Кто учит пластических хирургов?

Ильяс Бейскенов, 31 год, родной город — Омск, пластический хирург, @dr_beiskenov, @callisto_beauty_clinic Кто учит пластических хирургов? Как все начиналось

Я из семьи медиков, склонность к естественным наукам у меня была с детства. Потратил на обучение больше десяти лет — шесть лет в академии, год интернатуры по общей хирургии и два года по пластической хирургии в Санкт-Петербурге.

После окончания медицинской академии работал по специальности общего хирурга, но понял, что не хочу жить ночами в больнице, отказаться от личной жизни и интересов, получая за это копейки. Это сподвигло найти новое направление с достойной зарплатой и интересом к работе.

Я с детства тянулся к искусству, возможно, поэтому выбрал пластическую хирургию. Она объединяет в себе реконструктивно-эстетическую хирургию и зачатки творчества. Это идеально для меня подходило.

О специализации

Пластическая хирургия — перспективная и молодая специальность. Здесь можно многое для себя открыть и выделиться. Мне как молодому специалисту это было важно. При правильной стратегии в этой профессии можно быстро добиться результатов.

Кто учит пластических хирургов?

Также это постоянные стажировки за рубежом. Раз в месяц я выезжаю на обучение или мастер-классы. Профессия врача подразумевает постоянное обучение. Если ты упустил из виду инновацию, то уже не на передовой. Я с удовольствием совмещаю работу и путешествия. У молодых специалистов сейчас есть возможность учиться у лучших.

О работе

В узкой специализации можно добиться больших высот, если хорошо выполнять свою работу. Студенту после общей хирургии надо определиться с тем, какая сфера ему по душе. Важно, чтобы работа нравилась. Тогда она превратится в хобби, где ты не устаешь.

Сначала меня пригласили на работу в Астану. В клинике я проработал четыре года. Затем пришла мысль открыть свое дело. Буквально за два месяца мы открыли клинику.

Я хотел создать не рядовой продукт, а место, где человек получит все услуги. Палаты в клинике выглядят как гостиничные номера, еда из ресторана.

Сочетая передовые технологии и умения хирурга, мы получаем хороший результат.

К пластическому хирургу приходят люди с проблемами эстетического и психологического характера. Маленькая операция меняет их жизнь. И в первую очередь мы работаем как психологи — надо определить, какого пациента можно брать на операцию.

Кто учит пластических хирургов?

В эстетическую хирургию человек не приходит с заболеваниями. Он приходит в здоровом, адекватном состоянии, и в таком же здоровом состоянии должен уйти. В этом большое отличие от стандартной хирургии.

Когда общий хирург идет на операцию, он борется за жизнь человека. Мы же работаем на более глубоком, ментальном уровне. У нас более тесный контакт с пациентом. Любая маленькая проблема пациента становится большой для тебя.

О качествах и навыках

Хирург должен полностью отдаваться своей профессии. Я на работе с утра до позднего вечера — это тяжелый график, который выдерживают не все.

Постоянно беспокоит ответственность перед пациентами. Хирург должен быть эмоционально устойчивым и физически подготовленным. Поэтому девушкам работа в этой сфере дается сложнее.

Важное качество в профессии — трудолюбие. Здесь нельзя оставлять что-то на потом.

Важное качество в профессии — трудолюбие

Я просыпаюсь в шесть утра, еду на тренировки, а утром уже на работе. День начинается с перевязки и осмотров. В десять часов я начинаю операции, которые могут длиться до десяти вечера. В день проводится больше пяти-семи операций. График напряженный.

Мы работаем со всеми сферами внешности человека. Я должен понять пациента, его желания, причины и мотивацию. Затем, поговорив с ним, решить, какая операция сделает его счастливым. Здесь важно трезво оценивать свои силы, это залог хорошей репутации.

Работа с клиентом начинается с консультации. Я консультирую много, больше 70 % людей получают отказ. Я вижу неадекватность просьб, что-то за гранью фантастики. На такое нормальный хирург идти не будет.

Иногда приходят люди, у которых зародились комплексы в семье или среди друзей. Здесь приходится чуть дольше разговаривать, объяснять, что мы выражаем профессиональное мнение. Многим клиентам помогает просто беседа.

После консультации они уходят счастливыми и с твердой верой, что им ничего не надо менять.

Кто учит пластических хирургов?

Хирург должен определить человека, который правильно мотивирован. Например, многодетные мамы, которые подарили красоту своим детям. После родов у них есть адекватное желание вернуть былую красоту. И они вполне этого заслуживают.

О перспективах

С каждым выпуском становится все больше пластических хирургов. Но надо понимать, что только малая часть из них выдерживает и остается в профессии.

Многие хотят быть пластическими хирургами, гоняясь за деньгами. Кажется, что пластический хирург зарабатывает много денег, ездит на дорогих машинах, но это лишь мишура, которую выгодно показывать по телевидению.

На самом деле эта работа сложная и подойдет не для каждого врача.

Сейчас направление пластической хирургии развивается в мире. Казахстан немного отстает ввиду ментальных особенностей. Наших людей многое ограничивает, но в последние годы все больше пациентов не боятся заявлять, что сделали пластику.

Для пластического хирурга главная награда — это улыбки пациентов, и ничего больше. Только так я оцениваю свою работу. Призвания, награды придумывают по большей части с целью рекламы.

Хирургов много, и каждый ставит свои цены. Можно сделать операцию на веки за 50 000 тенге, а можно за 350 000 тенге. Зависит от класса и опыта хирурга, клиники, где он работает, материалов и аппаратов.

Это все составляющие результата. Есть такое выражение, которое актуально в профессии: «В мелочах — бог». Исправлять чужие ошибки выходит намного сложнее и дороже.

Хороший хирург зарабатывает нормально, ему хватает на семью и путешествия.

Для пластического хирурга главная награда — это улыбки пациентов, и ничего больше

О преимуществах и недостатках

К плюсам профессии я отношу путешествия по миру и обучение. Также у пластического хирурга хороший заработок и надежное место работы. Наши врачи боятся уйти в частный бизнес, в отличие от пластических хирургов. Хотя во всем мире медицина уже давно коммерциализировалась. Работа с приятными людьми приносит большое удовольствие.

Но в этой профессии, если ты потерял актуальность, то перестаешь работать. Здесь нет фиксированной зарплаты — все зависит от пациентов.

Есть устоявшееся мнение, что больше надо доверять хирургам с большим опытом работы, более взрослым людям. Но мир меняется, появляется все больше молодых специалистов, которые теснят опытных врачей. Я доказываю все своими работами.

Не стесняюсь делиться результатом, рассказывать о профессии и чувствую доверие людей.

Кто учит пластических хирургов?

Я еще не сталкивался с конфронтацией как специалиста в этой области. Наоборот, люди меня узнают, задают интересующие вопросы. Сейчас эта специальность интересна, малоизучена.

О планах

Я вышел за рамки обычного пластического хирурга. Я руководитель, запускающий проекты. Мы хотим развить медицинский туризм в Казахстан. Я считаю, что мы не хуже корейцев. Наша работа тоже качественная, а стоит намного меньше.

Недавно мы запустили масштабный проект, который в дальнейшем хотим повторять. Мы выбираем девушку, которая психологически и физически готова к изменениям. Хотим бесплатно помочь решить ее проблему.

В комиссии у нас собраны лучшие специалисты. Желание сделать операцию есть у многих девушек, но у каждого человека свои ограничения. Наша мотивация в том, чтобы менять жизнь людей к лучшему и осуществлять их мечты.

Я люблю эту профессию, люблю эстетику. Мне нравится делать людей красивыми. И я останусь в этой профессии, пока у меня есть возможность работать.

Пластическая хирургия как феномен искусства

Культура » История культуры » Находки и открытия

Пластическая хирургия завоевывает все больше поклонников в нашей стране. Дочь известного пластического хирурга Евгения Лапутина Яна, поделилась с «Правдой.Ру» почему звезды не скрывают, что ложились на операционный стол, и откуда такое пристальное внимание к этой теме у кинематографа.

Кто учит пластических хирургов?

Пластическая хирургия как феномен искусства

  • — В лексиконе эстетической медицины встречается такое обилие непонятных для посвященных слов, что порой кажется, эти люди говорят на каком-то «птичьем языке».
  • — Сегодня возможностями пластического хирурга могут воспользоваться люди практически из всех слоев общества, так что удалить жир, уменьшить или увеличить грудь, разгладить морщины на лице, сделать инъекции ботокса – уже не диковинные слова, а те, что все больше входят в словарь современной женщины.
  • — Которая, как партизанка, ни за что не признается, что побывала под скальпелем хирурга.
Читайте также:  Российская индустрия красоты и выставка InterCHARM: 20 лет вместе

— Да, в России как-то не принято рассказывать о том, что ты стала хорошо выглядеть благодаря умелым рукам пластического хирурга, а вот в США женщины не стесняются рассказывать об этом, тем самым демонстрируя свое положение в обществе. Хотя странно, ведь именно русские падки на всяческие демонстрации своего превосходства, так что, думаю, и до нас это скоро дойдет.

Кстати, когда разговор происходит без мужчин, женщины гораздо более откровенно рассказывают о том, что они сделали, но опять же, это возможно только в среде подруг. Если же изменения так хороши, что бросаются в глаза, то женщина хвастается и перед той, кого считает своей соперницей.

  1. — Яна, а вы делали что-то со своим лицом?
  2. — Разве незаметно?
  3. — Что, если не секрет?
  4. — Не догадываетесь?
  5. — Пожалуй, нет.
  6. — Тогда и я не скажу.
  7. — Зато всем известно, кто из звезд пробовал на себе все прелести этого искусства.

— В рассказах звезд о перенесенных операциях уже нет ничего удивительного, в Интернете даже есть сайты «Знаменитости и пластическая хирургия».

Он постоянно обновляется, а в архиве есть изображения и таких, как Памелы Андерсон – мечты всех мальчиков-подростков, Мэг Райан, Дженнифер Лопес, Кортни Лав (вот ей, кажется, пластическая хирургия не очень-то помогла), Виктория Бэкхем, Кэтрин Зета-Джонс и… Аль Пачино, который так неподражаемо чувствует «запах женщины».

Ну и, конечно, любимец всех детей мира – Майкл Джексон. Что и говорить, эстетическая хирургия в кино играет значительную роль, и поэтому Лос-Анджелес сегодня является одним из крупнейших центров пластической хирургии.

— Любопытно, как эта тема отражается в искусстве? Допустим, в самом важнейшем из них?

— Эстетическая хирургия, наверное, самая востребованная область медицины в кинематографе. Этой теме посвящены не только целые фильмы и даже сериалы. Одной из первых лент был «Тупик» У.Уайлера, снятый еще в 1937 году. Затем «Женское лицо» Д.Кьюкора, «Черный коридор» Д.Дэвиса, «Цирк ужасов» С.Хэйерса, «Федора» Б.Уайлдера, «Бразилия» Т.

Гиллиама, «Клуб первых жен» Х.Уилсона, «Без лица» Джона Ву, «Секреты Лос-Анджелеса» К.Хэнсона и «Ванильное небо» К.Кроу. Сериал «Части тела» приковывает внимание к операциям, которые делают два партнера-хирурга, один из которых порядочный ловелас и пройдоха.

Сериал забавно смотреть, так как те, кто действительно знаком с миром пластической хирургии, находят много схожего с реальным миром. Несколько моих знакомых пластических хирургов усаживаются перед телевизором и с удовольствием смотрят очередную серию. Я могу продолжить список, но думаю, этого пока достаточно.

Если вам интересна глянцевая сторона пластической хирургии, пополните свою видеотеку этими фильмами.

— Среди обилия картин нет ни одной отечественной. Россияне мыслят иначе?

— Безусловно, огромную роль играет менталитет. Европа стала тем местом, где в 20-е годы ХХ века (вот такая милая игра слов) получила распространение психология. И, надо заметить, не научная психология, а психология как работа с клиентами.

Люди стали ходить к психологу не потому, что они признавали себя больными психически, а потому что считали, что в их сознании и психике есть некий конфликт, разрешение которого мешает им жить и развиваться дальше.

На Западе сказать фразу: «Мой психолог считает, что нам с мужем надо чаще ходить в музей» — это нормально, это не вызовет никакого осуждения. В России это пока представить трудно.

— Не далеко то время, когда наряду с фильмами и ток-шоу, появятся телепередачи, где в режиме реального времени зрители увидят все прелести и ужасы пластической хирургии?

Кто учит пластических хирургов?

Пластическая хирургия как феномен искусства

— Напрасно иронизируете. Такие передачи уже появились во многих странах мира. Для участия отбирается группа людей, не имеющих средств на дорогостоящие операции, которая на длительное время помещается в клинику. В реальном времени демонстрируется все, что происходит там с ними: их надежды и сомнения до операции, сами операции, послеоперационный период.

Как правило, режиссеры пытались показать, что же меняется в мировоззрении, самоощущении и планах людей, которые благодаря работе хирурга избавлялись от своих недостатков или «поворачивали время вспять», тем самым будто бы получая шанс начать сначала или даже круто изменить свою жизнь.

Для многих эти программы послужили толчком для обращения к эстетическому хирургу.

— Стали ли они более счастливы от этого?

— Как ни странно, но большинство пластических хирургов считают, что только красивой внешности недостаточно. Красота не заключается лишь во внешнем виде, а становится настоящей и естественной, если идет изнутри человека. Стендаль говорил: «Красота обещает счастье», но обещает ли счастье та красота, что рождена под скальпелем хирурга?

Мир пластической хирургии в цифрах, людях и книгах

Кто учит пластических хирургов?

© globallookpress.com

Автор Ирина Багаева

31 июля 2015

В нашем мире пластические операции стали делом привычным — чем-то вроде новой прически или маникюра. «РБК Стиль» разобрался, насколько далеко зашла кровавая индустрия красоты.

Еженедельник Time в одной из недавних статей Nip. Tuck. Or Else провозгласил, что пластика это «the new makeup».

Подсчитано, что сегодня каждая пятая женщина в Южной Коре делала пластическую операцию хотя бы раз, а несколько лет назад правительство Бразилии отменило налог на пластические операции, апеллируя к тому, что они непосредственно влияют на физическое и психическое здоровье, а, следовательно, должны быть доступны всем.

 

Пример практически полного изменения внешности в одной из южнокорейских клиник

Самыми востребованными в мире считаются операции по увеличению груди, следом идет ринопластика, на третьем месте — подтяжка лица.

Но в каждой конкретной стране предпочтения меняются — если в Венесуэле даже хрупкие подиумные модели делают грудь размера D, то в Иране, где женщины обязаны закрывать одеждой тело и волосы, на первое место выходит ринопластика, но в ОАЭ при этом — операции, направленные на улучшение контуров тела.

Среди необычных процедур стоит отметить операции по наращиванию челюстного угла и укорачивание пальцев ног. Первой прославился профессор Херманн Ф. Зайлер из Цюриха, который с помощью имплантатов выдвигает нижнюю часть лица пациентов.

По его мнению, люди с выраженным подбородком выглядят привлекательнее и умнее, подбородок символизирует силу, интеллект и эволюцию. В качестве примера доктор предлагает сравнить лицо неандертальца и Ивана Грозного. С желанием пациента укоротить пальцы врач Али Садрие первый раз столкнулся в 2004 году в Филадельфии.

«Женщина пришла в клинику и сказала, что ей не нравится, как смотрится ее большой палец в босоножках, и попросила его укоротить. Меня тогда удивила и сама просьба, и факт того, что это случилось именно в Филадельфии. В Филадельфии, где огромное количество людей страдают от ожирения, но совсем не пекутся о внешнем виде. А тут ее не устроил собственный палец». За «подрез» пальца пациенты готовы отдавать $2000–4000.

Самыми востребованными в мире считаются операции по увеличению груди, следом идет ринопластика, на третьем месте — подтяжка лица

Но с запросами сделать «красиво» к врачам обращаются не только женщины, процент мужской аудитории постоянно растет.

По подсчетам дубайского центра косметической, эстетической и реконструктивной хирургии American Academy of Cosmetic Surgery Hospital, соотношение женщин и мужчин в 2013 году составляло 82% на 18%, в 2014-м соотношение поменялось на 77% и 23%, а в первом полугодии 2015 года — 74% и 26%.

  Больше всего мужчин волнует вид их носа, фигуры и стремление убрать мешки под глазами.

Мужчины активно записываются на процедуры липосакции, популярен аппарат BodyJet, когда вода под большим напором через прокол в брюшной полости подается в организм и фактически вымывает жировые накопления из проблемных зон. Или операция BodyLift — подтяжка и реконструкция тела после значительного снижения веса. Возрастная категория пациентов мужского пола широкая: от 25 до 60 лет. 

Пластический хирург Венди Льюис, известная как Knife Coach, в 1997 году организовала консультационный центр, действующий до сих пор. За $300–750 в час клиенты по скайпу, телефону или при личных встречах рассказывают Венди о причинах, побудивших их к изменению внешности, и частях тела, которые, на их взгляд, требуют коррекции.

Она выслушивает и дает советы — о методах, клиниках, возможных рисках в конкретных ситуациях. Любовницы рэперов вставляют импланты в ягодицы, фанаты самострелов увеличивают губы, CEO делают контурную пластику. В Америке большой популярностью пользуется сайт RealSelf.com, где пациенты обмениваются опытом, получают советы от хирургов, выкладывают фото «до» и «после».

Читайте также:  Омоложение кожи: сочетание пилинга DSA и биоревитализантов REPART®

За прошлый год количество посетителей сайта перевалило за 50 млн человек. И это только начало.

  • Венди Льюис
  • Три любопытные книги на английском языке о пластической хирургии

Как выбрать пластического хирурга? Главные ошибки

Почему не стоит слишком верить инстаграмам пластических хирургов и рекомендациям подруг? Доктор Георгий Чемянов — о том, какие ошибки делают женщины, выбирая врача. Рубрика «О чем говорят врачи» продолжается — и на этот раз возвращается к азам. Хирург Георгий Чемянов пытается ответить на вечный вопрос: «Как найти хорошего пластика и не облажаться?» Спойлер: все сложно.

Верить ли рекламе?

Уж сколько раз твердили миру, а факт остается фактом: люди продолжают верить рекламным макетам. Что это — анахронизм или результат доверия к печатной прессе, в которой все выглядит солиднее и качественнее интернета?..

Логика здесь примерно такая: если клиника может себе позволить купить рекламу — значит, дела у нее идут хорошо, пациентов много, врачи — сильные.

В реалиях прошлого это было почти правдой: рекламу могли себе позволить самые сильные клиники, у которых хватало связей и денег, и хирурги, которые крепко стояли на ногах. Сейчас ситуация на глянцевом рынке иная, и даже клиники средней руки могут потянуть такие расходы.

Хотя по сути любая реклама — это просто красивые фотографии, часто плохо соотносящиеся с реальностью, и слова, которые, вполне возможно, не имеют к этой реальности вообще никакого отношения.

Как быть? Мое мнение тут простое: как отправная точка для начала исследования и поиска информации реклама не хуже других источников. Главное — не воспринимать купленный за деньги макет как знак качества.

А что, если посмотреть инстаграм?

Реалии, которые мы недавно обсуждали на профессиональном симпозиуме с коллегами: хирурги с богатейшим опытом и стажем, с «золотыми руками», сидят без работы. Операций мало, пациентов нет. Молодые и дерзкие, которые умело ведут инстаграм — оперируют в разы больше.

В начале своего инстаграмного и профессионального пути они нагоняли трафик, публиковали ворованные фотографии. Потом находили первых пациентов. Потом в их аккаунтах начинали появляться и честные фото, отличающиеся от предыдущих тем, что были чуть худшего качества — и чуть ближе к реальности.

Но сколько на самом деле операций сделал этот врач и насколько они были удачны — большая загадка.

Я знаю совсем молодых парней, которые на этом озолотились. Несколько лет назад они выкладывали буквально мясорубку — разрезанную грудь, вывороченные имплантаты, кожу, кровь. Тогда это было чем-то новым, многих шокировало, но — сработало и привлекло потенциальных пациентов.

Сейчас они набрались опыта и делают отработанную операцию по несколько раз в день, как на конвейере. Около ста тысяч подписчиков, сотни комментариев. В общем, складывается ощущение, что доктор оперирует каждый день и умеет многое, хотя на самом деле это далеко не всегда не так.

Можно закрыть глаза на способы раскрутки и считать, что для PR все средства хороши, но надо понимать, что «доктор — звезда инстаграма» вовсе не равно званию «звездный хирург».

Еще одна модная тема инстаграма — селфи якобы пациенток с благодарной подписью «Доктору Икс, который сделал мне грудь моей мечты, и жизнь моя наладилась». Вот вам суровая правда: женщины не шлют врачам селфи в таком количестве.

Я знаю, о чем говорю: практически всех своих пациенток я прошу сделать фотографии «до» и «после». Соглашаются на публичность считанные единицы. Вообще, после того, как восстановительный период прошел, подавляющее большинство не контактирует с врачом, и уж тем более не стремится афишировать общее прошлое.

Исключение составляют те, кому врачи делают операции на бартерной основе, то есть за пиар. С этой категорией пациентов огласка, включая фото «до», «после» и «я счастлива», оговаривается изначально.

 Но посчитайте сами: сколько бесплатных пациенток может вести врач, чтобы все-таки зарабатывать на жизнь? Вряд ли очень много.

И отталкиваясь от обратного — если у врача или клиники инстаграма нет, это не означает, что они плохи. Врачи старшего поколения, которые действительно блестяще оперируют, во-первых, не понимают весь этот интернет. Во-вторых, у них нет на это времени, они работают — я знаю, потому что пытаюсь вести инстаграм, на это уходит непростительное количество сил, их невероятно жалко.

Кроме того, если инстаграм все-таки есть, но в нем исчезающе мало подписчиков, это тоже не плохо — в конце концов, врачи не звезды, у них и не должно быть армии фанатов.

Мы не создаем такого же интересного контента, как Дженнифер Лопес, и довольно странно, когда наши, в общем-то, однотипные фото и селфи из операционных интересны слишком большому количеству людей.

К примеру, у моей подруги, телеведущей Авроры, которая в телевизоре уже …цать лет и которую знает вся страна, около 95000 подписчиков. А у некоторых московских косметологов и хирургов — 200-300 тысяч. Реальных? Нет. Накрученных. Потому что так не бывает.

https://www.youtube.com/watch?v=e21-Z-hxgSs

Посмотреть фотографии предыдущих пациенток, разделить впечатления на 10

Портфолио врача обычно выкладывается на сайте. Чуть более полная его версия хранится у врача в компьютере. Но вот инсайдерская правда: все врачи показывают только лучшие работы.

Никто не будет выставлять на всеобщее обозрение не слишком красивый нос, несимметричную грудь, не самые хорошие рубцы, даже если все, включая пациента, удовлетворены результатом или исходные данные этого пациента не позволяли сделать лучше.

Врач может сделать 20 операций, а образцовой будет только одна. Но изучать портфолио доктора все же стоит, чтобы хотя бы оценить количество (и опыт) и попробовать понять, насколько у вас с ним совпадают взгляды на эстетику. Грубо говоря, прощупать почерк.

Полезно сравнивать аналогичные операции — на этом «прокалываются» многие хирурги, ваяя, к примеру, одинаковые носы и не глядя на индивидуальность лиц.

Кстати, грудь одного размера у девушек с разными типами фигуры тоже должна быть разной формы — особенности и пропорции нужно учитывать.

Клиника, в которой работает врач — это важно.

Именно через клинику проходит вся бюрократическая часть работы. И если что-то пойдет не так, обсуждать все вопросы будет гораздо приятнее с людьми, которым важна хорошая репутация. И даже если все пойдет по плану — тоже.

Кроме того, хорошие клиники — те, которые на рынке много лет, и не окружены скандалами-интригами-расследованиями — изначально не позволяют себе нанимать плохих профессионалов.

Но, выясняя «родословную» клиники, постарайтесь не обращать внимание на канделябры, колонны и мрамор в фойе и марку сантехники в туалетах.

Мрамор и колонны — не гарантия качества, равно как и скромный ремонт — не показатель его отсутствия. Скорее, обращайте внимание на то, сколько лет работает клиника и как долго там оперируют доктора.

Лицензия и все прочие документы — должны быть, само собой, но ими обзавестись легче, чем хорошей репутацией.

Очень хитрый аспект — стаж работы

Стаж работы (и клиники, и врача) — это важно. И здесь есть свои уловки. Часто в биографии доктора написано: стаж — 20 лет работы. Но многие хирурги приходят в пластику из других специальностей.

Пример: доктор 19 лет работал урологом, и, возможно, даже неплохим. А потом решил — а что, разве я не смогу подтягивать животы и увеличивать грудь? Это, в конце концов, большие деньги. Выучился, получил сертификат (до недавнего времени это были курсы от 2 до 4 месяцев), и пошел работать, потрясая документом об огромном общем медицинском стаже.

Узнать о стаже, который относится непосредственно к интересующей проблеме, можно разве что в личной беседе. И можно попросить посмотреть сертификат пластического хирурга с датой выдачи. Сертификат продлевается каждые пять лет.

Подобная просьба с вашей стороны может вызвать недоумение у клиники, но они обязаны предоставлять копии таких документов по просьбе пациентов.

Поэтому не стоит стесняться — в конце концов, речь идет о человеке, который будет резать вас скальпелем, в нем нужно быть уверенным.

Сарафанное радио

Это один из самых распространенных и действительно работающих способов. Большая часть пациентов приходит именно по рекомендации подруг и знакомых.

Но здесь есть важный момент. Допустим, вы хотите сделать ринопластику, а ваша подруга оперировала грудь, и все получилось отлично, и этого хорошего врача она горячо советует. Прекрасно, но нужно понимать, что эта рекомендация, скорее, носит общий характер. Да, вы придете к специалисту, а не к шарлатану. Но никто не гарантирует, что ваш нос будет так же хорош, как ее новая грудь.

Читайте также:  Сарафанное радио в индустрии красоты

У хирургов есть свои узкие специализации. Некоторые врачи — мастера «широкого профиля», некоторые — узкого. Уточнять, насколько часто врач оперирует носы, лучше непосредственно на консультации.

Момент истины: консультация

Даже так: гораздо лучше, если консультаций будет несколько, причем лучше у разных докторов. Я с понимаем отношусь к тому, что в списках моих пациенток я часто не первый. Это говорит только о том, что человек ответственно относится к выбору врача, и это хорошо.

И к консультации вам тоже нужно подготовиться, и понять, что именно вы хотите. Часто на консультациях мне приходится слышать: «Доктор, а что вы мне хотите сделать? Вы вроде бы хорошо делаете подтяжку!». Мой честный ответ в этом случае — ничего. Я ничего не хочу делать, вы у меня двадцатая сегодня, и мне бы хотелось понимать, что именно вас не устраивает и решить вашу проблему.

Если мы говорим о каких-то антивозрастных операциях, может быть полезно захватить с собой фотографии себя в молодости. Эти фото — своеобразный «золотой стандарт» для каждого конкретного случая, которые помогут оценить динамику старения. А вот приносить фотографии знаменитостей, и требовать такой же нос, как у Шарлиз Терон — скорее провальная идея.

Да, нос Шарлиз даст мне представление о Носе Вашей Мечты. Но сделать его вам я возьмусь только в том случае, если тип вашего лица в целом соответствует типу голливудской звезды. И все равно вам стоит быть готовой к тому, что конечный результат  будет отличаться.

И самое важное: на консультации должен произойти контакт, возникнуть личное доверие. Личный контакт — последняя часть этого пазла, которая либо складывает все в единую картинку, либо рассыпает ее в прах.

Р.S. Кстати, сапожник, конечно, не должен быть без сапог. Но оценивать внешность врача и делать выводы о его мастерстве, опираясь только на эту пословицу, бесперспективно.

Явным минусом может стать только слишком заметная любовь доктора к хирургии и инъекциям — переколотые губы или перетянутое лицо говорят о вкусе врача (или, скорее, о его отсутствии). А вот отсутствие следов вмешательств — даже на фоне их явной необходимости — могут значить иное.

Пока я проходил весь этот путь предполагаемой пациентки к ее предполагаемому врачу, то понял, что для себя хирурга я бы выбрать не смог никогда. Да, я знаю, кто в этой индустрии действительно хорош — но я также знаю, что даже лучшие из них не сделают операцию по-моему. Не круче или лучше, а — по-моему.

Именно поэтому косметологи обычно сами себе делают инъекции, хотя это страшно неудобно, и даже ставят нити. И именно поэтому у самих работников индустрии красоты с лицом зачастую дела обстоят вовсе не блестяще — перфекционизм и привычка к контролю не оставляют выбора.

Зато у вас он есть.

Узнать больше о докторе Чемянове можно на его сайте. Телефон для записи на консультацию: +7 499 130 8069.

Инстаграм доктора Чемянова — @chemyanov

E-mail — dr.chemyanov@mail.ru.

Иллюстрации: Гуля Халикова

Рейтинг пластических хирургов России (#проверенные специалисты)

Как составляется рейтинг пластических хирургов? Какие врачи в сфере пластики считаются самыми востребованными? К кому обращаться? Это важные вопросы, волнующие многих.

Не ошибиться при выборе пластического хирурга – не самая простая задача для человека, который решается лечь под скальпель. Выбор осложняется тем, что с каждым днем специалистов в области эстетической хирургии становится все больше.

Мы составили рейтинг пластических хирургов России и отдельных городов, чтобы помочь потенциальным пациентам сориентироваться в потоке информации и найти врача, которому можно довериться.

ТОП ПЛАСТИЧЕСКИХ ХИРУРГОВ В РОССИИ

По последним статистическим данным лучшими специалистами страны в области пластической хирургии являются определенные хирурги.

Григорянц Владислав Семенович (Aesthetic Surgery Center)

Лучший пластический хирург по ринопластике. Именно его фамилия упоминается чаще всего, когда речь идет о коррекции носа, поскольку Владислав Семенович является уникальным ринопластом.

Его можно найти в Aesthetic Surgery Center — центре пластической хирургии Владислава Григорянца.

Он виртуозно владеет оперативной техникой и подходит к работе с каждым пациентом, учитывая все индивидуальные особенности его внешних данных и состояния здоровья, а также эстетические предпочтения.

Григорянц является основателем первого в стране хирургического центра, специализирующегося на ринопластике. Кроме того, им разработаны уникальные авторские методики, которые он использует в своей практике.

Это первый врач, успешно применивший сильные стороны открытой ринопластики при реализации закрытой операции по исправлению формы носа. Помимо этого, он проводит и другие операции по пластике.

Блохин Сергей Николаевич (Фрау Клиник)

Еще в 1987 году доктор начал свой путь в пластической хирургии, а сегодня это один из самых опытных специалистов по коррекции груди в России.

В 2016 году учрежденная им «Фрау Клиник» вошла в топ-100 лучших клиник мира, оказывающих услуги по коррекции внешности.

В его копилке авторских методик числятся эндоскопическое увеличение грудных желез, мини-лифтинг и аквалифтинг груди.

Сергей Николаевич и его послужной список имеют безупречную репутацию, а среди клиенток мастера немало звезд кинематографа и эстрады.

До недавнего времени Блохин выступал в качестве эксперта и практикующего пластического хирурга в проекте Первого канала «На 10 лет моложе».

Агапов Денис Генрихович (DEGA)

Еще один выдающийся хирург (работает с 1999 года), посвятивший себя ринопластике. В эстетическую хирургию Агапов пришел с убеждениями, что нос должен не только дышать, но и быть красивым.

В то же время Денис Генрихович никогда не нарушал концепцию, основанную на том, что красота не должна быть в ущерб здоровью.

За спиной у врача три образования (обучение на кафедрах отоларингологии, микрососудистой, а также челюстно-лицевой хирургии), стажировка в Европейской академии лицевой и пластической хирургии у самого Жильбера Трините, а также многолетний опыт работы.

Ранее Агапов являлся главным врачом клиники MEDICI. Теперь его можно найти в медучреждении DEGA.

Кроме того, в плотном графике операций, он находит время на обучение молодого поколения специалистов, читая авторский курс по ринопластике в своей альма-матер.

Михайлов Андрей Анатольевич (Soho Clinic)

Это особенный хирург, поскольку ему удается успешно практиковать пластические операции как по лицу, так и по телу. Свой путь начал с 1993 года.

Высокий рейтинг Андрея Анатольевича – результат его кропотливого труда над уникальными методиками выполнения операций, позволяющими человеку реабилитироваться в минимальные сроки.

Сейчас Михайлова А.А. можно найти в клинике «Soho Clinic».

Он специализируется на уникальной техники по установке имплантантов. Также проводит и другие операции.

Пациенты и коллеги отмечают, что Михайлов никогда не относился к работе, как к конвейеру, а результат проведенных им операций всегда безупречен.

Якимец Валерий Григорьевич (Эстет Клиник)

Специализируется на пластике лица и грудных желез. Валерий Григорьевич особенным образом относится к каждой из предстоящих операций: в рамках комплексного подхода к работе с чертами лица он всегда разрабатывает индивидуальное сочетание омолаживающих операций.

Работает с 1992 года. На счету у доктора больше 5 тысяч операций.

Работает с 1992 года. На счету у доктора больше 5 тысяч операций.

Валерия Якимца можно найти в медучреждении «Эстет Клиник».

Особенную благодарность все пациенты выражают за минимальную травматичность манипуляций, идущую в сочетании со впечатляющим результатом пластики.

Сергеев Илья Вячеславович (Dr. Plastic)

Сергеев входит в рейтинг лучших пластических хирургов Москвы и России по маммопластике. Его популярность объясняется очень просто: маммопластика в сфере эстетической хирургии считается одним из самых «благодарных» направлений, а если добавить к этому факту виртуозное исполнение операций, то такой специалист становится очень востребованным.

Илья Вячеславович является основателем первого в стране специализированного центра по увеличению груди. В практике специалиста не было ни единого случая, когда бы пациентка осталась недовольна результатом операции.

Сейчас принимает в клинике Dr. Plastic.

Свой путь в сфере пластики начала еще в 94-м году.

Подписывайтесь на наш Youtube и Телеграм канал @Plastichno

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *