры — это дешевле и подстраивается под новомодные веяния.

В популярных процедурах у петербурженок разбиралась корреспондент BG Яна Войцеховская.

Рынок эстетической медицины включает четыре сегмента: инъекционную косметологию, уходовые процедуры, аппаратную косметологию, пластическую хирургию. Эксперты отмечают, что происходит медленное перераспределение рынка от инъекционной косметологии и пластической хирургии в сторону аппаратной косметологии.

По данным медицинского сервиса онлайн-записи к врачам «НаПоправку.ру», за последние полгода самыми запрашиваемыми услугами эстетической медицины в Петербурге стали удаление папиллом (средняя стоимость услуги — 970 рублей) и жировиков (3,8 тыс. рублей), блефаропластика (44,2 тыс.

рублей за одно веко), ботокс (350 рублей), ринопластика (111 тыс. рублей), увеличение груди (107 тыс. рублей без учета имплантатов) и лифтинг (38,6 тыс. рублей). По наблюдениям специалистов, в Петербурге за омолаживающими услугами клиенты приходят с 25 лет. Что примечательно, в Москве — с 18 лет.

Соотношение мужчин и женщин составляет примерно 25 к 75.

Заведующий отделением пластической хирургии «Медси» в Петербурге Виктор Кущенко говорит, что традиционно у петербурженок востребованы такие пластические операции как увеличение груди, ринопластика и фейслифтинг.

Главврач клиники «Я вижу» Виталий Авалиани подтверждает популярность блефаропластики (удаление эффекта «нависшего века»), отмечая, что доля медицинских туристов в учреждении доходит до 5%.

По-прежнему высоким является запрос на устранение жировых отложений на теле, избытка кожи после липосакции или быстрого снижения веса, устранение избытка кожи на животе после родов, удаление келоидных рубцов, говорит заместитель генерального директора компании «Этнамед» Евгений Кан.

Среди новинок эстетической медицины пластический хирург Клиники им. Пирогова Егор Парыгин отмечает SMAS-лифтинг. Это подтяжка не только кожи, но и ее глубоких слоев, так называемого мышечно-апоневротического слоя, говорит он. В Петербурге насчитывается не более двадцати специалистов, способных сделать эту процедуру.

В среднем, по мнению экспертов, стоимость услуг в Петербурге на 15–25% ниже, чем Москве. Однако генеральный директор компании «Стартап под ключ» (открывает бизнес, в том числе салоны красоты и медцентры) Максим Котляренко подчеркивает, что корреляция со статусом заведения и уровнем врачей сохраняется: цены на операции зависят от квалификации хирурга и имиджа клиники.

По оценке главы консалтинговой компании «Лаборатория трендов» Елены Пономаревой, ежемесячные затраты женщин на поддержание красоты в Петербурге при регулярном уходе за собой составляют не менее 20 тыс. рублей: маникюр, педикюр, уход за волосами, несколько визитов к косметологу, посещение спортзала, перечисляет она.

Натуральный перелом

Пластическая хирургия стала привычной для современных женщин: не считается зазорным увеличить грудь или провести нитевой лифтинг лица, уверен господин Кущенко.

Однако он отмечает, что прошла эра 1990-х годов, когда многие хотели вычурные формы груди, губ и прочего. «Все хотят выглядеть молодо, но естественно, выглядеть «неоперированными». В этом случае хорошо работает тандем хирурга и косметолога.

Косметологи помогают ускорить процесс реабилитации и назначить уходовые процедуры»,— говорит врач.

Специалисты констатируют рост рынка и спроса на услуги эстетической медицины на протяжении последних десяти лет.

Как подтверждающий фактор господин Кущенко приводит в пример подготовку кадров: только в Петербурге количество пластических хирургов перевалило за 500 человек.

«Если раньше пластических хирургов готовила Медицинская академия последипломного образования, то сейчас пластических хирургов готовят четыре кафедры»,— отмечает он.

Однако вопрос качества подготовки некоторых специалистов волнует врача-косметолога Лияну Колесову. Тот или иной вид коррекции предлагают разные эксперты. Есть «черный», «серый» и «белый» рынок, рассказывает она.

«Черный» рынок эстетических услуг — это так называемые специалисты, не имеющие медобразования и выполняющие процедуры на дому и нелегальными препаратами, что грозит сепсисом.

«Серый» рынок — это специалисты с медобразованием, работающие в салонах красоты (иногда без лицензии), которые делают эстетические коррекции. «Белому», легальному рынку существовать на их фоне дороже и сложнее всего. «Уменьшение потребительской платежеспособности повлияло на ценообразование услуг.

Возникновение неформальных лидеров у специалистов без медобразования, способствующих распространению неквалифицированной помощи в косметологии, расшатывает и так сложную ситуацию на рынке»,— уверена она.

Конкуренция на рынке эстетических услуг усиливается, но рынок не перенасыщен, считает господин Котляренко. «Тем не менее, если брать статистику открытия и закрытия заведений, цифра будет примерно одна и та же. Надо понимать, что это говорит не о снижении спроса, а о том, что очень многие выходят на рынок интуитивно, неподготовленными»,— говорит эксперт.

Вместе с этим, отмечает господин Кан, в мире наблюдается тенденция к отказу от хирургического вмешательства и увеличению спроса на нехирургические процедуры.

Согласно отчету о состоянии глобального рынка пластической хирургии и косметологических услуг, спрос на операции по увеличению груди и подтяжку лица упал на 10%.

В то же время доля доходов от инъекций ботокса и филлеров выросла с 30% в 2000 году до 50% в 2019 году.

Стоимость нехирургических процедур по сравнению с пластическими операциями действительно выглядит привлекательно. Стоимость биоревитализации начинается от 10–15 тыс.

рублей, контурная пластика обойдется в 12–15 тыс. рублей, лазерный пилинг и шлифовка — в 13,5–17 тыс. рублей, мезотерапия — в 1–4,5 тыс. рублей, приводит расценки господин Кан.

Таким образом, такие услуги могут быть дешевле в пять раз по сравнению с хирургией.

Изменения на рынке констатирует и господин Котляренко: наблюдается тенденция естественного внешнего вида, использование антивозрастных уходов. «Клиентки предпочитают мягкие методы воздействия»,— считает он, подчеркивая, что через три года рынок может измениться значительнее.

«Европа много лет назад взяла курс на естественное старение, там считается правильным и незазорным стареть спокойно. Кардинальное вмешательство во внешность пользуется спросом крайне редко и считается дурным тоном.

Россия еще лет десять будет жить в рамках культа красоты, а на более длительную перспективу планировать сложно.

Скорее всего, фокус сместится на натуральную красоту, но полностью категории эстетической медицины не отомрут»,— резюмирует эксперт.

Альтернативное мнение имеет госпожа Пономарева. По ее убеждению, тренды на натуральность, естественную красоту, бодипозитив на российском рынке чувствуются минимально.

«Эпоха социальных сетей еще больше, чем ранее глянец, стимулирует выглядеть хорошо.

В нашей стране нужно добавить еще и менталитет наших женщин, которые еще не насытились красотой после времен тотального дефицита и отсутствия хорошей косметики и одежды»,— указывает она.

«Люди не хотят стареть. Всем хочется омолодиться максимально натурально. При этом растет количество пациентов-мужчин: с 3–4% до 7–8% от общего количества клиентов»,— указывает на тенденцию господин Парыгин.

«Некоторые говорят, что им нравится стареть естественно, но зачастую это отговорка, когда нет денег на весь объем операций. Эти же люди возвращаются через несколько лет в клинику, накопив средства, и делают процедуры.

В России дивиденды от того, как хорошо ты выглядишь, могут превосходить те затраты, которые ты вкладываешь в себя»,— объясняет он культурологические предпосылки.

Зарубежная клиентская база

Уровень хирургической школы в России был и остается на очень высоком уровне, а последние двадцать лет вырос и уровень косметологии, убежден господин Кущенко. Пластика популярна в Южной Америке, Южной Корее и США.

Специалисты отмечают, что россиянки редко обращаются к зарубежным специалистам за услугами эстетической медицины. Это объясняется, в том числе, санкционным режимом, увеличением курса валют, говорит господин Кан.

Чаще, напротив, в Россию приезжают из Европы для процедур как в области пластики, так и в части аппаратной и инъекционной методик. Это стоит дешевле в несколько раз, а сервис и уровень услуг аналогичны.

«История кажется парадоксальной, потому что технологии к нам приходят из-за рубежа, но в двух столицах соотношение цены и качества при этом сильно отличается в лучшую сторону»,— рассказывает господин Котляренко. Для сравнения, коррекция подбородка или скул в США у пластических хирургов стоит до $5 тыс.

, что сравнимо с хирургической подтяжкой всего лица в России, приводит пример госпожа Колесова.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *