Состоялась первая встреча партнеров дарбери

Изощренные дипломатические выкруживания в парах «Салливан-Патрушев» и «Блинкен-Лавров», несколько долгих телефонных разговоров Путина и Байдена, персональное телевизионное обращение президента США к президенту РФ, ответное выступление российского главы в рамках послания Федеральному собранию, бесконечные телефонные переговоры с ключевыми европейскими лидерами. И всё это на фоне постоянного нагнетания обстановки: отзыв посла России и предложение американскому послу отправиться домой для консультаций, масштабные стратегические учения в Крыму, череда европейских дипломатических скандалов с высылкой российских дипломатов, основательное высушивание кадрового состава посольства США в Москве, томительное ожидание новых еще более жестких санкций в отношении «Северного Потока-2». «Путин — убийца!» и «Хочется пожелать крепкого здоровья». «России отключат SWIFT» и «Россия начнет боевые действия против Украины». Всё выглядело ровно так, будто перед важнейшей судьбоносной встречей обе стороны, а возможно, что и только одна, повышали ставки, чтобы уже очно начать «откатываться» на заранее подготовленные позиции. Но то, что воздух звенел от напряжения и безысходности, было почти физически ощутимо. И говорить по сути двум странам уже как бы и не о чем.

Разговаривать, тем не менее, придется и, похоже, это хорошо понимали в обеих столицах, тем более, что количество военно-политических мировых проблем таково, что в одно лицо «вывезти» их не представляется возможным.

Да и не сказать, что администрация под руководством Джозефа Байдена может уверенно похвастаться серьезными дипломатическими успехами (за исключением вынужденного продления росийско-американского Соглашения по наступательным вооружениям-3) или хотя бы набросками этих успехов: Дональд Трамп за четыре года пребывания на президентском посту так основательно «перепахал» внешнеполитическую поляну, что на ней живого места не осталось. Как говорится, никто не ушел не обиженным. На сегодняшний день из уверенных внешнеполитических побед в активе американской администрации только основательно порушенные отношения с Китаем после американо-китайского саммита в Анкоридже 18−19 марта. Солировавший на саммите госсекретарь Энтони Блинкен настолько вызывающе бесцеремонно и откровенно (в прямом эфире) возил китайскую делегацию во главе с руководителем канцелярии комиссии по иностранным делам ЦК Компартии Китая Ян Цзечи и министром иностранных дел Ван И лицом по столу переговоров, что это вызвало оторопь даже у видавших виды наблюдателей.

Состоялась первая встреча партнеров ДарБери TIM SLOAN/AFP via Getty Images

Владимир Путин и Джордж Буш-младший едут на «Волге», 2005 год

В случае с подготовкой саммита Байден-Путин мизансцена была иной, и даже обставленной со всей возможной в моменте учтивостью.

Американцы продемонстрировали свою «добрую волю», повлияв на чрезмерную антироссийскую риторику Зеленского, который, похоже, всерьез планировал при поддержке США отражать российскую военную агрессию, демонстративно не стали наращивать присутствие кораблей в Черном море, прислушались к настоятельным просьбам своих ключевых европейских союзников о «Северном Потоке-2», не стали накачивать истерию вокруг российских шагов по ограничению ресурсов своего посольства в Москве и достаточно жестких рекомендаций послу Салливану отправиться домой (что тот нехотя и исполнил).

Ответ Москвы не заставил себя ждать: проверка боевого состояния российских войск в непосредственной близости от украинских границ закончилась также как и началась, риторика в адрес «американских партнеров» сменилась на более прагматичную и деловую, дипломатическая война с Чехией и поддержавшей ее группой восточноевропейских стран спущена на тормозах, Путин принял участие в саммите G-20 по климату, а министр иностранных дел конструктивно поговорил с коллегой Блинкеном в Рейкьявике на заседании Арктического совета. Сам Блинкен на встрече был сдержанно-учтив, а итоговые коммюнике, распространенные пресс-службами Государственного департамента и МИД РФ отличались редкой для сегодняшнего дня выверенностью формулировок и явным желанием сгладить возможные острые углы в будущем общении двух президентов. Практически одновременно с этим европейские столицы из тех, кого принято относить к нейтральным — Вена и Хельсинки — поспешили предложить себя в качестве переговорной площадки для грядущего саммита Путина и Байдена. Как ни крути — это не только важный исторический момент, но и большая честь: с американцами за стол переговоров на высшем государственном уровне Россия не садилась уже почти 10 лет. Аналитики и политологи с обеих сторон гадали — где же пройдет судьбоносная встреча. Возможно, в том же Рейкьявике? Проводились исторические параллели (судьбоносный саммит Горбачев-Рейган в 1986 году).

Состоялась первая встреча партнеров ДарБери ТАСС / Reuters

Билл Клинтон и Владимир Путин в Андреевском зале Кремля, 2000 год

В итоге без исторических параллелей все же не обошлось. Саммиту быть. И быть в Женеве 16 июня. Там же состоялась первая встреча между Горбачевым и Рейганом 1985 года. Считается, что именно она положила конец политике противостояния, началась разрядка.

О разрядке говорят и сейчас, хотя бы потому, что гайки в российско-американских отношениях за последние четыре года завернули так, что они того и гляди слетят с резьбы. Окружение ослаблению напряжения совершенно не способствует: Восточную Европу самым натуральным образом штормит.

Свой большой вклад в это состояние делают все — и американские восточноевропейские сателлиты и российский союзник в лице Беларуси. Тем не менее США в той или иной форме обозначили желаемую повестку на саммит: двусторонние отношения, стратегическая стабильность, региональные конфликты (Украина, Афганистан), экология.

Вряд ли будут обойдены вниманием и темы демократии, которая после американских выборов 2020 стала одной из краеугольных в американской внешней политике. Учитывая последнюю эскападу Александра Лукашенко, скорее всего будет поднят и вопрос о Беларуси.

Вашингтон эту тему публично не педалирует, более того, своим комментарием американцы даже дезавуировали слухи о возможном участии российских спецслужб в акции белорусского КГБ по аресту оппозиционера Романа Протасевича. Вот только приятный бриз грядущей деэскалации может быть обманчив.

Сторонам есть что сказать друг-другу.

И по поводу вмешательства во внутреннюю политику, и по поводу вторжения в «традиционные зоны влияния», и по поводу противостояния в киберпространстве, и по поводу претензий на Арктику, и по поводу энергетических интересов в Европе и политических на Ближнем Востоке, и обменяться взглядами на демократию. Есть и почва для взаимодействия: контроль над стратегическими вооружениями, укрепление режима нераспространения ядерного оружия, урегулирование на Ближнем Востоке, умиротворение пост-американского Афганистана, обширная экологическая повестка. Словом, работы, в том числе и совместной, может быть невпроворот. Это если абстрагироваться от идеологической заряженности, переизбыток которой сегодня наблюдается не только в Вашингтоне, но и в столицах союзников.

Состоялась первая встреча партнеров ДарБери JEWEL SAMAD/AFP via Getty Images

Барак Обама и Владимир Путин на саммите G8 в Северной Ирландии, 2013

Вот только встреча с Путиным станет для американского президента как бы завершающим аккордом в его интенсивном европейском турне.

До встречи с российским президентом Байден поучаствует во встрече «Большой семерки», проведет саммит стран НАТО в Брюсселе, потом — саммит США-ЕС. И только после этого наконец состоится «Женева 2.0».

То есть на встречу с Владимиром Путиным Байден привезет целый букет боли и претензий от союзников и партнеров, и претензиям наверняка найдется место в ходе российско-американских переговоров.

И вот главный вопрос: не превратит ли уже сам Байден площадку для сутевого российско-американского диалога по всему спектру накопившихся проблем именно в двухсторонних отношениях в попытку отчитать российского коллегу «от имени и по поручению» всего просвещенного человечества, выступить адвокатом прав всех «ущемленных» кремлевской политикой малых и средних стран, а заодно и прочитать лекцию о пользе демократии? Соблазн может оказаться слишком велик, тем более что Байден на заре своего президентства провозгласил намерение создать «Альянс демократий» — неформальный союз «всех демократических правительств в глобальной борьбе против авторитаризма». И хотя пока контуры этого «Альянса» не ясны, а критерии участия непонятны (как и состав участников), тем не менее попытка публично призвать Россию к ответу за все проблемы современного мира и деградацию демократических институтов могла бы стать прекрасной заявкой на создание такого нового «L'Entente Cordiale» — «сердечного союза».

Состоялась первая встреча партнеров ДарБери REUTERS/Kevin Lamarque

Дональд Трамп и Владимир Путин в Хельсинки, 2018 год

Нашу реакцию на такое развитие событий спрогнозировать нетрудно, несмотря на то что российская дипломатия последних лет славится железной выдержкой во взаимоотношениях с партнерами. Вероятно, мы внимательно выслушаем, что нам хотят сказать, а затем быстро свернем саммит.

Такое уже было в 2014 году в Брисбене во время встречи G-20, где Владимиру Путину оказали настолько неприлично холодный прием, что российская делегация спешно ретировалсь, а закрывал саммит министр финансов Антон Силуанов.

Вряд ли на встречу в Женеве российская сторона приедет с желанием испить новую чашу унижения.

Открытым остается вопрос: а что же в таком случае делать? Как жить с новым «железным занавесом», уже не от Штеттина до Триеста, а, пожалуй, от Нарвы до Новоазовска? Получим ответ уже очень скоро.

Британия отрицает инцидент с эсминцем у берегов Крыма, ЕС готовит удар по белорусскому экспорту. Главное 28 мая — BBC News Русская служба

Состоялась первая встреча партнеров ДарБери

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Калийные удобрения — одна из важнейших статей экспорта Беларуси

Состоялась первая встреча партнеров ДарБери

В ответ на принудительную посадку европейского лайнера и захват летевшего на нем оппозиционера Евросоюз готовится отойти от своей обычной политики персональных рестрикций и ввести против Беларуси секторальные экономические санкции. Первой целью, скорее всего, станет экспорт удобрений.

В четверг эти новые санкции предварительно, без формальных решений, обсудили на встрече в Лиссабоне министры иностранных дел ЕС.

«Ясно, что нас больше не удовлетворяют мелкие санкции, и мы хотим ввести санкции против экономической структуры и системы платежей», — сказал перед встречей журналистам глава МИД Германии Хайко Маас.

Маас напомнил, что ЕС требует освобождения не только схваченного в воскресенье Романа Протасевича, но и более 400 других политзаключенных в Беларуси, и если президент Александр Лукашенко не выполнит эти требования, то его, по словам Мааса, ждет «большая и глубокая воронка санкций».

Глава внешнеполитического ведомства ЕС Жозеп Боррель сказал в интервью агентству Франс пресс, что Евросоюз мог бы прежде всего наложить ограничения на экспорт удобрений, выступающий довольно важным источником дохода для Беларуси.

При этом заводы удобрений, как и все крупные предприятия Беларуси, находятся в собственности государства, что дает Евросоюзу дополнительные основания считать их источниками финансирования режима.

«Беларусь — крупный экспортер калийных удобрений: 2,5 миллиарда долларов (в год). Все идет через страны Балтии. Этот поток легко контролировать, если захотеть», — сказал Боррель.

В прошлом году, по данным Белстата, экспорт всех удобрений — калийных, азотных и смешанных — дал почти 3 млрд из 37 млрд общего объема белорусского экспорта.

Читайте также:  Липотомия – метод избавления от избытков жира

Однако на страны ЕС пришлось всего примерно 14-15% из этих 3 млрд — остальные удобрения пошли в основном в Китай, Индию, Бразилию, Украину и другие страны.

Что касается балтийских портов, то белорусские власти объявили о намерении переключить свой экспорт с них на российские порты.

По словам Борреля и некоторых из министров иностранных дел ЕС, союз намерен также подумать об эмбарго на поставки из Беларуси и через нее нефтепродуктов и газа.

Помимо секторальных санкций, ЕС готовится расширить и «черный список» адресных санкций, в котором сейчас — 87 белорусских силовиков и чиновников и сам Александр Лукашенко, а также 7 предприятий и организаций. Кроме того, европейские страны уже фактически ввели санкции против авиакомпании «Белавиа» и всего сектора гражданской авиации Беларуси.

В Сочи в пятницу встретятся президенты России и Беларуси Владимир Путин и Александр Лукашенко. Это их первая встреча после воскресного инцидента с лайнером Ryanair.

Лукашенко утверждает, что главной темой беседы будет экономика.

По словам пресс-секретаря российского президента, Москва также ожидает, что Лукашенко проинформирует об инциденте с самолетом Ryanair и о задержанной на его борту россиянке Софье Сапеге.

Подпись к видео,

«Что подтолкнула ее сказать это?» — мать Софии Сапеги рассказала, что ей известно o задержании дочери

Участники встречи также намерены затронуть тематику продвижения интеграции в рамках союзного государства.

Одновременно в Минске пройдет заседание совета глав правительств СНГ, и параллельно отдельную встречу и переговоры проведут премьер-министры России и Беларуси Михаил Мишустин и Роман Головченко, где также расчитывают поговорить о дальнейшей интеграци двух государств.

Суд в Минске рассмотрит жалобу на задержание гражданки России Софьи Сапеги. Об этом сообщил ее адвокат Александр Филанович.

Подруга белорусского оппозиционера Романа Протасевича была задержана вместе с ним в воскресенье, когда власти Беларуси принудительно посадили самолет, на котором они летели.

Белорусские власти обвиняют Сапегу в «организации массовых беспорядков», ее родные и белорусская оппозиция говорят, что ее единственная вина — в том, что она — девушка Протасевича.

Президент США Джо Байден в пятницу обнародует проект бюджета на следующий финансовый год, который в США начинается в октябре.

Это будет первый полный финансовый год президента Байдена, и из проекта можно будет понять, каковы его реальные приоритеты во внутренней, внешней и экономической политике и как он собирается бороться с последствиями пандемии. Это, впрочем, будет только проект: окончательные размеры ассигнований утверждает Конгресс.

Московский городской суд вынесет приговор бывшим полицейским, которые, согласно обвинению, подбросили наркотики журналисту Ивану Голунову. Прокуратура просит дать бывшим полицейским от 7 до 16 лет колонии общего режима.

Спецкора «Медузы» (издание признано в России выполняющим функции иностранного агента) Ивана Голунова задержали летом 2019 года в центре Москвы. В полиции заявили, что при досмотре у него в рюкзаке нашли мефедрон, а при обыске дома — кокаин и электронные весы. Журналист не признавал себя виновным и настаивал на том, что наркотики были подброшены ему полицейскими.

Задержание журналиста вызвало широкое общественное возмущение — за Голунова вступились не только коллеги, в том числе с федеральных телеканалов, но и политики и артисты. Спустя пять дней после задержания на фоне масштабной общественной кампании МВД прекратило дело против Голунова «из-за недоказанности его причастности к совершению преступления».

Подпись к фото,

Ракеты ХАМАС и израильские ракеты-перехватчики в небе над городом Ашкелон

История успеха — 8 :: Частный Корреспондент

Елене Масоловой всего двадцать пять, и на вопрос, считает ли она себя миллионером, она пока отвечает отрицательно. Впрочем, их проект Darberry американская Groupon оценила в «неприлично большую сумму», а венчурный фонд Масоловой AddVenture за два года работы уже оброс десятком состоявшихся интернет-проектов.

Звёздная учёба

Сказать, что Елена училась в московской средней школе № 1257 хорошо, — ничего не сказать. Ученица Масолова регулярно забирала призы на олимпиадах и интеллектуальных конкурсах по математике, географии, химии, биологии, а в последнем классе вообще заняла третье место на Всероссийской олимпиаде школьников по экономике и вошла в список лучших выпускников Москвы.

В 2005 году они решили основать компанию, которая будет стоить 1 млрд долларов. Сегодня создатели популярных социальных игр «Счастливый фермер», Mafia New и десятков других очень близки к этой амбициозной цели.

Именно бизнес, другими словами, максимально прикладная часть учёбы была настоящей страстью Елены.

Поэтому учёба в ГУ-ВШЭ на факультете экономики несколько разочаровала: «Мне хотелось заниматься бизнесом, а пришлось до четвёртого курса — математикой».

Зато за это время Елена дважды стала вице-чемпионом Вышки по «Что? Где? Когда?» (в 2003 и 2004 годах), а годом позднее и чемпионом. Что, впрочем, не помешало параллельно ей стать ещё и чемпионкой вуза по футболу.

С 2003 по 2006 год в студенческую газету «Вышка» Елена писала истории успеха об успешных выпускниках вуза, а вскоре перешла от слов к делу.

Весёлые стартапы

Свой первый стартап Масолова придумала в 22 года, учась на четвёртом курсе. Это был проект SmartKniga — аналог западного getAbstract, на который внимание Елены обратили знакомые. Елена с партнёрами по проекту делали профессиональные краткие конспекты новой деловой литературы для занятых менеджеров топ-компаний.

Это позволяло им потреблять по 150 бизнес-книг в год в виде 5—7-страничных выжимок. Проект начали на свои деньги, а также на грант, выигранный на вузовском конкурсе, — около 3 тыс. долларов. (Проект стал победителем конкурса бизнес-планов ГУ-ВШЭ (HSE 5K) 2006 года и конкурса инновационных проектов «Старт» в 2007-м).

Созданная smart-библиотека превысила 100 книг по финансам, менеджменту, предпринимательству.

«Абонементы с доступом ко всей библиотеке мы продавали за 3—10 тыс. долларов, а клиентами были банки, консалтинговые компании, две крупные телекоммуникационные компании», — рассказывает Елена. Впрочем, сейчас сайт smart-kniga.ru не открывается — проект закрыт. «У любого проекта есть цикл жизни.

Эта компания жила 2—3 года, принесла нам по студенческим меркам хорошие деньги. Потом стало понятно, что есть потолок роста — есть всего 400 компаний — потенциальных клиентов, и было понятно, что никогда больше 1/3 из них не станут подписчиками, и с какого-то момента проект перестал быть интересным.

А у нас тогда уже появился венчурный фонд», — объясняет Елена.

Елена всегда говорит «мы», поскольку всегда работает в команде, и, когда речь идёт о разных проектах, под словом «мы» подразумеваются чаще всего разные люди. Неизменно в «мы» одно — лидерство Елены Масоловой в команде.

Венчурный бизнес

Елене стало понятно, что стартапы — самая динамичная модель бизнеса. А много стартапов в одно время — ещё интереснее. Масолова вместе с партнёрами решили организовать свой венчурный фонд Ruvento: «Стандартная модель фонда — поднимать деньги от институциональных инвесторов, limited partners.

Все говорили, что всё замечательно, рынок растущий, но у вас нет реализованных историй успеха, покажите свой track records. Полтора года мы общались с инвесторами, проектами, венчурным комьюнити — другими фондами, предпринимателями и в итоге разбежались по своим делам».

Масолова вынесла из этой истории опыт, полезные связи и твёрдую решимость создать свой фонд по инвестициям в Web, где можно за небольшие деньги и короткие сроки запускать реальные проекты.

Так в 2008 году появился AddVenture, капитал в фонд принесли три бизнес-ангела, в том числе Игорь Устинов, основатель игровой компании «Бука», и его коллеги по «Буке». Ангелы дали деньги, а Елена Масолова и сооснователь фонда Максим Медведев свою долю вложили связями, экспертизой в IT, трудом. Первый фонд был объёмом 300 тыс.

долларов, и из него проинвестировали шесть проектов. Самый удачный — AlterGeo (бывший Wi2Geo), который зарабатывает сейчас десятки тысяч долларов в месяц. После инвестиций в AlterGeo уже буквально через три месяца проект привлёк второй раунд инвестиций от другого инвестора — около 1 млн долларов — и был оценён в 4 раза выше.

Два из шести проинвестированных проектов закрылись, два, как выразилась Елена, «кое-как живут», два — прибыльные. Кроме AlterGeo, в январе 2009-го второй раунд инвестиций привлёк проект Roomix — около 300 тыс. долларов за долю порядка 30% в капитале.

Примерно через три месяца после этих успехов был собран второй фонд AddVenture , объёмом 500 тыс. долларов, куда уже пришли 10 частных инвесторов. Работающий сейчас третий фонд — объёмом уже 5 млн долларов.

Фонды AddVenture I и II инвестируют в проекты 30—50 тыс. долларов, забирая в них долю приблизительно 20—30%. «Всё зависит от стадии проекта.

AddVenture может проинвестировать и на стадии идеи, если она интересна, досконально проработана и есть обратная связь от потенциальных клиентов», — комментирует Масолова.

Критериев для оценки несколько, и один из них — насколько команда вовлечена и погружена в проект с головой, насколько они сами вложились в проект.

Читайте также:  Провоцирует ли глютен акне

«Порой люди приезжают на машинах за несколько десятков тысяч долларов и просят те же самые несколько десятков тысяч, а на прямой вопрос «Почему бы не продать машину?» они отвечают: «Рисковать боязно». Таким людям AddVenture денег не даёт. Он инвестирует в проекты, чьи создатели уверены в успехе и сами вложились по полной», — пишет Елена в корпоративном блоге.

Звёзды

Результаты второго и третьего фондов инвестиций AddVenture радуют инвесторов не меньше. В 2009 году у фонда появилось несколько новых проектов-звёзд.

Minibanda — cообщество мам, которые проводят на сайте в среднем целых 30 минут в день.

EasyFinance, аналог Mint.com, — онлайн-сервис по учёту личных финансов. EasyFinance выпустил карту с АМТ-банком и находится в процессе интеграции с тремя из пяти ведущих банков, а также с одним из ведущих порталов.

B2Bvideo — рекламная технология, которая работает с web-текстом. Например, при наведении мышки на слово «скорость» в тексте некоего интернет-СМИ, появляется рекламный видеоролик автомобиля. Технология понравилась рекламодателям и даёт очень высокий CTR. Проект приносит десятки тысяч долларов в месяц, у него быстро растёт количество клиентов, площадок и средний чек.

Платформа для создания и продвижения интернет-магазинов InSales.ru, также проинвестированная в прошлом году, зарабатывает сейчас около 30 тыс. долларов в месяц.

Сегодня AddVenture уже не ограничивает свои инвестиции в проект 50 тыс. долларов. В последний — Pixonic.ru — вложили сразу 100 тыс. долларов, затем ещё 100 тыс. долларов, и Масолова считает этот проект самой удачной инвестицией. В конце мая в Pixonic.

ru привлекли ещё 750 тыс. долларов инвестиций от крупной российской IT-компании.

Разработчик и издатель игр в социальных медиа набрал уже более 5 млн человек в разных социальных сетях, играющих в «Чародеев», «Аэропорт», «Наёмников», «Приколатор», «Золотую лихорадку» и другие игры.

«Мы предполагали, что сфера будет доходной, такой она и оказалась. Топовые игры приносят несколько тысяч долларов в день в каждой социальной сети», — делится Елена Масолова.

Неизбежные упрёки Елены в том, что все её проекты — клоны успешных западных образцов, она парировала ответом в своём блоге: «Мы убеждены, что адаптировать успешные западные бизнес-модели для российского рынка — разумная стратегия.

Рынки развиваются по одинаковым законам. Миллиарды долларов тратятся на эксперименты, результаты которых мы видим. Не использовать эти данные, не анализировать опыт западных стартапов, отгораживаться стеной просто глупо.

Это всё равно что не читать учебники, а пытаться открывать законы самому».

Очередным успехом в «клонировании» стала история с проектом Darberry, который выиграл российский забег аналогов успешного американского проекта Groupon, названного журналом Forbes самым быстрорастущим стартапом в истории.

От Chip & Daily через Darberry к Groupon

Cheap & Daily, проект Елены Масоловой, был запущен вместе с четырьмя равноправными партнёрами 15 декабря 2009 года. По аналогии с американским интернет-магазином Woot там каждый день продавался какой-то один товар с хорошей скидкой.

Тогда ещё Масолова не подозревала, что уже два месяца, как запущена будущая звезда мирового рынка — Groupon: «Мы видели тогда Groupon.com, но как-то не обратили на него внимания.

Открыли сайт, увидели купон за 10 долларов, не придали этому значения, закрыли сайт».

Тем временем Cheap & Daily очень быстро упёрся в потолок — 100 покупок в день. «Для электронной коммерции, где в процессе участвуют реальные товары, это серьёзный барьер, связанный с необходимостью перестройки логистических схем», — вспоминает Елена.

Кто-то из инвесторов посоветовал Елене присмотреться к модели Groupon — когда продавался не сам товар со скидкой, а сама скидка как виртуальный товар. «Вот вчера мы продали почти 2 тыс. купонов в ресторан. И мы даже этого не заметили. Если бы это были реальные 2 тыс. единиц товара, мы бы с ума тут сошли», — рассказывает Елена.

Партнёры использовали актив Cheap & Daily для привлечения первой базы пользователей, а проект запустили очень быстро — буквально за две недели.

Проект стартовал 10 марта, и при этом это был не первый российский клон Groupon. В гонку до конца лета 2010 года включилось более 30 проектов.

У самых заметных — Biglion (который копирует Groupon даже в дизайне) и Kupikupon — есть и профессиональные инвесторы, и аудитория.

Масоловой удалось обойти конкурентов, и переговоры с Groupon начались буквально спустя два месяца после запуска проекта.

«Мы сразу ориентировались на работу с западным инвестором, поэтому с самого нуля весь бизнес вели вбелую, — делится Елена, — перед сделкой мы проводили аудит, и, если бы мы не вели стопроцентно белый бизнес, она бы не состоялась.

Прозрачность была необходима, но недостаточна. Мы, к примеру, выстроили собственную эффективную систему продаж в семи городах».

Масолова утверждает, что Darberry в первый же день окупил все прямые затраты на него. Всего же в проект было вложено 200 тыс. долларов до момента, когда пришёл американский стратег. Проект на момент сделки приносил порядка 200 тыс. долларов в месяц выручки.

В августе компания Groupon выбрала Darberry, заключив соглашение об инвестициях и опционе. Деньги Groupon на руки никто из партнёров пока не получил — по словам Масоловой, «выплаты растянуты во времени, скажем на двухлетнюю перспективу» (про условия, я имела в виду, что размер может варьироваться. Сами выплаты безусловны).

Павел Куликов утверждает в своей статье на Slon.ru: «Гигант получил опцион на контрольный пакет Darberry — в обмен на 3 млн долларов инвестиций», «Ведомости» написали, что Darberry при сделке оценён в «десятки миллионов долларов».

Масолова от комментариев отказывается: «По договорённости с американской стороной мы не можем разглашать её условия. Я бы просила эту вторую часть вообще не писать.

Или сформулировать, что верхний порог выплат неограничен, чем выше бизнес-показатели, тем выше стоимость компании».

Идеи есть, людей нет

Елена Масолова отказывается называть себя миллионером: «Виртуальные и реальные деньги — это разное. Лучше думать не о деньгах, а о целях по развитию бизнеса».

В будущем Елена планирует вместе с партнёрами продолжить клонировать и адаптировать лучший успешный западный опыт для России: «Мы сейчас общаемся с западными веб-проектами о том, чтобы запускать в России аналоги или на их же технологиях запускать локальные филиалы.

Поэтому недостатка в идеях нет — есть большая презентация на 40 слайдов о том, что можно сделать в России. Есть недостаток в людях. Нужны сильные люди, которые могут эти идеи реализовывать.

Мы постоянно общаемся со стартаперами, ищем активных людей, которые готовы это потянуть».

Елена приводит в пример своих коллег — основателей лучшего европейского клона Groupon — купленного стратегом проекта CityDeal: «Стартаперы за три месяца открыли отделения в 140 городах Европы. Они спали в офисе в спальных мешках. Мы ищем людей, способных показывать такую же бешеную производительность».

ОТПРАВИТЬ:
      

Дуэт скидок и саксофона

ДарБери — мир безграничных возможностей

Крупнейший интернет-сервис коллективных покупок Darberry.ru приветливо распахнул двери в увлекательный мир скидок и безграничных возможностей перед ведущими  представителями индустрии услуг и развлечений Самары.

  • Под чарующий аккомпанемент саксофона гостей принимали Кристина Эрнандес — директор по регионам, Галина Ровенских – руководитель управления по региональному маркетингу, Владимир Донкин — коммерческий директор компании в Самаре и другие представители «Групон Россия (ДарБери)».
  • Гостям вечера был предложен изысканный ужин, за которым руководители московского и самарского  офисов рассказали о реалиях, планах и перспективах компании «Групон Россия (ДарБери)» в России и регионе.
  • Генеральный  директор компании  Алексей Черняк рассказал об основных принципах  построения бизнес-модели интернет-сервиса коллективных покупок,  о возможностях и преимуществах этого  сервиса как самого быстрого и незатратного способа привлечения новых клиентов для бизнеса.

Постоянные партнеры – топ-менеджеры ведущих компаний Самары (Гостиничный комплекс «Славянская деревня»,  Танцевальная студия «Луна», Медицинский центр «Леди стиль», «Созвездие развлечений» («Киномечта»)) –  поделились с коллегами, которые еще только собираются расширять бизнес с помощью Darberry.ru, историями успеха. А ценный приз от Darberry.ruза первый контракт, заключенный непосредственно в ходе мероприятия, достался компании «Планета Боулинг».

Также в подарок своим друзьям компания «Групон Россия (ДарБери)» приготовила выступление танцевального коллектива «DNC, 3» и великолепное шоу барменов.

***

«Групон Россия (ДарБери)» — крупнейший в России интернет-сервис коллективных покупок – был запущен 10 марта этого года.

Читайте также:  РЭМ - рука на пульсе

В августе компания стала официальным представителем в России и на Украине мирового лидера в этой области – Groupon.

ru, названной журналом Forbs(30.08.2010) самым быстроразвивающимся бизнесом за всю историю человечества.

Секрет стремительного развития и огромной популярности интернет-сервиса коллективных покупок в том, что выигрывают все – и поставщики услуг, и покупатели купонов.

Поставщики получают бесплатную рекламу на многомиллионную аудиторию социальных сетей и, соответственно, большой приток новых посетителей. Клиенты приходят с друзьями и коллегами, и часто возвращаются в понравившееся заведение снова.

Покупатели  узнают о новых интересных местах в своем городе и могут попробовать новые услуги и заведения с минимальными затратами. Скидки на лучшие услуги и товары составляют от 50% до 90%.

  1. Groupon.ru
  2. ·      240 городов мира
  3. ·      более 22 000 000 пользователей
  4. «Групон Россия (ДарБери)»
  5. ·      более 1 000 000 пользователей в России и на Украине
  6. ·      70% рынка коллективных покупок
  7. ·      все города–миллионники России и Украины

«Сложно решиться создать стартап после неудачи»: интервью с сооснователем «Рокетбанка» и создателем Osome — Истории на vc.ru

Виктор Лысенко — о бизнес-реалиях 1990-х годов, жизни и работе в Сингапуре и разработке сервиса, который заменит бухгалтеров на роботов.

Форум

Виктор Лысенко

  • Закончил МФТИ в 1994 году.
  • Один из основателей купонного сервиса Darberry.ru, оценённого в $50 млн.
  • В 2012 году вместе с партнёрами основал финансовый сервис «Рокетбанк».
  • В 2017 году запустил Osome — онлайн-сервис для управления бизнесом, который помогает предпринимателям вести бухгалтерию, платить налоги и зарплаты.

Вы выпускались из университета, когда развалился Советский Союз. Каково это было — быть студентом в такое нестабильное время?

В юном возрасте ты вообще не знаешь, что и как происходит. Точнее, ты знаешь, как это происходит у других, но понимаешь, что у тебя будет иначе.

Когда мы учились на четвёртом и пятом курсе, все строили свои представления о дальнейшей жизни довольно стандартно: закончить университет, потом написать диссертацию или не написать. Затем тебя распределят на работу. А тут всё закончилось, ты не знаешь, что будет дальше происходить, взрослые тоже не знают.

И вы вошли в чековый инвестиционный фонд? Что это?

Да, это было забавное и спонтанное решение. Студент на курс старше организовал этот фонд и пригласил меня работать. Чековый инвестиционный фонд занимался ваучерной приватизацией, чтобы помочь людям реализовать чеки на акции компаний.

Когда развалился Советский Союз, имущество нужно было приватизировать: гражданам страны раздали ваучеры, которые можно было обменять на акции компании.

Но один человек с одним ваучером мог мало что купить. Тогда и возникли фонды, которые собирали эти ваучеры и покупали на них более весомые доли акций надёжных компаний. У человека оставался пай.

По сути, это был первый стартап — новый вид деятельности, никто не понимал, что нужно делать. Я был наёмным сотрудником, а не владельцем компании.

Это были 1990-е годы, довольно опасное время — доводилось сталкиваться с бандитами? Нужна ли была «крыша»?

Была одна ситуация. Я работал в фонде, мы участвовали в сделке по покупке акций Красноярского алюминиевого завода (КРАЗ). Я, студент пятого курса, приехал в Красноярск с мешком ваучеров на акции и купил около 11% компании. Я спокойно гулял целый день по улицам города и улетел назад в Москву.

Примерно через год после этого в криминальных хрониках часто стали мелькать заметки о том, что застрелили очередного владельца акций завода, у которого были всего десятые доли процента.

Приходилось ли сталкиваться с бандитами 1990-х годов?

Да. В 1996 году мы с товарищем сделали онлайн-систему для управления предприятиями, что-то наподобие «1C», только всё можно было делать через браузер. Сейчас это нормально, а тогда был космос. Это был мой первый полноценный стартап.

Было здорово, мы опередили рынок лет на пять и нашли инвестора. Он давал деньги частями, а затем вдруг перестал их присылать и отвечать на телефонные звонки. Через время я прочитал в газете, что его нашли мёртвым — в собственном «Гелендвагене» с простреленной головой.

Что случилось с вашей компанией дальше?

Был дефолт, инвестор пропал, искать нового не было времени и ресурсов — закончились деньги, я влез в долги. Компанию пришлось закрыть.

А дальше вам пришла идея создать «Рокетбанк»?

Нет. Я занялся консалтингом и пробовал создавать свои компании, но попытки были неудачными. Я пошёл в компанию, которая называлась «Стратегика», а сейчас — Strategy Partners. Из российских компаний по тем временам это была самая сильная консалтинговая компания. Многие люди, с которыми я тогда работал, в будущем стали предпринимателями.

Через несколько лет мы создали купонный сервис Darberry, который превратился в российский Groupon. Это была феноменальная история, потому что от момента идеи до того, как нас выкупила международная компания, прошло всего 18 месяцев. Из пяти сотрудников Darberry выросла в компанию с 600 работниками в 20 городах, с месячной выручкой в $12 млн. Было ощущение, будто сидишь на летящей ракете.

За сколько продали Darberry?

Мы не разглашаем эту информацию, но в прессе мелькали цифры, они недалеки от истины (по данным «Ведомостей», Darberry оценили в $50 млн — vc.ru). Работа в Darberry была суперинтенсивной. В то время я использовал выходные просто чтобы отоспаться.

Чтобы запустить купонный сервис, нужно договориться с большим количеством компаний. Как вам это удалось?

Было тяжело первые несколько месяцев, а потом компании уже сами хотели присоединиться к сервису. Это был суперхайп. А первое время мы поступали как и все стартаперы — шли и делали.

Почему всё же решили продать компанию с такой феноменальной выручкой?

Это было изначальное условие Groupon, когда он стал акционером Darberry.

Groupon с самого начала был акционером Darberry?

Нет, они стали акционерами примерно через полгода после запуска.

Тогда почему вы продали зарубежной компании акции успешной Darberry?

При создании стартапа всегда есть несколько сценариев. Один из сценариев — сделать клон сервиса и набрать аудиторию, чтобы потом продать его компании, которая изначально запустила эту модель бизнеса. Это с нами и произошло. Если ты придумываешь свою новую модель, то у тебя уже другие цели.

Вы удачно продали Darberry, затем «Рокетбанк». У вас были неудачные проекты?

Да, почти десяток, включая компанию, с которой мы начали разговор. Было тяжело — я потратил время и энергию на проект, вложил деньги и остался в долгах. Потом возвращал их ещё несколько лет.

А после продажи Darberry вы решили создать «Рокетбанк»?

Да, после Darberry был очень небольшой перерыв. С «Рокетбанком» мы пошли по неправильному пути — искусственному рождению проекта. Более правильный путь — когда ты видишь идею и ищешь под неё команду, ресурсы.

Мы же пошли от обратного — у нас была хорошая команда, мы искали, чем можно заняться. Но российский рынок для «Рокетбанка» тяжёлый. Мы видим, что в Европе хорошо взлетели и Revolut и N26. «Рокетбанк» на момент запуска был больше, лучше и с более мощной командой. Время появления компании было правильным, а вот место — нет. Нужно было двигаться в Европу.

Сколько потратили на запуск «Рокетбанка»?

Несколько сотен тысяч долларов, потом получили пару миллионов от Runa Capital.

Почему решили продать компанию? Ведь у неё была позитивная экономика на человека.

Экономика была хорошая, но не суперкосмическая. Поняли, что нужно намного больше ресурсов, чтобы развиваться на российском рынке, а на тот момент поднимать какие-то инвестиции по нормальной оценке компании было практически невозможно.

В 2016 году в одном из интервью вы говорили, что «венчурный бизнес в стране сейчас немного придушеный». По вашему, как обстоят дела с венчуром сейчас?

Всё также. За последние три года в стране ничего особо не изменилось. У этого есть простое объяснение — инвесторам нужно видеть выход из бизнеса.

Когда они планируют инвестировать в бизнес, то обязательно думают о том, как выйдут из него через пять-семь лет с прибылью.

А оценка компаний в России по сравнению с компаниями в Европе или Азии радикально ниже. И возможностей для выхода у инвесторов тоже меньше.

На ваш взгляд, есть ли смысл запускать стартапы в России?

Конечно. Есть же люди, которые делают, например, Skyeng. Несколько моих знакомых делают успешные проекты. Но получить хорошую оценку компании тут намного сложнее.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *