Почему ксеомин® работает даже у нечувствительных пациентов?

Бактериофаги – уникальные микроорганизмы. Их антибактериальная активность достигается внедрением в клетку возбудителя, последующим размножением и распадом бактерии.

Для лечения бактериальных заболеваний могут применяться либо антибиотики, либо бактериофаги, либо проводят совместную терапию.

В каких случаях необходимо назначать антибиотики, а когда – бактериофаги? Все ответы в нашей статье.

Зачем делать анализ

Одна из ключевых проблем, послужившая развитию антибиотикорезистентности бактерий, – неправильное применение антибиотиков или противомикробных препаратов.

Когда к врачу обращается пациент с острым течением заболевания, антибиотики в большинстве случаев назначают сразу, без предварительного определения чувствительности возбудителя.

Специалист назначает антибиотик исходя из собственного опыта, учитывая рекомендации по активности препарата в отношении бактерий, наиболее часто вызывающих данное заболевание.

Выбор антибиотика зачастую продиктован клинической ситуацией: необходимо устранить острые симптомы воспаления, что возможно только при ликвидации микроорганизма как причины, его вызывающей.

Одновременно с назначением антибиотика врач направляет на анализ по определению чувствительности возбудителя к антибактериальным препаратам и бактериофагам. Результаты анализа обычно готовы в течение 3–4-х дней.

Если врач по каким-либо причинам не назначил анализ на чувствительность к антибиотикам и бактериофагам, вы можете сделать его по своему желанию в клинической лаборатории, где проводят такие тесты.

Почему Ксеомин® работает даже у нечувствительных пациентов?

Важные требования к подбору антибактериального препарата на первом этапе: правильная дозировка, узкий спектр активности. Корректное назначение антибиотика определяет возможность формирования к нему устойчивости у бактерий. К сожалению, часто случается наоборот: некорректно назначенный препарат катализирует процесс мутаций у бактерий и формирует устойчивость их к антибиотикам.

Резистентность к противомикробным средствам – серьезная проблема, представляющая угрозу для здоровья людей во всех регионах нашей планеты. Однако появление микроорганизмов, стойких к антибиотикам, послужило толчком к активному изучению бактериофагов.

Препараты бактериофагов рассматривают как альтернативу антибиотикам.

В отличие от антибактериальных препаратов бактериофаги воздействуют только на возбудителя заболевания, не затрагивая нормальную флору человеческого организма.

Препараты бактериофагов можно принимать в сочетании с другими антибактериальными средствами, что усиливает противобактериальный эффект и позволяет снизить дозу антибиотика.

Совместное назначение бактериофагов с противовирусными препаратами противопоказано.

Чтобы достичь нужного эффекта при лечении любым антибактериальным препаратом и препаратом бактериофага, необходимо пройти тест на чувствительность возбудителя.

Принцип определения чувствительности бактерий к антибиотикам и бактериофагам одинаковый. На первом этапе работают с бактериями, выделенными из патологического содержимого – раны, мочи, мазка со слизистой. Далее в питательную среду добавляют антибиотики разных групп и бактерии.

Антибиотикограмму – перечень антибактериальных препаратов, к которым чувствителен выделенный возбудитель, получают с помощью современных стандартизованных методов: серийных разведений или диффузионных методов (диско-диффузионных и Е-тестов).

Почему Ксеомин® работает даже у нечувствительных пациентов?

Метод серийных разведений

Антибиотик в различных разведениях помещают в жидкую питательную среду (бульон) или агар, куда добавляют бактериальную суспензию. По наличию или отсутствию роста микроорганизмов в питательной среде оценивают эффективность антибиотика, определяют его минимальную подавляющую концентрацию. Почему Ксеомин® работает даже у нечувствительных пациентов?

Диско-диффузионный метод

В питательную среду с ранее внесенной бактериальной суспензией помещают бумажные диски с антибиотиками. Вследствие диффузии антибиотика происходит подавление роста микроорганизмов, и по диаметру зон задержки роста судят о чувствительности культуры. Почему Ксеомин® работает даже у нечувствительных пациентов?

Е-тест

Это полоска, на которую нанесен градиент концентрации антибиотика. Исследование проводят аналогично диско-диффузионному методу. Почему Ксеомин® работает даже у нечувствительных пациентов?

Метод слепого пятна

Классический тест на определение чувствительности к бактериофагам. В клинических лабораториях и на производстве применяют метод титрования. Выделенные из патологического содержимого бактерии засевают в питательную среду вместе с бактериофагом. Почему Ксеомин® работает даже у нечувствительных пациентов?

Появление стерильных округлых пятен говорит о лизисе (растворении клеток) бактерий с образованием колоний бактериофагов. Просветление среды (формирование прозрачных зон) подтверждает чувствительность бактерий к бактериофагу.

По спектру действия выделяют моновалентные бактериофаги, которые лизируют бактерии одного вида, и поливалентные – разрушающие бактерии нескольких видов.

Почему Ксеомин® работает даже у нечувствительных пациентов?

На бланке теста будут обозначения в виде букв R или S. R (Resistant) – резистентность бактерий к данному бактериофагу или антибиотику, S (Sensitive) – чувствительность возбудителя к препарату.

Если результат теста R, лечение данным фаговым препаратом неэффективно, S говорит о том, что бактериофаг или антибиотик можно назначать. Если возбудитель чувствителен к определенной группе антибиотиков и резистентен к бактериофагу, назначают антибактериальные препараты, и наоборот.

Тест на антибиотико- и фагочувствительность помогает определить, справится препарат с возбудителем инфекции или нет. Это важный показатель, на который ориентируются специалисты при выборе схемы лечения.

АО «НПО «Микроген» выпускает широкий спектр бактериофагов, что расширяет возможности фаготерапии и позволяет корректно подобрать препарат, к которому чувствительны патогенные бактерии.

Нейтрализующие антитела в крови сохраняются до пяти месяцев даже после умеренной и легкой формы COVID-19

Об исследованиях серологического ответа на коронавирусную инфекцию, которое проводятся в Медицинской школе Икана больницы Маунт-Синай под руководством Флориана Краммера, мы писали не один раз.

Теперь эта исследовательская группа опубликовала в Science результаты новой работы, выполненный с помощью их собственного ИФА-теста.

Тест, известный под названием Mount Sinai ELISA, имеет чувствительность 92,5%, специфичность 100%, положительную прогностическую ценность 100% и отрицательную прогностическую ценность 99,6%. Он выявляет антитела к тримеризованному внешнему домену S-белка.

В марте 2020 года система здравоохранения Маунт-Синай начала скрининг на антитела к SARS-CoV-2, чтобы набрать доноров для плазмотерапии COVID-19.

Лица, прошедшие скрининг, в подавляющем большинстве имели заболевание от легкой до умеренной степени тяжести, менее чем 5% требовалось обследование в отделении неотложной помощи или госпитализация. (См. публикацию PCR.

news об антителах у переболевших тяжело.) Кроме того, Маунт-Синай предлагала на добровольной основе пройти тестирование всем своим сотрудникам.

К 6 октября 2020 года скрининг прошел 72 401 человек, из которых 30 082 получили положительный результат (антитела к S-белку с титром 1:80 или выше). Тест Маунт-Синай дает дискретные значения титров 1:80, 1: 160, 1: 320, 1: 960 или ≥1: 2880.

Титры 1:80 и 1: 160 считались низкими, 1: 320 умеренными, 1: 960 и ≥1: 2880 — высокими. Из 30 082 положительных образцов 690 (2,29%) имели титр 1:80, 1453 (4,83%) — 1: 160, 6765 (22,49%) — 1: 320, 9564 (31,79%) — 1: 960 и 11610 (38,60%) — 1: 2880.

Таким образом, у абсолютного большинства были умеренные и высокие титры.

Авторы отмечают, что в этом исследовании заболевание не подтверждалось ПЦР, и поэтому они могли пропустить часть переболевших, не вырабатывавших антитела. Однако в других исследованиях среди людей с положительным ПЦР-тестом тот же ИФА тест обнаружил антитела у 95–99%, так что вряд ли было пропущено значительное количество людей.

Практически важно, чтобы сыворотка содержала не просто антитела к вирусному белку, но была нейтрализующей, то есть препятствовала проникновению вируса в клетку. Нейтрализующая активность хорошо коррелировала с уровнем антител к S-белку. Активность выше фоновой имели примерно 50% сывороток в диапазоне титров от 1:80 до 1: 160, 90% в диапазоне 1: 320 и все сыворотки с титрами от 1: 960.

Вопрос, который волнует всех, — как долго в крови сохраняются антитела.

Авторы исследовали стабильность титров сывороточных антител против S-белка у 121 донора плазмы с различными уровнями титра еще в двух временных точках — в среднем через 82 дня и 148 дней после появления симптомов.

У людей с невысоким начальным титром (1: 320, 1: 160, или 1:80) при втором измерении наблюдался рост, и только затем снижение. При высоких начальных титрах она плавно снижалась. У большинства пациентов нейтрализующая активность к концу срока сохранилась.

Почему Ксеомин® работает даже у нечувствительных пациентов?Титры 121 добровольца на протяжении 5 месяцев после симптомов COVID-19: общие результаты, представленные в виде среднего геометрического титра (А), они же с разбивкой по начальному титру (B–F); титры нейтрализации 36 участников (G), корреляционный анализ между титрами ELISA по оси x и титрами нейтрализации по оси y на 148-й день; красные линии показывают среднее геометрическое. Credit: Science, 2020: eabd7728, DOI: 10.1126/science.abd7728 | CC BY 4.0

Читайте также:  «Мерц Фарма»: В России открыли новую философию эстетической медицины

Авторы отметили, что в июньской публикации китайских исследователей были получены более пессимистические результаты: титры снижались через 8 недель, особенно часто у бессимптомных. Однако в этой статье исследовали антитела к нуклеокапсидному белку и к одному линейному эпитопа S-белка, при этом титры нейтрализующих антител оставались довольно стабильными.

Исследователи из Маунт-Синай считают свои результаты обнадеживающими: в исследовании ДНК-вакцин даже более низкие титры нейтрализующих антител у обезьян коррелировали с защищенностью от инфекции. За своей когортой они будут продолжать наблюдать.

Некоторые другие исследования дают сходные результаты. В NEJM опубликованы данные по серопозитивности у примерно тысячи исландцев, переболевших COVID-19.

У тех людей, для которых удалось получить результаты за большой промежуток времени, титры антител увеличивались в течение 2 месяцев после постановки диагноза с помощью кПЦР и оставались на плато до конца исследования, то есть не снижались в течение 4 месяцев.

Антитела были обнаружены у 90% пациентов с положительными результатами ПЦР-теста. Нейтрализующая активность в этой работе не измерялась.

Более пессимистично выглядят результаты канадских ученых. Они определяли титры антител в сыворотке 31 выздоравливающего. Уровни антител IgG и IgA к рецептор-связывающему домену S-белка (RBD) снизились незначительно, уровни специфичных IgM — гораздо более резко.

Но что важно, между 6-й и 10-й неделями после появления симптомов доля выздоравливающих с нейтрализующей активностью плазмы уменьшилась на 20–30%, у других нейтрализующая активность снизилась. Правда, канадцы ее проверяли не на нативном вирусе, как в Маунт-Синай, а на вирусных псевдочастицах, содержащих S-белок.

Они призывают сдавать реконвалесцентную плазму для терапии как можно раньше после выздоровления.

Реабилитационный потенциал ботулинотерапии: возможности препаратов нового поколения

Современная медицинская реабилитация подразумевает восстановление у пациента как физических возможностей, так и психических функций и эстетического облика.

Арсенал методов и лекарственных средств, используемых восстановительной медициной, пополнился уникальными возможностями препаратов токсина ботулизма типа А (БТА), активно используемого во многих областях медицины, в том числе неврологии.

Хорошо себя зарекомендовал препарат нового поколения БТА Ксеомин, который по своей эффективности и безопасности аналогичен испытанным препаратам ботулотоксина первого поколения, а по целому ряду свойств имеет ряд несомненных преимуществ.

Возможности применения ботулинотерапии

Ботулинотерапия – область клинической медицины, перед которой стоят задачи изучения механизмов действия препаратов ботулинического токсина и разработки методик лечения им различных заболеваний, проявляющихся мышечным спазмом, болью и вегетативной дисфункцией.

Ботулинотерапия развивается в России уже более 17 лет. Высочайшая эффективность и максимальная безопасность ботулинотерапии подтверждены исследованиями, которые отвечают принципам доказательной медицины.

Научным и клиническим аспектам применения ботулотоксина посвящено множество исследований и фундаментальных монографий, в том числе в России. Ботулинотерапия двигательных расстройств является сегодня отдельным, хорошо изученным разделом неврологии.

Именно начало применения токсина ботулизма типа А вызвало всплеск интереса к изучению патофизиологии фокальных дистоний, спастичности, детского церебрального паралича и других расстройств.

Реабилитационный потенциал ботулинотерапии заложен в особенностях терапевтического эффекта локальных инъекций БТА, которые характеризуются максимальной безопасностью и высоким контролем, дозозависимостью, управляемостью, предсказуемостью и относительной простотой процедуры.

Принципиальный механизм действия всех типов ботулинических токсинов заключается в пресинаптической блокаде транспортных белков, обеспечивающих транспорт везикул ацетилхолина через кальциевые каналы нервной терминали периферического холинергического синапса с последующим выбросом ацетилхолина в синаптическую щель.

Ацетилхолин является медиатором в синапсах парасимпатической нервной системы, некоторых синапсах ЦНС, в соматических двигательных и преганглионарных симпатических нервных окончаниях. Холинорецепторы находятся в скелетных и гладких мышцах, внутренних органах, симпатических и парасимпатических ганглиях.

Особым видом холинорецепторов являются N-холинорецепторы афферентных окончаний, расположенных в вегетативных ганглиях, где они, по существу, становятся рецепторами сенсорного волокна.

Внутримышечная инъекция ботулотоксина инициирует прямое ингибирование альфа-мотонейронов на уровне нервно-мышечного синапса и ингибирование гамма-мотонейронного холинергического синапса на интрафузальном волокне.

Клинически это проявляется в выраженном расслаблении инъецированных мышц и значительном уменьшении боли в них.

При внутрикожной инъекции развивается блокада постганглионарных симпатических нервов на 6–8 месяцев и прекращается потоотделение.

Инъекции БТА в обязательном порядке входят в комплексные программы реабилитации взрослых пациентов со спастичностью любой этиологии и детей, страдающих ДЦП.

Тенденцией современного реабилитационного подхода является профилактическое применение БТА в остром периоде инсульта и черепно-мозговой травмы, а также более раннее начало ботулинотерапии при ДЦП.

Для потенцирования эффекта ботулинотерапии обязательно применяется ЭМГ-локация мышц-мишеней и постинъекционная электростимуляция, для чего в России создан и успешно используется портативный миограф-стимулятор «МИСТ» (фирма «Нейротех»).

Наряду с лечением или профилактикой спастичности у данной категории больных, ботулинотерапия применяется для коррекции сиалореи, нейрогенных расстройств мочеиспускания, трофических расстройств и болевых синдромов, сопутствующих пациентам с поражением ЦНС.

Однако возможности ботулинотерапии не ограничиваются лишь рамками комплексных программ реабилитации спастичности, а обладают значительным реабилитационным потенциалом, который будет кратко охарактеризован далее. Исходя из универсального пресинаптического действия, клиническая сфера применения ботулотоксина включает 4 группы различных синдромов (гиперактивность поперечнополосатых мышц; гиперактивность мышц сфинктеров; гиперфункция экзокринных желез; болевые синдромы), что обусловливает востребованность ботулинотерапии в различных областях клинической медицины.

Ботулинотерапия в неврологии активно используется при фокальных и сегментарных мышечных дистониях, гемифациальном спазме, спастичности и ДЦП, ноцицептивных и нейропатических болях (миофасциальном синдроме, мигрени, головной боли напряжения, постгерпетической и другой форме нейропатий, лицевых болях), ригидности (паркинсонической), треморе, остаточных явлениях нейропатии лицевого нерва (синкинезии, контрактуре), сиалорее, при органических поражениях ЦНС, вегетативных расстройствах (гипергидрозе, эритрофобии) и других синдромах. В косметологии и пластической хирургии, наряду с традиционной реабилитацией возрастных изменений, ботулинотерапия находит применение в коррекции послеоперационных рубцов, мышечных болей, при выращивании кожных лоскутов (экспандеры), при подготовке к пластическим и реконструктивным операциям и в послеоперационном периоде. В офтальмологии – для коррекции синдрома «сухого глаза» и его осложнений, косоглазия, нистагма и тремора глазных яблок, для создания защитного птоза при лагофтальме. В хирургии – для лечения ахалазии кардии и других сфинктерных расстройств, в травматологии и ортопедии – скелетно-мышечных синдромов, травм мышц, после гало-вытяжения, операций на позвоночнике, при гипергидрозе и трофических расстройствах ампутационной культи. В урологии – нейрогенных расстройств мочеиспускания, доброкачественной гиперплазии предстательной железы, в гинекологии – вагинизма, в проктологии – спастического запора и трещин прямой кишки. В стоматологии – при реабилитации нарушений прикуса и окклюзии, дисфункции ВНЧС, для лечения всех форм первичного и вторичного гипертонуса жевательных мышц, в том числе бруксизма и миофасциального болевого синдрома лица. Из новых и необычных возможностей ботулинотерапии следует упомянуть применение в психиатрии для лечения депрессий (при инъекции в мышцы межбровья). Этот список можно значительно продолжить.

Препарат БТА второго поколения Ксеомин

Потребности реабилитации подразумевают повторные инъекции ботулотоксина, иногда с короткими интервалами, в малых дозах, что при использовании препаратов ботулотоксина первого поколения (комплекс «ботулотоксин – гемагглютинин» в природной форме) потенциально вело к формированию нейтрализующих антител при частых повторных (бустерных) инъекциях и снижению эффективности лечения.

В 2005 г. компания «Мерц Фарма» вывела на мировой рынок препарат нового поколения, лишенный комплексообразующих белков, – Ксеомин (incobotulinumtoxin). В 2008 г. препарат зарегистрирован в России. В природе ботулинические нейротоксины окружены комплексными белками, которые защищают молекулы нейротоксина от агрессивных свойств соляной кислоты желудка.

Ксеомин – первый нейротоксин типа А без комплексообразующих белков. Комплексообразующие белки увеличивают выработку нейтрализующих антител к ботулиническому нейротоксину. В нейтральной рН-среде мышцы комплексные белки быстро отделяются от нейротоксина. Комплексные белки не обладают лечебным эффектом, терапевтическое действие – прерогатива ботулинического нейротоксина.

Таким образом, создание высокоочищенного препарата ботулотоксина без комплексообразующих белков позволило проводить ботулинотерапию с любыми необходимыми для задач реабилитации интервалами, поскольку нет риска формирования нейтрализующих антител [1], а условия хранения при комнатной температуре делают Ксеомин удобным при транспортировке и хранении.

Ксеомин представляет собой лиофилизат для приготовления раствора для в/м введения (порошок белого цвета).

Наличие двух форм выпуска – флаконов по 100 ЕД и 50 ЕД – чрезвычайно удобно при использовании как в неврологической практике для лечения блефароспазма и гемифациального спазма, так и в эстетической практике, когда одного флакона препарата достаточно для лечения одного пациента.

В каждом флаконе кроме БТА 100 ЕД или 50 ЕД содержатся вспомогательные вещества: сахароза – 4,7 мг, сывороточный альбумин человека – 1,0 мг. Ксеомин официально зарегистрирован к применению при блефароспазме; идиопатической цервикальной дистонии (спастической кривошее), преимущественно ротационной форме; спастичности руки после инсульта; гиперкинетических складках (мимических морщинах) лица и является значительным достижением компании «Мерц Фарма».

Читайте также:  Аппаратное омоложение coolifting

Клинические исследования Ксеомина

Одним из важнейших критериев оценки качества препаратов ботулотоксина является показатель протеиновой нагрузки, под которой понимается количество клостридиального белка во флаконе при одинаковых показателях биологической активноcти в ЕД (MU).

Чем эта цифра ниже, тем выше специфическая активность и ниже содержание во флаконе балластного, неактивного клостридиального белка (токсоида), который не влияет на активность препарата, но является иммуногенным агентом. J.

Frevert сравнил содержание чистого токсина (на 100 ЕД) в трех препаратах: в Ботоксе этот показатель составляет 0,73 нг, Диспорте – 0,65 нг, Ксеомине – 0,44 нг. При этом активность нейротоксинов в Ботоксе составила 137 ЕД/нг, Диспорте – 154 ЕД/нг, Ксеомине – 227 ЕД/нг [2].

Таким образом, наилучшие показатели при сравнительной оценке зафиксированы у препарата Ксеомин. Работа также показала: приводимые ранее цифры содержания клостридиального белка требуют уточнения в свете настоящего исследования (0,75 : 0,65 : 0,44).

Прежде компаниями приводились значения в нг, соотношение Ботокс : Диспорт : Ксеомин = 5 (флакон 100 ЕД) : 4,35 (флакон 500 ЕД, ранее 12,5 нг) : 0,6 (флакон 100 ЕД). Активность препаратов, исследованная с применением LD50, по данным разных компаний, варьирует.

В связи с этим существуют разночтения при сравнении ботулотоксинов (conversion ratio). Полученные в работе значения отличаются от традиционно принимаемых соотношений (Ботокс : Ксеомин = 1 : 1; Диспорт : Ботокс = 3 : 1). Результаты позволяют сделать заключение о коррекции сравнительных значений при анализе эффективности различных форм ботулотоксинов.

Несмотря на сравнительно непродолжительный период клинической жизни, безопасность и эффективность Ксеомина достаточно полно исследованы в ряде контролируемых испытаний. В частности, показаны эффективность и безопасность препарата в сравнении с плацебо [3] и в сравнении с препаратом Ботокс [4] в лечении блефароспазма.

Аналогичные результаты в лечении цервикальной дистонии (спастической кривошеи) приведены в работах C. Comella и соавт. (2009) [5] и R. Benecke и соавт. (2005) [6].

Одним из недавно зарегистрированных клинических показаний к применению Ксеомина является спастичность руки после инсульта, и в этой проблеме Ксеомин является испытанно эффективным и безопасным средством [7, 8].

В работе M. Barnes и соавт. [7] в проспективном многоцентровом рандомизированном слепом исследовании с параллельными группами изучали эффективность и безопасность препарата Ксеомин в двух вариантах разведения у пациентов со спастичностью верхней конечности различной этиологии.

192 пациента были рандомизированы для получения препарата Ксеомин, разведенного в концентрации либо 20 ЕД/мл (большой объем), либо 50 ЕД/мл (маленький объем). Максимальная общая введенная доза составила 495 ЕД.

После инъекции пациенты наблюдались в течение 12 недель, а также в течение еще 8 недель проводился мониторинг безопасности.

Результаты, полученные авторами, убедительно иллюстрируют безопасность и высокую эффективность Ксеомина в лечении пациентов с постинсультной спастичностью, причем этот эффект приниципиально не зависел от разведения препарата.

К 4-й неделе 57,1% пациентов, получавших препарат Ксеомин, продемонстрировали реакцию по шкале DAS в отношении главной терапевтической цели: 63,0% пациентов в группе с разведением 20 ЕД/мл; 52,4% пациентов в группе с разведением 50 ЕД/мл. Эффективность в обеих группах разведения препарата Ксеомин была одинаковой. Об улучшении глобальной оценки эффективности сообщили 79,9% пациентов и 89,0% исследователей. 

В другом крупном проспективном многоцентровом рандомизированном двойном слепом плацебоконтролируемом исследовании P. Kanovsky и соавт. изучалась клиническая эффективность и безопасность препарата Ксеомин при постинсультной спастичности верхней конечности [8]. Всего в исследование было включено 148 пациентов: 75 были рандомизированы в группу плацебо и 73 – в группу препарата Ксеомин.

Препарат Ксеомин вводили фиксированными дозами для каждой мышцы, рекомендованными группой изучения спастичности WE MOVE, максимальная доза составила 400 ЕД за одно посещение. Лечение запястья и сгибателей пальцев было обязательным, другие группы мышц верхней конечности лечили в зависимости от клинической необходимости.

Главным критерием эффективности являлась степень реакции на лечение (реакция определялась как улучшение на ≥ 1 балл по шкале Ashworth) сгибателя запястья к 4-й неделе. К другим критериям оценки результата относились общая оценка положительного эффекта лечения (определявшаяся пациентом, исследователем и лицом, осуществлявшим уход), а также частота побочных эффектов.

Результаты данного исследования являются самой масштабной иллюстрацией клинической результативности Ксеомина у пациентов с постинсультной спастичностью. К 4-й неделе введение препарата Ксеомин позволило достичь значительного улучшения тонуса (улучшение ≥ 1 балл по шкале Ashworth) всех мышц, подвергшихся лечению после первой инъекции.

 Общая оценка эффективности лечения исследователями, пациентами и лицами, осуществлявшими уход (p ≤ 0,001), как «хорошо» или «очень хорошо» была выставлена для значительно большей доли пациентов в группе лечения препаратом Ксеомин по сравнению с группой плацебо.

Препарат Ксеомин хорошо переносился при введении дозы до 435 ЕД (одному пациенту ввели немного больше препарата, чем рекомендованные максимальные 400 ЕД; средняя доза составила 320 ЕД).

У схожего количества пациентов в обеих группах наблюдался как минимум один побочный эффект (Ксеомин: 21 пациент, плацебо: 20 пациентов): дизестезия (0,7%), головная боль (2,0%), гипестезия (0,7%), чувство жара (2,7%), дисфагия (0,7%), боль в месте инъекции (0,7%), гематомы в месте инъекции (0,7%). Большинство побочных эффектов имело умеренную или среднюю степень выраженности. О серьезных побочных эффектах, обусловленных введением препарата Ксеомин, не сообщалось.

Учитывая, что главной целью освобождения Ксеомина от комплексообразующих белков было снижение иммуногенности препарата при повторных инъекциях, представляют интерес результаты исследования формирования нейтрализующих антител в эксперименте и клинической практике. В работах W. Jost и соавт. [9] и P. Kanovsky [10] убедительно показано отсутствие формирования нейтрализующих антител к ботулотоксину после повторных инъекций Ксеомина.

Таким образом, резюмируя сравнительные и клинические исследования Ксеомина, можно заключить, что

  • Ксеомин – чистый нейротоксин, свободный от комплексообразующих белков, что снижает его потенциальную иммуногенность;
  • Ксеомин по эффективности сравним с Ботоксом;
  • Ксеомин является безопасным и высокоэффективным препаратом для лечения фокальных дистоний и постинсультной спастичности;
  • Ксеомин очень стабилен: может храниться при комнатной температуре в течение 48 месяцев.

Ксеомин в косметологии

Для быстроразвивающейся косметологии интерес представляют исследования, посвященные безопасности и эффективности Ксеомина в лечении гиперкинетических мимических морщин. В одном из исследований, проведенных в Германии [11], изучена эффективность применения Ксеомина (доза – 20–23 ЕД) для лечения линий глабеллы у 10 женщин в возрасте 29–61 год.

Результат лечения был оценен как «хороший» или «очень хороший» у 90 и 89% пациенток после 2 и 12 недель соответственно. Только у одной женщины в качестве временного нежелательного явления отмечалась головная боль.

В одном из первых исследований эффективности Ксеомина и Ботокса в эстетической медицине, проведенном у 10 пациентов с линиями улыбки, были показаны сравнимые сила и длительность эффекта обоих препаратов [12]. Российский опыт применения Ксеомина в косметологии не отстает от международного и в ряде случаев даже превосходит его.

Это отражено в последнем издании методических рекомендаций по применению Ксеомина в эстетической косметологии, где обобщен опыт эстетической коррекции как традиционных зон – верхней и средней трети лица, так и современных способов коррекции нижней трети лица и шеи.

Заключение

Таким образом, препарат нового поколения БТА Ксеомин по своей эффективности и безопасности аналогичен испытанным препаратам ботулотоксина первого поколения, а по целому ряду свойств имеет ряд несомненных преимуществ.

Ведущими преимуществами являются биологическая чистота препарата, низкая иммуногенность, стабильность при хранении при комнатной температуре, что наряду с доказанной безопасностью и эффективностью позволяет считать препарат Ксеомин «золотым стандартом» амбулаторной неврологической и эстетической ботулинотерапии. 

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: ботулинотерапия, гипергидроз, эритрофобия, вегетативные расстройства, Ксеомин

Как вывести ботулотоксин — рекомендации специалистов

Бывают случаи, когда, несмотря на профессионализм врача-косметолога и высокое качество вводимого препарата, ботулотоксин «располагается» неудачно и эффективность процедуры не соответствует ожиданиям. Риск такого развития событий крайне минимален, но от него никто не застрахован. Причинами побочных реакций могут стать:

  • высокая чувствительность к компонентам препарата,
  • особое размещение мимических мышц,
  • старые травмы,
  • недиагностированные грыжи.
  • В результате у пациентов может отмечаться асимметрия лица, птоз век или бровей, искривление уголков рта, лимфостаз в межбровной области и другие побочные эффекты, вызывающие серьезный дискомфорт.
  • Когда ботулотоксин выводится из организма естественным образом?
  • Выведение препарата осуществляется почками в течение месяца после процедуры, но эффект сохраняется до 6 месяцев — в зависимости от физиологических особенностей, которыми обладает организм человека и особенностей лечения, а именно:
  • интенсивность обмена веществ,
  • возраста пациента,
  • массы тела,
  • пола,
  • объема введенного препарата,
  • инъецируемой зоны.
Читайте также:  Клинические показания при выборе препарата с гиалуроновой кислотой или гидроксиапатитом кальция

Однако есть ситуации, когда специалисту ничего не остается, как нейтрализовать ботулотоксин. О начале выведения препарата свидетельствует усиление мимической активности в инъецированных зонах.

Как вывести ботулотоксин искусственным путем?

Сегодня существуют методики, позволяющие ускорить данный процесс, но при этом важно четко соблюдать рекомендации врача. Наиболее эффективными являются следующие методы нейтрализации ботулотоксина:

  —  Медикаментозный способ.

  • Лечение нежелательных эффектов и осложнений проводится с помощью следующих препаратов:
  • Капли Клонидин 0,125% — альфа-адреномиметик, способствующий активизации мышц Мюллера с адренергической иннервацией — по 1-2 капли 2 раза в сутки 14 дней;
  • Капли Визин, Офтагель, Систейн Ультра, — по 1-2 капли 3-4 раза в сутки 14 дней;
  • Прозерин 0,05% (ингибитор холинэстеразы, способствующий повышению мышечной активности) — по 1 мл подкожно 1 раз в сутки 10-14 дней или перорально по 1 таблетке внутрь 2 раза в сутки 10-14 дней;
  • Нейромедин — не более 1мл внутрикожно наппаж над бровью 3 раза в неделю №5-10;
  • Мильгамма внутримышечно 2,0 через день №5-10;
  • «ARCOXIA» 60 или 90 мг 1 таблетка в суки 7 дней;
  • Деринат 1,5% раствор внутримышечно 5 мл через день №5;

  —  Микротоковая терапия.

Данный метод обладает нейростимулирующим действием, позволяет частично нейтрализовать препарат. Микротоки способствуют нормализации мышечного тонуса.

Рекомендуется проводить сеансы микротоковой терапии RF через день (5-7 повторений). Это позволит снизить действие токсина за счет нормализации передачи нервных импульсов.

Высокую эффективность показывает микротоковый лимфодренаж. Восстановление мимики становится заметным уже после первых процедур;

  1.   —  Магнитотерапия.
  2. Способствует ускорению обмена веществ и кровотока в тканях. Благодаря способности воздействовать на глубоко расположенные ткани данный метод чаще всего назначают при диплопии;
  3.   —  Электростимуляция.
  4. Процедура помогает нейтрализовать токсин за счет низкочастотного импульсного электротока, способствующего мышечному сокращению и восстановлению нервных сигналов;
  5.   —  Ультразвуковая терапия.
  6. Ускоряет движение импульса по нерву, стимулирует кровообращение и циркуляцию в тканях, насыщает организм кислородом, улучшает регенерацию.

В физиопроцедурам, направленным на ускорение выведения препарата, относится и аппаратный массаж — вакуумный лимфодренаж, гальванизация, электроионофорез. Выбирая метод, как уменьшить действие ботулотоксина, специалист обязательно учитывает индивидуальные особенности пациента.

Когда «работает» не все: определение чувствительности к антибиотикам

Всемирная организация здравоохранения заявляет: «Устойчивость бактерий к антибиотикам возрастает до угрожающе высоких уровней во всем мире».

В таких условиях даже «банальный» отит или тонзиллит может приобретать затяжное, осложненное течение, не говоря о риске в отношении потенциально летальных инфекций.

Как выяснить какой препарат эффективен против «своей» патогенной флоры? И какой анализ выбрать?

«Классический» способ

Некоторые представители бактериальной флоры обладают поразительной способностью к мутациям. Бактерии, еще вчера чувствительные к простому пенициллину, сегодня – «не реагируют» на куда более «продвинутые» антибиотики.

Поэтому в современной медицине лечение бактериальных процессов без понимания особенностей возбудителя представляется «занятием» сомнительным и бесперспективным. В лучшем случае, воспаление просто «затихнет» на короткое время, а в худшем – разовьется до угрожающих жизни масштабов.

  • Особенно опасна такая ситуация в отношении хирургических больных, новорожденных и людей с ослабленным иммунитетом, а также тех, для кого прием антибиотиков стал нормой жизни.
  • Микробиологические способы идентификации возбудителей уже давно используются медициной всего мира, а современные анализаторы сделали этот процесс быстрее и эффективнее.
  • Так, посев на флору с определением чувствительности к антибиотикам позволяет не только «узнать» бактерии, но и проверить их чувствительность к стандартному (6-8) или расширенному (до 12) спектру антибиотиков.
  • В результате будет указан не только вид бактерий, но и их количество и реакция на препарат:
  • S – чувствительны – препарат эффективен,
  • I – сомнительно – препарат обладает слабой активностью против возбудителя,
  • R – резистентны – препарат «бесполезен» в отношении данной микрофлоры.

Правда у анализа есть и недостатки:

  • длительность выполнения – до 7 дней, что ограничивает назначение «целевого» препарата в самом начале воспаления;
  • отсутствие возможности определения минимальной эффективной «дозы» препарата.

Новое поколение

Потребность медицины в быстром и качественном микробиологическом исследовании «подтолкнула» науку к созданию метода MALDI-TOF MC, удостоенного Нобелевской премии в 2002 году.

Метод основан на идентификации уникального белкового состава бактерий, представляющего собой своего рода «отпечаток пальца». Его точность достигает 98%. А в анализатор заложена информация более чем о 750 видах клинически значимых микроорганизмах, с возможностью «обновления базы данных».

Кроме того, примененеие идентификации MALDI-TOF MC в составе комплексных исследований позволяет проверить чувствительность микрофлоры к 18-20 препаратам, против максимально-возможных 12 у предыдущих «поколениях» посевов. В результате анализа теперь можно увидеть не только эффективность антибиотика, но и подобрать по протоколу минимальную действующую дозу препарата.

Метод полностью автоматизирован, что исключает влияние человеческого фактора на результат. А готовность исследования составляет максимум 4 дня.

Опубликованы результаты важнейшего исследования по изучению эффективности и безопасности Мексидола® (ЭПИКА)

Результаты рандомизированного двойного слепого мультицентрового плацебо-контролируемого в параллельных группах исследования эффективности и безопасности препарата Мексидол® при длительной последовательной терапии у пациентов в остром и раннем восстановительном периодах полушарного ишемического инсульта ЭПИКА опубликованы в Журнале неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова в выпуске «Инсульт» №3, /2017; Вып.2, ведущем ВАК — рецензируемом издании для неврологов и психиатров России.

В исследовании ЭПИКА приняли участие 150 пациентов из 11 лечебных учреждений различных регионов РФ. Пациенты 1-й группы получали Мексидол® в дозе 500 мг в сутки внутривенно капельно 10 дней, а затем по одной таблетке 125 мг три раза в день на фоне базисной терапии в течение 8 недель. Вторая группа пациентов совместно с базисной терапией получала плацебо по аналогичной схеме.

В результате терапии мексидолом показано достоверное уменьшение симптомов и функциональных нарушений у пациентов с полушарным ишемическим инсультом.

В ходе терапии мексидолом отмечалось достоверно более выраженное по сравнению с плацебо улучшение жизнедеятельности, измеренное по модифицированной шкале Рэнкина.

На момент окончания терапии уровень жизнедеятельности был достоверно выше в группе терапии мексидолом.

Восстановление, соответствующее 0-2 баллам по модифицированной шкале Рэнкина, отмечалось у 96,7% пациентов в группе мексидола и у 84,1% — в группе плацебо (р=0,039).

На момент окончания терапии неврологический дефицит был достоверно ниже в группе терапии мексидолом при тестировании по шкале инсульта Национального института здоровья по сравнению с плацебо. Положительное воздействие терапии мексидолом отмечено у пациентов с сопутствующим сахарным диабетом.

При оценке состояния по шкале депрессии Бека и по когнитивно-аффективной субшкале в обеих группах наблюдалось значимое увеличение числа пациентов с отсутствием симптомов депрессии от 1-го к 5-му визитам. Включение Мексидола® в базисную терапию способствовало более быстрому купированию депрессивных расстройств.

Терапия мексидолом способствовала достоверному улучшению качества жизни, уже начиная со 2-го визита. Подавляющее большинство пациентов в группе терапии мексидолом отмечали, что у них не возникает никаких проблем с передвижением, самообслуживанием, выполнением повседневных дел, не испытывали боли и дискомфорта, тревоги и депрессии.

  • В субпопуляции пациентов с сахарным диабетом в группе терапии мексидолом качество жизни было достоверно выше к моменту окончания терапии.
  • Доказана безопасность длительной последовательной терапии мексидолом у пациентов с ИИ в остром и раннем восстановительном периодах.
  • Полученные данные свидетельствуют о сопоставимом профиле безопасности препарата Мексидол® и плацебо при применении в режиме последовательной терапии у пациентов в остром и раннем восстановительном периодах полушарного ИИ.
  • Рекомендовано включение препарата Мексидол® в терапию пациентов в остром и раннем восстановительном периодах ишемического инсульта.
  • 1 Журнал неврологии и психиатрии. 2017;117:3(2):55-65

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *