Импортозамещение в косметологии

Импортозамещение в косметологии

В настоящее время наша компания в рамках программы «ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ НА РЫНКЕ КОСМЕТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ РФ», успешно реализует производство косметических средств, ранее импортируемых из таких стран как:

  • США;
  • ОАЭ (Объединенные Арабские Эмираты);
  • ТАЙЛАНД;
  • ИТАЛИЯ;
  • ГЕРМАНИЯ;
  • ФРАНЦИЯ;
  • ИСПАНИЯ;
  • ГРЕЦИЯ;
  • ФИНЛЯНДИЯ.

В пользу данного производства в нашей компании, по мнению наших клиентов, многие из которых уже на протяжении нескольких лет успешно работают с нашей компанией, говорит следующее:

  • Одним из наших преимуществ являются минимальные объемы производимой продукции, а именно мы готовы Вам предложить минимальные, из предлагаемых на рынке,  партии косметических средств, что это особенно важно на начальном этапе продвижения новых проектов. В то же время наша компания способна производить и заказы требующие объемного производства, что достигается за счет внедренного процесса оптимизации и контроллинга на всех этапах производства.
  • Наше производство оборудовано современным европейским оборудованием, а весь производственный процесс, осуществляется в соответствии с мировыми стандартами лабораторного контроллинга на всех стадиях. В производстве используются компоненты европейских и американских поставщиков.
  • Наша компания на протяжении всего времени работы занимается ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО контрактным производством, мы не производим продукцию под собственными торговыми марками. Наш договор составлен с включением условий защиты Ваших эксклюзивных прав на рецептуру Вашего продукта, с момента начала разработки.
  • Начиная с первоначального этапа переговоров, мы оказываем Вам квалифицированную информационную и правовую поддержку. На этапе начала разработки, далее на этапе возможного декларирования продукции с нашей помощью, подбора упаковки — Вы контактируете с ведущим технологом и нашим офисом; на этапе производства и отгрузки — Вы контактируете с директором производства и нашим офисом. Таким образом мы всегда готовы ответить на все возникшие вопросы, пожелания и замечания. Каждый этап реализации Вашего проекта, сопровождают как минимум два представителя нашей компании.
  • Наша компания являясь не просто производителем, а что очень важно разработчиком, это является несомненным преимуществом по сравнению с другими производителями, может Вам предложить не просто воспроизводство аналогов импортной продукции, а значительно удешевить стоимость за счет замещения некоторых импортных компонентов, на аналоги с более низкой стоимостью на нашем рынке, при этом без потери качества и эффекта от применения.
  • В условиях рыночных «шоков», колебаний курс валют, вы получаете цену не зависящую от внешних факторов. А так же что очень ВАЖНО, это дает Вам возможность планирования в своем бизнес процессе.
  • Все расчеты предоставляемые БЕСПЛАТНО нашей компанией включают в себя стоимость всех ингредиентов, а так же работы связанные с производством, фасовкой, этикетировкой, упаковкой в тару для перевозки.
  • Наша компания в партнерстве с несколькими исследовательскими лабораториями, институтами, центрами красоты, здоровья, СПА в Италии, предоставит Вам подтверждающие документы европейского качества производимой продукции.
  • По нашему опыту создание ЧТМ в сфере косметики является выгодным и набирающим обороты сотрудничеством. Таким образом получив разработанную для Вас рецептурную карту Вашей продукции, Вы по сути получаете готовый к производству продукт, который Вы можете использовать в дальнейшем как актив Вашей компании. А именно, Вы сможете не только произвести уникальный продукт на любом предприятии с возможностью производства косметических средств, вы так же сможете продать свою интеллектуальную собственность, а так же продавать право на производство данной разработки сторонним компаниям в любой точке мира.
  • В процессе продаж хотелось «что-то» улучшить в импортируемых продуктах. Но это было трудно реализуемо, так как Вы зависили от производителя, который к тому же не находился в РФ, и ссылался на существующие стандарты в другой стране. При работе с нами Вы можете самостоятельно принимать такие решения, а наша компания сможет это реализовать в производимых средствах, так как наша компания является не только производственной, а и разработчиком основ и составов косметических средств.

Импортозамещение в косметологии

Наша компания бесплатно предоставит Вам расчеты

и поможет реализовать планы в импортозамещении!

БЕСПЛАТНЫЙ РАСЧЕТ СТОИМОСТИ ЗАМЕЩАЕМОГО ПРОДУКТА

Минпромторг изучает возможность импортозамещения в парфюмерии

Минпромторг изучает возможность импортозамещения парфюмерии и косметики. Сейчас, по словам участников рынка, даже произведенные в России кремы и духи на 90% состоят из импортных ингредиентов.

Минпромторг запросит отечественных производителей химии о перспективах производства сырья, а производителей парфюмерии и косметики — о возможности его использования.

После получения необходимой информации будет дана оценка — возможно ли импортозамещение в этой сфере.

Минпромторг подберет фабрики, которые могли бы производить необходимое сырье для российских и иностранных парфюмерных и косметических брендов. Это следует из протокола совещания в департаменте химико-технологического и лесопромышленного комплекса Минпромторга России, с которым ознакомились «Известия».

По документу, ведомство должно запросить у отечественных заводов информацию об объемах и ассортименте производства сырья для парфюмерии и косметики.

Получив ее, департамент Минпромторга попросит производителей этой продукции указать текущую потребность в химическом сырье и полимерной упаковке, прогнозируемые объемы потребления, а также «проблемные вопросы в части обеспечения материалами российского производства».

— Сформированный перечень химических сырьевых материалов и полимерной упаковки будет проработан с компаниями химического комплекса в части возможности импортозамещения с учетом экономической целесообразности развития данного производства на территории России, — сообщили в пресс-службе Минпромторга.

Председатель правления Российской парфюмерно-косметической ассоциации (РПКА) Татьяна Пучкова рассказала, что у некоторых компаний нет средств для запуска производства косметического сырья.

— После распада СССР оказалась разорена мощная база по производству эфирных масел в Крыму и Краснодарском крае, пришли в упадок многие производства химических препаратов, используемых в косметике.

За прошедшие 20 лет появилось множество новых высокотехнологичных продуктов, но Россия отстала в этом направлении, — пояснила Татьяна Пучкова.

— В наших лабораториях до сих пор лежат «в заначке» многие интересные разработки, но, к сожалению, у компаний нет опыта и финансовых возможностей для запуска производства новых востребованных ингредиентов.

По словам Татьяны Пучковой, в косметической промышленности используется до 2,5 тыс. наименований косметического сырья. Отрасль подвержена изменениям и веяниям моды — поэтому до 20% этого ассортимента ежегодно сменяется.

Сейчас в Россию ввозится до 90% компонентов — за исключением базовых поверхностно-активных веществ.

Например, на 100% импортируются УФ-фильтры, консерванты, пигменты, красители, отдушки, некоторые функциональные ингредиенты и тропические масла. 

— Косметическая продукция потенциально влияет на здоровье людей, поэтому для ее производства необходимо качественное, хорошо очищенное сырье. Многие его виды, производимые в России, не соответствуют этим требованиям. Производители не могут найти обычные глицерин и мочевину должного уровня.

Причина — в отсутствии техдокументации и технологий, также нет поддержки науки и переоснащения производства, плохо налажено информационное взаимодействие между поставщиками и потребителями, — сказала Татьяна Пучкова. — Несмотря на это, РПКА высоко оценивает потенциал развития рынка сырья, особенно производства масел и растительных экстрактов.

Для этого есть перспективы в регионах Крыма, Алтая, Краснодарского края, Дальнего Востока. 

Татьяна Пучкова добавила, что затраты на сырье составляют около 30% себестоимости косметической продукции. По ее словам, пока нельзя сказать, повлияет ли импортозамещение на конечную цену для покупателей: российское сырье на первом этапе может оказаться дороже импортных аналогов.   

Согласно протоколу совещания в Минпромторге, ряд производств (Вяземский завод синтетических продуктов, Курчатовский институт, «ДМЭ Аэрозоль» и др.) готовы проработать вопрос расширения ассортимента выпускаемой продукции и ее доработки в соответствии с требованиями заказчиков. 

Как сообщали «Известия», ранее Минпромторг искал Zara, Nike, Finn Flare и другим крупным западным ритейлерам партнеров, готовых заняться производством товаров легкой промышленности на территории России.

Есть помада и духи — Минпромторг озаботился проблемой импортозамещения в парфюмерной и косметической промышленности

В разделе

На сегодня около 90% компонентов российской косметики и духов поступают из-за границы. В Минпромторге надеются, что «проблемные вопросы в части обеспечения материалами российского производства» решаемы.

На совещании, которое прошло в департаменте химико-технологического и лесопромышленного комплекса министерства, обсуждалась возможность активного импортозамещения в отечественной парфюмерной и косметической промышленности.

Для начала ведомство намерено уточнить актуальные объемы и ассортимент производства сырья на заводах РФ, а также потребность в химическом сырье, полимерной упаковке, прогнозируемые объемы потребления.

Ставку намерены сделать на Краснодарский край и Крым, где, собственно, ранее и располагалась сырьевая база российских производителей кремов, бальзамов и духов, – попытаться восстановить утраченные мощности, чтобы производить нужные ингредиенты для российских и зарубежных косметических брендов.

Есть перспективы у Алтая и Дальнего Востока, где также возможно производство растительных экстрактов и масел.

Правда, не все эксперты согласны с тем, что возрождение возможно. Глава Российской парфюмерно-косметической ассоциации Татьяна Пучкова, которую цитируют «Известия», напоминает: «После распада СССР оказалась разорена мощная база по производству эфирных масел… пришли в упадок многие производства химических препаратов, используемых в косметике».

По словам председателя правления РПКА, еще с советских времен в некоторых лабораториях хранятся «в заначке» и интересные разработки, на внедрение которых сегодня нет ни достаточного опыта, ни средств.

Пока крымские и краснодарские предприятия простаивали, конкуренты рванули далеко вперед: «Появилось множество новых высокотехнологичных продуктов, но Россия отстала в этом направлении», – говорит Татьяна Пучкова.

Придется не только восстанавливать (или создавать заново) техническую документацию и технологии, но и переоснащать производство, вкладываться в поддержку науки, а также заново налаживать контакты между потребителями и поставщиками.

Еще один важный вопрос – как, собственно, скажется импортозамещение на стоимости отечественной косметики и парфюмерии? Затраты на сырье составляют в этой сфере примерно 30% себестоимости, и как предсказывают специалисты, российское сырье (по крайней мере, на первых порах) может обойтись дороже импортных составляющих.

Справка

В протоколе состоявшегося в Минпромторге совещания отмечено, что изучить тему расширения ассортимента своей продукции и доработки ее в соответствии с требованиям заказчиков уже сейчас готовы Вяземский завод синтетических продуктов, Курчатовский институт, «ДМЭ Аэрозоль» и некоторые другие предприятия.

Импортозамещение в России, как метод стабилизации экономики

Как правило, термин «импортозамещение» применяют к различным странам или экономическим субъектам, которые по ряду причин решили в кратчайшие сроки снизить объем поступающей в государство импортной продукции.

Чтобы создать эффективное импортозамещение, страны, как правило, увеличивают производственные объемы, развивают прибыльные отрасли. Слово «импортозамещение» также можно использовать в разговоре как о предприятиях, так и об экономических отраслях.

Импортозамещение в России – это то, чему уделяют в данный момент особое внимание и стараются наиболее полно заменить импортные товары отечественными, теми, что произведены на территории нашей страны.

Какие преимущества дает импортозамещение в России

Развитие импортозамещения в России пришлось на 2014 год. Тогда против нашей страны западные государства ввели санкции. С 4 августа 2015 года началось создание правительственных комиссий по импортозамещению в России. Велось создание пакета нормативных актов, направленных на поддержку государством российского производителя.

Сейчас экономика в стране переживает не лучшие времена, поскольку наблюдается серьезный структурный кризис. Данная ситуация возникла в 2012 году, когда нефть серьезно упала в цене, а вместе с ней снизился и российский рубль.

После того как тенденция стала понятна российскому правительству, были предприняты попытки увеличить внутреннее производство, началось составление плана импортозамещения в России, чтобы без особых потерь пережить кризисный период. В настоящее время российская продукция производится достаточно быстрыми темпами.

Стоит цель достичь наиболее полного импортозамещения в России и увеличения объемов выпуска товаров.

Экономика любого государства, как правило, направлена на создание добавленной стоимости. Ранее Россия шла к желаемому результату, используя разные методы, однако не всегда достигала успеха. Если вспомнить самый удачный пример политики локализации, можно сказать о продвижении российского автопроизводства.

Читайте также:  Ароматерапия: Как приготовить смеси?

В начале 2000-х годов наша страна снизила таможенные пошлины на ввозимый автопром, поставив условие, что импортеры переведут часть производственных объемов в Россию. Государство подписало инвестиционные контракты, в которых были указаны определенные обязательства.

Обычно сторона, производящая продукцию или услугу, обещает увеличение местной добавочной стоимости при условии выпуска товаров ежегодно в указанном объеме. При этом российское правительство использует нулевую пошлину на продукцию, необходимую для производственного процесса.

Такими льготами сегодня пользуются почти все отрасли автомобильной промышленности.

С тех пор как Россия вступила в ВТО, льготная система должна была закончиться, поскольку постепенно таможенные барьеры стерлись бы. Кроме того, дестабилизация всей системы стимулирования произошла и в связи с тем, что обвалился российский рубль. Сейчас необходимо, чтобы отечественные и зарубежные производители пришли к соглашению, укрепив свои отношения.

Если рассматривать отрасль сельского хозяйства РФ, здесь выбрали иные методы. Россией было введено эмбарго, закрыт практически весь рынок продовольственных товаров, поступающих из других стан. Эти меры были приняты в связи с экономическими санкциями США и Евросоюза.

При этом Россией были осуществлены масштабные меры относительно собственной сельскохозяйственной отрасли. Производители этой продукции получили поддержку во многом благодаря материальным ресурсам.

Сегодня можно с уверенностью сказать, что, несмотря на экономический кризис, отрасли пищевой промышленности и сельского хозяйства стремительно растут и развиваются.

В вопросе импортозамещения появились нововведения, касающиеся зарубежных поставщиков, которые реализуют на отечественном рынке свою продукцию. Принятые меры являются потенциально опасными для них с финансовой точки зрения. В связи с вступлением в силу закона о промышленной политике в РФ (N 488-Ф от 31 декабря 2014 г.

) был отменен ряд принципов госзакупок, принятых ранее. Если до этого у отечественных и зарубежных товаров были равные условия конкуренции, то в настоящий момент российский рынок ставит на первое место свою продукцию.

Это может нанести значительный материальный урон зарубежным участникам, не имеющим на территории России налаженного производства.

Какую роль играет политика импортозамещения в России

При импортозамещении государство или вытесняет, или замещает зарубежные товары на российском рынке. Такую политику ведут, чтобы повысить национальную и экономическую безопасность государства. Здесь можно сказать о двух направлениях. Это:

  • Ситуации, когда в отношении отечественных экономических отраслей вводятся импортные протекционистские барьеры для снижения конкуренции с иностранными поставщиками и создания благоприятной среды для развития импортозамещения в России;
  • Ситуации, когда к отраслям отечественного производства, которые выпускают товары импортозамещения в России и конкурируют с западными аналогами, применяют косвенные и прямые субсидии, чтобы увеличить уровень конкурентоспособности национальной продукции и добиться сокращения импорта.

Нередко эти направления используют вместе. Например, чтобы развить машиностроительную отрасль, страна на 20 % повышает сумму таможенных пошлин на ввоз в Россию авто зарубежного производства, а также оборудования, чтобы снизить объем иностранных товаров в машиностроительной отрасли.

Вместе с тем часто используют льготное налогообложение на определенный промежуток времени для машиностроительной отрасли, а также различные льготы для компаний, занимающихся выпуском соответствующей продукции.

Такие меры приводят к снижению издержек в отечественном производстве, дают возможность вступать в борьбу с зарубежными конкурентами и достигать в ней успеха.

Как правило, когда внутреннее производство растет и укрепляется, политику импортозамещения постепенно перестают вести.

Отметим, что импортозамещение в России характеризуют с нескольких сторон, если учесть, что основная его цель – обеспечить экономическую безопасность страны. Импортозамещение в России ставит перед собой определенные задачи, главные из которых:

  • Придание отечественной экономике хороших конкурентоспособных свойств;
  • Повышение качества отечественной экономики в вопросе производства товаров для международного рынка по мировым стандартам;
  • Защита и развитие отечественных производителей;
  • Работа в целях ущемить интересы государства-экспортера;
  • Беспрепятственное получение запчастей, материалов, сырья импортного производства.

В современном российском государстве применяют свои инструменты, позволяющие реализовывать импортозамещающую политику. Речь, в частности идет:

  • О введении высоких пошлин;
  • О формировании перечня продукции, которую запрещено ввозить;
  • О квотировании и лицензировании;
  • Об административном и экономическом стимулировании организации совместного производственного процесса.

Отметим, что «запрет импорта» как инструмент, применяемый для того, чтобы защитить национальную безопасность, появился довольно давно. Так, в XVIII веке в Англии на время запрещали ввозить шелковые ткани, ленты и кружева, оружие, обувь, посуду и другие изделия.

В XVII–XVII веках (эпоха меркантилизма) страна стремилась наладить собственное производство, а потому относительно некоторых товаров действовали запреты на ввоз.

При этом практически всегда удавалось обойти закон за счет контрабанды или получения отдельной лицензии в коррупционном обществе.

Запретительные меры стали широко применять в нашей стране примерно с конца XVII века. Когда появлялась каждая новая мануфактура, те или иные зарубежные товары исчезали с рынка.

В России начали работать над тем, чтобы производство стало более конкурентоспособным, и это принесло свои плоды.

В 1821 году запретили импорт 167 единиц продукции, в 1867 году под запретом остались только соль и руда.

В эпоху социализма в России трудно было говорить о зарубежных поставщиках и товарах, поскольку страна избрала тогда в торговой отрасли путь монополии. Безусловно, связи с другими странами были, но они носили больше формальный характер и велись из политических соображений.

После распада СССР торговая политика ставила перед собой цель не защитить национальное производство, а наполнить внутренний рынок.

Далее, с 1993 года, когда Россия подала заявку на вступление в ВТО, ведение и внешнеторговой, и таможенной политики осуществлялось по нормативно-законодательным актам, адаптированным к требованиям ВТО.

Из-за этого наблюдалось снижение конкуренции фирм, работающих в России, что не улучшало их позиции на международном рынке.

После проведения всех реформ в стране начали оказывать поддержку отечественному производителю. В 1998 году был принят Федеральный закон от 14 апреля 1998 года, где говорилось о защите экономических интересов России при ведении внешней торговли.

В 2003 году был принят ФЗ о мерах по защите и антидемпингу при импорте продукции. Было решено создать комиссию Российского Правительства в отрасли внешних торговых отношений. В период с 2000 по 2007 годы проводились расследования по 35 продуктам и группам товаров.

Относительно множества видов продукции эксперты выявили нарушения интересов отечественного производителя.

У внешнеторговой сферы применительно к России есть и плюсы, и минусы. Сырье и энергоресурсы экспортируются, благодаря чему происходит формирование средств для импорта продовольственной продукции и недорогих товаров потребления. Наблюдается вытеснение с рыночной отрасли продукции отечественных производителей, некоторые вынуждены прекращать выпуск товаров.

Можно сказать, что в настоящее время мы не готовы к полному импортозамещению в России, стратегическая конкурентоспособность экономики является недостаточной. В данный момент страна занимает на мировом рынке определенное положение, учитывая которое, нельзя сказать, что получится достичь высоких производственных объемов.

Требуется перейти к использованию инновационной модели экономического развития, а на это, как считают аналитики, уйдет порядка двадцати лет.

Таким образом, сегодня в товарной структуре отечественного импорта должны присутствовать различные элементы развития. Речь идет о всевозможных ноу-хау, патентах, технологическом оборудовании.

Товарам, выпущенным с использованием этих параметров, необходимо обеспечить хорошие условия существования и продвижения на внутреннем рынке.

Как проявляется политика импортозамещения в России в сфере госзакупок

Среди наиболее эффективных и мощных инструментов для стимулирования производственного, любого политического и экономического процесса можно выделить государственный заказ. В данный момент именно этим инструментом пользуются прогрессивные государства в мире.

В нашей стране государство инициировало массовое импортозамещение, а потому выступает в качестве активного и крупного закупщика. Импортозамещение в России в государственных закупках регулируется государственным правом, которое закреплено в Законе о системе контрактов.

Согласно ему у нашей страны есть возможность в любой момент наложить ограничения на импорт любых услуг и продукции.

Существует постановление Российского Правительства от 24 декабря 2013 года об установлении запрета и ограничений на допуск товаров, поставляемых из-за рубежа, для обеспечения обороны и безопасности страны (ред. от 18.07.2016). Действие документа понятно.

В нем сказано о том, что Россия может закупать различное импортное оборудование, но только в том случае, если в стране отсутствуют аналоги.

Даже если аналоги в стране есть, закупку можно осуществить в соответствии с Постановлением, но лишь при условии проведения дополнительных проверок.

КАК, ЧЕМ И ЗАЧЕМ: ЕЩЕ РАЗ О СЛОЖНОСТЯХ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЯ

МОЖЕТ ЛИ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ БЫТЬ СТОПРОЦЕНТНЫМ?

Есть мнение, что идея замещения импорта изначально обречена на провал. Произвести все необходимые лекарства «в одной отдельно взятой стране» вряд ли возможно. На налаживание такого производства — в особенности производства фармсубстанций — потребуются десятилетия. По этой причине отечественному фармрынку не советуют даже пытаться «стопроцентно поддержать» национального производителя.

С другой стороны, признать импортозамещение несбыточным проектом — значит, лишить российскую фармпромышленность стимулов к развитию. На этом основан другой взгляд на импортозамещение: национальная фарма сможет стать лидером, но не на всем национальном фармрынке, а лишь в его определенных сегментах.

И в число этих сегментов вряд ли попадет коммерческая розница. Отказ от разнообразия в аптечном ассортименте нарушит законы рынка, поэтому вряд ли стоит ждать «импортозамещения» на витринах крупных аптечных сетей.

Однако и в сфере льготного лекарственного обеспечения, и в госпитальном сегменте препараты выбирает не пациент, а государство. Да и закупить отечественные препараты для стационаров значительно проще, чем убедить тысячи россиян в необходимости «покупать свое, родное».

Правда, приобрести достаточное количество медикаментов — непростая задача для отечественного государственного бюджета. Ведь он уже давно не «работает на лекарства».

СЭКОНОМИЛИ НА ЗДОРОВЬЕ…

Медицинские расходы федерального бюджета продолжают снижаться. Обратимся к заключению, сделанному Комитетом по охране здоровья Госдумы еще в октябре 2012 г. Два года назад парламентарии предупреждали: ассигнования федерального бюджета по разделу «Здравоохранение» в 2015 г.

сократятся на 40% по сравнению с 2012 г. В 2012 г. отечественное здравоохранение получило от государства 615,1 млрд руб., а через 3 года получит только 373,1 млрд. Тем временем доля расходов федерального бюджета на здравоохранение уменьшится вдвое: вместо 4,8% в 2012 г.

российскую медицину ждет лишь 2,4% в 2015-м.

Прогнозы депутатов оправдались: медицинские бюджеты нашей страны с каждым годом все меньше и меньше. «Коренной перелом» намечен на 2016 г. Только через два года график государственных «вливаний» в здравоохранение, может быть, пойдет вверх…

Ситуация осложняется еще и тем, что финансирование здравоохранения постепенно переходит в Фонд ОМС. Сегодня 62% денежных средств, которыми располагает система медицинской помощи, поступают из этого Фонда. По прогнозам экспертов, в 2015 г. цифра станет еще больше, и охрана здоровья в нашей стране будет зависеть от системы обязательного медстрахования уже не на 62%, а на целых 80.

Читайте также:  Загар в таблетке

Понять, чем грозит перевод медицины на финансирование из Фонда ОМС, несложно.

Хотя бы по признаниям врачей «скорой помощи», которым после перехода службы «03» на обязательное медицинское страхование регулярно «забывают» платить за спасение пациентов без полисов.

Хотя бы потому, что за больного без полиса ОМС «скорой» платит не федеральный, а региональный бюджет, у которого денег может и не быть. Хотя бы по уровню зарплат все на той же «скорой»: кое-где они снизились на треть.

… И НЕ ОСТАВИЛИ НА ЛЕКАРСТВА

Итак, отечественная медицина пытается выжить в условиях строгой экономии. Год назад в Минздраве сообщали: главная задача системы здравоохранения — максимальное качество медицинской помощи при минимальных расходах на нее. К счастью, российским врачам все же увеличивают зарплату, однако курс на сокращение медицинских бюджетов пока что остается прежним.

Это приводит к очень странной диспропорции: на питание больных в стационарах, лекарства для них, ремонт больниц и т.д. остается лишь 20% всего медицинского бюджета. По некоторым данным, для покупки медикаментов предназначено 10% из этих 20, а на достойное содержание пациентов — и того меньше.

Вот и получается, что в ближайшем будущем обеспеченные доктора станут лечить голодных больных самыми дешевыми лекарствами.

По меткому замечанию коммерческого директора НПФФ «Полисан» Дмитрия Борисова, отечественный врач превращается в… богатыря на распутье. Медику предстоит справиться сразу с несколькими задачами.

Во-первых, доктор должен вылечить пациента. Во-вторых, он обязан показать, что лечит пациента отечественными препаратами, и тем самым действует в русле стратегии импортозамещения.

В-третьих, врачу необходимо работать в рамках имеющихся бюджетов. Как совместить все это?

Ведь если на всю сумму, отпущенную на лекарства, приобрести раствор хлорида натрия, у медучреждения будет полное право заявить: в нашей больнице национального производителя поддерживают на 100%. Однако при этом большинство больных останутся без лекарств.

Чем локализованнее, тем лучше

Как бы то ни было, стимулировать отечественного производителя должно государство. О том, какими должны быть преференции для национальной фармы, спорят много. Так много, что вопросом уже занимается рабочая группа, специально созданная при вице-премьере Ольге Голодец.

Как сообщил один из участников этой рабочей группы, генеральный директор компании «Генериум» Дмитрий Кудлай, схема преференций может стать примерно такой: 15% — для лекарств, упакованных в России, 30% — для готовых форм, 40% — для препаратов, сделанных на территории нашей страны из отечественных субстанций. Предполагается, что к середине 2015 г.

преференции за упаковку отменят, а преференции за российские фармсубстанции могут увеличить до 50%.

Таким образом, благополучие фармпроизводителя может оказаться в зависимости от степени его локализации. В одной из схем, которые сейчас рассматривает рабочая группа по преференциям, локализовать свое производство обязаны даже те, кто выпускает уникальные и защищенные патентами препараты.

Тем, кто откажется локализоваться, «светит» принудительное лицензирование. Сегодня оно особенно популярно на развивающихся фармацевтических рынках. Например, в Индии.

Суть его в том, что производством запатентованных препаратов (чаще всего это лекарства для лечения рака и других серьезных заболеваний) разрешают заниматься местным фармацевтическим компаниям.

Международные компании протестуют и пытаются защищать свои права интеллектуальной собственности, но… В ситуации с уникальными лекарствами отстоять интеллектуальную собственность — значит, лишить тяжелобольных людей эффективного метода лечения.

К счастью, возможен и промежуточный вариант: в Канаде, например, дженериковые компании могут производить любой патентованный препарат, однако платят владельцем патентов роялти в размере 4%. Вот и решение проблемы зависимости от зарубежных лекарств. Нетрудно заметить, что проблема эта не является специфически российской…

В долгосрочной перспективе замещение импорта — выгодное дело. Первоначальные вложения окупают себя, и, как отметил заместитель генерального директора «Биокад» Алексей Торгов, через какое-то время оборачиваются ощутимой экономией бюджетов. Причем на всех уровнях.

«НЕ ПРОСИТЕ ДЕНЕГ ТАМ, ГДЕ ИХ НЕТ»

К сожалению, курс на импортозамещение еще не означает, что отечественный производитель получит так необходимую ему финансовую поддержку. Как констатирует директор Центра социальной экономики Давид Мелик-Гусейнов, фармацевтическому бизнесу нельзя не понимать, какую именно систему медицинской помощи строит государство.

Ведь фармацевтический рынок не существует сам по себе. Он — часть того самого здравоохранения, на которое с каждым годом «оптимизируют» расходы. Поэтому фармбизнес должен понять: просить дополнительные деньги там, где их не могут выделить, не имеет смысла. Тем более что большинство регионов России – депрессивные.

А в депрессивных регионах надо не просить деньги, а находить их.

Одна из важнейших сегодняшних тенденций — сокращение расходов на медицинскую помощь в стационарах и рост финансирования амбулаторно-поликлинического звена.

А это значит, что на фармацевтическом рынке будут весьма востребованы стационарозамещающие амбулаторные ЛС — качественные препараты с медицинской доказательной базой, которые пациент может успешно принимать, не ложась при этом в больницу.

Разумеется, не последнюю роль сыграет и фармакоэкономика. Если же производство лекарств, о которых идет речь, будет еще и локализованным, их производитель окажется в огромном выигрыше.

Что касается «7 нозологий» и льготного лекарственного обеспечения, то эти секторы фармацевтического рынка вряд ли будут ощутимо расти. Из 17 миллионов льготников в нашей стране только 3 миллиона человек выбирают лекарства. Все остальные предпочитают получать деньги, пусть и совсем небольшие. Найти финансовые средства значительно проще, чем разыскивать средства лекарственные…

Впрочем, у «7 нозологий» есть возможности роста. Конечно, число этих нозологий в ближайшее время вряд ли увеличат, но вот количество лекарств для лечения заболеваний, попавших в список, можно и «вырастить». Чем тяжелее болезнь, тем более востребованы новые препараты.

Тяжелее всего перенесет сокращение медицинских бюджетов рынок государственных закупок — часть фармрынка, наиболее тесно связанная с системой здравоохранения. Ожидается, что в 2016 г.

тендерная часть фармацевтического бизнеса, как и финансирование отечественной медицинской помощи, «упадет на дно» и лишь с 2017 г. начнет потихоньку «выплывать». Да и 2015 г. будет очень сложным для тех, кто работает в тендерном бизнесе.

С рынка никто не уйдет, но на рынке будет тесно…

Вернемся к импортозамещению.

Попробуем отвлечься от возможностей государственного бюджета и ответить на главный вопрос «Можно ли замещать импорт, и насколько это необходимо?» «Можно и нужно, но не все и не сразу», — уверен Дмитрий Борисов. При условии, что и регулятор, и производитель подойдут к замещению импорта со всей ответственностью. А пока что даже стандарты GMP в нашей стране есть только на бумаге.

Как поддержать отечественную фарму в условиях ограниченных бюджетов и где российские предприятия могут найти необходимые финансовые средства — вопрос пока что открытый. «Отвлечься» от «оптимизации» расходов на здравоохранение почему-то никак не получается… С чего бы это?

По материалам саммита Pharmastrategies-2015

Алтайская Екатерина

24.10.2014

Провал импортозамещения: Виновники сидят в правительстве и Минпромторге

Ещё 23 апреля генпрокурор Игорь Краснов объявил о скорых широкомасштабных проверках работы Минпромторга России по импортозамещению. Причина – срыв планов и невыполнение целей в рамках стратегий и госпрограмм. Под ударом может оказаться и лично Денис Мантуров, возглавляющий министерство вот уже девять лет. Некоторых его подчинённых уже допрашивают.

Импортозамещение для России в нынешней геополитической ситуации – это уже не вопрос экономической целесообразности и не простой (хоть и очень нужный) протекционизм ради поддержки отечественного производителя.

Сегодня для нашей страны это вопрос выживания.

Ведь западные «партнёры» так и норовят подвести под санкции всё новые отрасли экономики России, ограничить поставки нашей стране важных для её промышленности комплектующих, деталей, оборудования и так далее.

Что же могло стать поводом для проведения проверок в Минпромторге? Давайте посмотрим на состояние дел с импортозамещением в «постсанкционные» годы в трёх крайне чувствительных для нашей страны отраслях – станкостроении (провальный результат, по мнению Краснова), сельскохозяйственном машиностроении, а также производстве медицинского оборудования.

Основа основ

Станкостроение фигурирует в речи генпрокурора не случайно. Ведь именно эта отрасль является основой основ промышленности любой страны.

Без современных и высокотехнологичных станков невозможно произвести автомобиль, ракету, процессор и продукцию для оборонки, космической отрасли.

И если в советское время станками, произведёнными в СССР, оснащались даже промышленные гиганты в Германии, то сегодня всё как раз наоборот. Наша промышленность, к сожалению, практически полностью зависит от импортных станков и их комплектующих.

Правительство уже отмечало, что со 2-го места в мире в 1990 году Россия к 2013 году откатилась на 21-е место с объёмом производства в 0,2 млрд долларов, тогда как у Китая эти объёмы составляли 27,5 млрд долларов, а у Германии – 13,6 млрд долларов.

При этом основная масса производимых отечественных станков и инструмента не относится к категории высокотехнологичных. То есть промышленность России может изготовить сам станок из металла, даже если он весит несколько тонн. Но вот числовое программное управление (ЧПУ) – уже в большинстве случаев нет.

Лидерами по производству «мозгов» для станков являются Китай, Тайвань и другие страны.

В июле 2015 года президент России Владимир Путин поручением ПР-1363 дал указание тогдашнему премьеру Дмитрию Медведеву провести целый ряд мероприятий «в целях уточнения приоритетных направлений развития станкоинструментальной отрасли» и импортозамещения в ней. Правительство должно было произвести инвентаризацию мощностей и состояния парка станков для предприятий стратегического назначения.

Достигать поставленных целей планировалось в рамках госпрограммы «Развитие промышленности и повышение её конкурентоспособности», а также подпрограммы «Развитие отечественного станкостроения в инструментальной промышленности», которая была запущена ещё в 2011 году.

Провал в станкостроении

Цель подпрограммы – к концу 2016 года разработать и подготовить серийное производство средств для «технического перевооружения» машиностроительных предприятий России. Контрольное управление президента России в 2015 году провело проверку выполнения Минпромторгом целей госпрограммы по импортозамещению в станкостроительной отрасли. Результаты проверки оказались обескураживающими.

По подпрограмме 2011 года было выделено 26,4 млрд рублей (13,4 – из бюджета и 13 млрд – из внебюджетных источников). На первом этапе (до 2013 года) предполагалось проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) за 7,2 млрд рублей (и 5,8 млрд рублей, привлечённых предприятиями в виде кредитов под залог активов).

По результатам 101 НИОКР, на которые было истрачено 11,2 млрд рублей, за указанный период было разработано 26 образцов станков. Внедрить оказалось возможным только 17, из которых лишь один образец был высокотехнологичным.

Результаты ещё 14 НИОКР были признаны бесперспективными и не отвечающими интересам рынка.

Контрольное управление установило, что «предпринимаемые меры господдержки ожидаемого результата не дали», а выпуск продукции в этой отрасли по итогам 2014 года составил 6,6 млрд рублей, снизившись за год в два раза. То есть стало только хуже.

Крайне низкая результативность реализации подпрограммы ФЦП в 2011-2013 годах обусловлена тем, что программные мероприятия планировались Минпромторгом России в отсутствие достоверной информации о состоянии станочного парка отечественных машиностроительных предприятий, их потребности в оборудовании, объёмах экспорта и импорта станкоинструментальной продукции,

Читайте также:  Что такое милиумы, или просянки? Почему они появляются и как избавиться от просянок

– сказано в документе.

Кроме этого, Минпромторг не смог определить наиболее перспективные направления развития технологий станкостроения. В качестве подрядчиков Минпромторг привлекал не только предприятия, имеющие опыт таких разработок и производственную базу, а образовательные учреждения, осваивавшие средства бюджета на НИОКР и подчас срывающие план по разработкам.

Министерство настолько выпустило процесс из-под контроля, что на одном из предприятий не удалось изготовить образец современного тяжёлого станка для обработки металла, который в случае запуска в серию позволил бы России решить проблемы долгосрочной технологической независимости отечественного машиностроения в области высокоточной обработки крупногабаритных деталей.

Так, Краснодарский станкостроительный завод имени Седина, специализирующийся на тяжёлом станкостроении, должен был произвести опытный образец крупного станка для обработки металла. Разработкой электронной системы управления занималось образовательное учреждение, сорвавшее план работ.

В итоге отвечать за срыв должно было предприятие, честно выполнившее свою часть работы, так как контракт не предусматривал применения санкций к соисполнителям. Образец тяжёлого станка встал мёртвым грузом на заводе Седина, требовал затрат на обслуживание.

Серийное производство станка было невозможно, завод понёс убытки в размере 190 млн рублей, а 115 млн рублей бюджетных средств было потрачено впустую.

Словом, подпрограмма просто провалилась, бюджетные траты были признаны Контрольным управлением президента неэффективными – и уже в 2014 году подпрограмма была закрыта, а её цели переданы в подпрограмму «Станкоинструментальная промышленность».

Минпромторг тогда, конечно, не понёс никакой ответственности за срыв целей. А ведь если бы они были достигнуты, то в 2014 году санкции Запада Россия встретила бы в совершенно другом состоянии с точки зрения импортозамещения в своей промышленности.

К чему это привело?

В 2017 году в России, по данным Росстата, было произведено 4368 станков (с ЧПУ и без ЧПУ). Эта цифра условная, так как большой процент указанных станков был произведён методом узловой сборки в России, причём полностью из узлов, созданных фирмами Южной Кореи, Тайваня, Китая, Германии и других стран. При этом формально такие станки после сборки считаются отечественными.

Сейчас Россия всё более активно переходит к цифровой экономике и одновременно с этим сохраняет доминирование импортного технологического оборудования и комплектующих с долей в ряде случаев от 85% до 100%.

Очевидно, что это повышает уязвимость стратегических отраслей и отраслей будущего, ставит под угрозу технологическую независимость государства.

Например, отказ в обновлении ПО или несанкционированный доступ заокеанских «партнёров» к автоматизированному оборудованию в России может поставить «на прикол» производство даже в оборонной и ракетно-космической отрасли. Оно нам надо?

По мнению компетентного источника Царьграда, Минпромторг не смог изменить этот принцип и заменить отвёрточную сборку импортных технологичных станков отечественными.

Минпромторг также не провёл анализа информации о технических характеристиках лучших мировых образцов, то есть в России нет системы такой оценки.

Минпромторг и правительство в прошедшие 10 лет не создали единой стратегии развития в этом направлении, следствием чего стали размытое целеполагание в НИОКР и пустая трата бюджетных средств.

Минпромторг в конечном счёте превратился в «место раздачи денег», а не формирования стратегии.

Но с министерства и взятки гладки, так как правительство первоначально не ставило перед ним задачи достижения конкретных индикативных показателей, ограничившись лишь формальными признаками.

То есть тот же «СТАНКИН» в итоге мог изготовить несколько станков, выполнив цель на бумаге. Но в реальности эти станки не были пущены в серию, не нашли применения, что привело к убыткам для бюджета и самих предприятий, которых обязали брать кредиты.

Наконец, в апреле 2014 года для полной замены импортных комплектующих в военной и гражданской технике постановлением правительства Минпромторгу поручили развитие транспортного и специального машиностроения. За шесть лет программу так и не реализовали до конца, продлив её действие до 2030 года, а финансирование выросло в 6,5 раза – с 795 млрд рублей до просто астрономических 5,1 трлн рублей.

Другие отрасли

Минпромторг неоднократно попадал под шквал критики и со стороны Счётной палаты России.

Так, в 2018 году она провела экспертную проверку деятельности Минпромторга за 2017 год по мерам государственной поддержки сельскохозяйственного машиностроения, машиностроения для пищевой и перерабатывающей промышленности.

Мы ведь прекрасно помним, что с 2014 года сельское хозяйство у нас – лидер по импортозамещению. Это несомненно для продукции, но этого нельзя сказать о той технике, при помощи которой достигаются такие результаты.

В докладе Счётной палаты сказано, что «доля российской техники на внутреннем рынке Российской Федерации в 2017 году (56%) по сравнению с 2016 годом возросла на 3,7%».

При этом «импорт продукции составил 78,0 млрд рублей, что на 13% выше, чем в 2016 году (69,0 млрд рублей)». То есть отечественного произвели всего на 3,7% больше, чем годом ранее, а доля импорта лишь росла.

Причём истрачено было аж 78 млрд рублей.

Несмотря на рост производства продукции, в отраслях сохраняется высокий уровень импортозависимости. Так, в 2017 году доля импорта в потреблении продукции машиностроения для пищевой и перерабатывающей промышленности выросла на 4,4% по сравнению с 2015 годом и составила, по предварительной оценке, 77,0%,

– делает вывод Счётная палата.

Вот вам простой пример только по одной отрасли и только за один отдельно взятый год. Целых 77% импортной продукции и 78 млрд рублей истраченных на это средств.

«Отраслевой документ стратегического планирования в отрасли машиностроения для пищевой и перерабатывающей промышленности отсутствует», замечает Счётная палата, а «приведённые данные свидетельствуют о рисках невыполнения плановых значений показателей доли импорта… к 2020 году».

Ещё одна важнейшая отрасль – медицинское оборудование. Это и томографы, и аппараты ИВЛ, и многое-многое другое. В 2019 году Минпромторг снова попал под критику со стороны Счётной палаты. Ведомство провело проверку выполнения мер поддержки в 2018 году медицинской промышленности.

Мероприятия по импортозамещению в этой отрасли были утверждены приказом Минпромторга России от 31 марта 2015 года №655. Всего в него вошли 111 пунктов. При этом ни один из проектов министерства по состоянию на 1 января 2019 года вообще не затронул 31 из них.

Анализ отчёта о реализации отраслевого плана за 2018 год показал, что по 8 продуктам (технологиям), несмотря на реализацию проектов, направленных на их импортозамещение, доля импорта возросла до 100%,

– говорится в докладе Счётной палаты.

То есть ещё раз: в 2018 году Минпромторг так «прекрасно» реализовывал проекты по импортозамещению в сфере медицинского оборудования, что по ряду пунктов программы доля импорта достигла 100%, то есть отечественное там оказалось исключено в принципе. А ведь уже спустя год в мир пришла пандемия коронавируса и медицинское оборудование оказалось жизненно необходимым.

Всего же в 2014-2018 годах в рамках ФЦП «Фарма» и госпрограммы, предусматривающих реализацию, в том числе и программ импортозамещения, из бюджета было выделено более 21 млрд рублей. Сумма весьма приличная.

Уголовные дела

Последний год Минпромторг сотрясают скандалы и уголовные дела.

В июне прошлого года стало известно об аресте начальника отдела военно-технического сотрудничества департамента оборонно-промышленного комплекса Ризвана Гайрбекова.

Ему предъявили обвинение в получении двух крупных взяток. Вместе с ним арестован замглавы управления Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Сергей Гармаш.

А 29 марта этого года сотрудники ФСБ и Следственного комитета за взятку в крупном размере задержали двух сотрудников отдела гособоронзаказа и ядерно-радиационной безопасности департамента судостроительной промышленности и морской техники Минпромторга Андрея Бандурова и Сослана Гериева.

Всего через три дня, 1 апреля, Следственный комитет задержал главу департамента металлургии и стройматериалов Минпромторга Павла Серватинского. Пока что ему предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий. По информации Царьграда, чиновник на основании подложных документов перевёл компании в Кабардино-Балкарии 13,5 млн рублей субсидии из бюджета.

Примечательно, что сам многолетний глава Минпромторга Денис Мантуров вовсе не считает аресты сотрудников признаком плохой работы министерства или повышенного внимания к ведомству.

То, что за последнее время произошло два таких случая, – это не значит, что в министерстве большое количество нарушений . Если вы обратили внимание, недавно губернатора одного из регионов задержали (главу Пензенской области Ивана Белозерцева). Это контроль и надзор за работой и деятельностью исполнительной власти в целом,

– считает Мантуров (цитата по ТАСС).

Источник Царьграда в отрасли напомнил, что сам Мантуров – фигура интересная.

По образованию он вообще социолог (окончил социологический факультет МГУ) и до вступления в должность главы Минпромторга занимался в 90-е годы бизнесом (торговал вертолётами Ми-8), то есть формировал личное состояние в период первоначального накопления капитала в России. Затем Мантуров пошёл в РАНХиГС, где и получил специальность юриста.

По словам источника, Мантуров в 90-е и 2000-е годы стремительно влился в круг неолиберальных трансформаторов России. Этим отчасти объясняется тот курс, который взяло его министерство.

Ведь стратегии и цели, по которым работает Минпромторг, пишутся изначально в либеральных Высшей школе экономики (ВШЭ) и РАНХиГС, которые, в свою очередь, опираются на западные концепции и принципы, стандарты Всемирного банка, МВФ и других англосаксонских монетаристских структур глобального капитала.

Почему так вышло?

Отставание России в сфере промышленности от мировых лидеров компетентный источник оценил в 11 раз.

Он отметил, что в самые «тучные» годы, то есть в 2008-2012 годах, когда нефть стоила дорого и бюджет России буквально купался в деньгах, наша страна стараниями таких либеральных экономистов «упустила историческую возможность» войти в группу мировых лидеров по промышленному производству. Триллионы рублей, выделенных тогда на госпрограммы и цели либерально-формальных стратегий, ушли в песок.

Вместо грамотной оценки ситуации и точечной работы по импортозамещению в самых чувствительных отраслях (оборонка, космос, машино- и станкостроение) чиновники финансового блока правительства и непосредственно Минпромторг занимаются импортозамещением, понимая его как конкурентоспособность в духе «давайте заместим импорт табуреток», хотя как раз этот вид товара можно импортировать безболезненно, чего не скажешь о компонентах станков для ракетостроения.

Помочь в данной ситуации мог бы подход, который применялся во Франции в 1930-е годы в рамках политики так называемого дирижизма. Он предполагал, в частности, государственное планирование в привилегированных точках экономики.

Если бы такой подход был задействован сейчас в России, то у либерального блока просто не было бы возможности «пилить» бюджетные деньги под формальные цели и на самом деле лишь ухудшать положение страны.

Были бы установлены плановые индикативные показатели.

Поэтому нам очевиден провал импортозамещения в чувствительных отраслях экономики России на данном этапе. Ответственные лица сидят в правительстве и Минпромторге.

Часть из них уже была поймана за руку, другим же теперь следует опасаться.

Ведь к делу подключается Генпрокуратура, а это значит, что виновные в провале, какими бы они ни были высокопоставленными, всё-таки могут быть привлечены к ответственности.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *