Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с приро

Многие из тех, кто сделал одну пластическую операцию, мечтают ложиться под нож хирурга и совершенствовать свою внешность снова и снова. Желание стать идеальной превращается в настоящую одержимость, а пластика — в зависимость.

Мать и дочь, которые попали в ловушку силиконовой красоты, рассказали в эфире британского телешоу, что готовы были на все, чтобы сделать себя еще привлекательнее.

Нерадивая мамаша даже «подкладывала» свою юную дочку в постель к богатым «папикам», чтобы оплатить дорогостоящие операции.

Читайте подробности скандальной истории о материнском безрассудстве и легкомыслии в нашем материале.
Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с прироНедавно в эфире британского телешоу «ITV» открылась скандальная история. Одержимая страстью к пластической хирургии мамаша честно призналась, что разрешала своей 18-летней дочери спать с богатыми мужчинами, чтобы они обе могли оплачивать косметические операции.

Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с приро41-летняя Жоржина Кларк (Georgina Clarke) попала под обстрел осуждения, когда рассказала, что разрешала своей дочке Кейле Моррис (Kay­la Mor­ris), которой сейчас 23 года, работать стриптизершей и заниматься сексом с мужчинами за деньги, чтобы заработать на пластические процедуры.
Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с прироСейчас Кейла понимает, что это было неправильно, и обвиняет таких гламурных знаменитостей, как сестры Кардашьян, в том, что из-за них она хотела увеличить грудь и губы.
Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с прироМать говорит, что тоже стала зависимой от пластических трансформаций, и признается, что до сих пор недовольна своей внешностью.
Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с прироЖоржина – мать четверых детей. Сделав откровенное признание в эфире телевидения, она чувствует себя отвратительно, особенно после того, как на нее посыпался град возмущения пользователей соцсетей.

Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с прироКейла начала планировать пластические операции, чтобы стать похожей на Кэти Прайс, еще в 11 лет.
Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с прироЕе мама рассказывает, что дочь провела юные годы, готовясь к изменению внешности.
Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с прироДевушка убеждала мать, что ей нужно увеличить губы, и они обе сделали это несколько раз. Женщины прошли вместе много пластических процедур, чтобы добиться желаемого результата, и стали зависимыми от этого процесса.
Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с прироКогда Кейле исполнилось 18 лет, Жоржина одобряла ее занятие стриптизом и была счастлива, что дочка нашла 50-летнего любовника, который оплачивал их дорогостоящие операции.

Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с прироСейчас девушка хочет остановиться и больше не делать пластических процедур. Она старается выглядеть более естественно.
Первую косметическую операцию по увеличению губ Кейла сделала в 17 лет, чтобы быть похожей на Ким Кардашьян. Она говорит, что это произошло из-за неуверенности в себе и желания приблизиться к кумиру.
То, как она выглядит сейчас, девушке не нравится, но ее мама говорит, что их супербольшие губы выглядят «очень даже мило».
Жоржина поддерживала свою дочь, потому что сама хотела иметь большие губы и грудь. Она радовалась, когда у них появлялись деньги на новые процедуры, и гордилась Кейлой.
Женщину не смущало то, что ее 18-летняя дочь танцевала стриптиз и занималась сексом с богатыми «папиками», потому что в то время они жили «как в раю», делая все новые и новые операции.

Любая одержимость приводит к тому, что человек теряет голову и, как оказалось, даже материнский инстинкт. Красота требует жертв, но когда этими жертвами становятся собственные дети, это уже преступление. Увеличение груди и губ опустило планку собственного достоинства этой горе-матери ниже плинтуса и испортило жизнь ее дочери.

«Я была похожа на постаревшего Пьеро». Гомельчанки, недовольные своей внешностью, решили поспорить с природой. Почитайте, что они думают о пластической хирургии и медицинской косметологии

Герои сказок, не задумываясь, выходили в нелегкий поход, чтобы добыть молодильные яблоки, и прыгали в котлы с кипящим молоком, надеясь выйти оттуда писаными красавцами.

Сейчас, чтобы быть красивыми и оставаться вечно молодыми, люди отправляются в клинику эстетической медицины.

Гомельчанки Анна и Алеся рассказали «Сильным Новостям» свои истории о том, какую роль в их жизни сыграли пластическая хирургия и медицинская косметология.

«Так, уши, конечно, нужно прикрыть. Стрижем каре»

«Ой, глазки у нее папины! А носик — точь-в-точь, как у мамы!» — обычно умиляются родственники, разглядывая наворожённого малыша. Анечке ушки достались, без сомнения, от мамы: очень милые и очень оттопыренные.

— Мое детство пришлось на 90-е годы, — вспоминает Анна. — Это во всех смыслах специфическая эпоха. Тогда люди были склонны совершенно безапелляционно высказывать свое авторитетное мнение по любому поводу. Каждый раз, когда мама приводила меня в парикмахерскую, я усаживалась в кресло и слышала: «Так, уши, конечно, нужно прикрыть. Стрижем каре!» А я так мечтала забрать волосы в хвост!

Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с приро

Фото из личного архива Анны

Сказать, что оттопыренные ушки были причиной жестоких насмешек со стороны одноклассников Ани, было бы, конечно, преувеличением, но какой девочке понравится даже в шутку обращенное к ней прозвище «малпачка».

Последней каплей в этой истории стал выпускной вечер:

— В то время в тренде «выпускной моды» были сложные высокие прически. Буквально все девочки из нашего класса явились на выпускной бал именно с такими. Честно признаюсь, я очень расстраивалась: мне так хотелось, чтобы и у меня было что-то подобное!

Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с приро

Фото из личного архива Анны

Школа осталась позади, а впереди ожидал новый жизненный этап: Аня была зачислена на первый курс филологического факультета университета. В этот период своей жизни она решила войти, оставив проблему, которая доставляла ей столько огорчений, в прошлом.

Когда Аня оказалась в клинике пластической хирургии, выяснилось, что отопластика — именно так называется операция по исправлению ушных раковин — это не так уж и страшно.

Родителей Ани успокоил тот факт, что отопластика проводится под местной анестезией, то есть нет такой нагрузки на организм, как при общем наркозе. Длится операция несколько часов. Хирург делает разрез за складкой ушной раковины и придает хрящу форму, которая позволит уху ближе прилегать к голове.

Шов на месте разреза потом совершенно не заметен. Отопластику пациенты пластических хирургов переносят обычно легко. Аня не стала исключением.

— Кроме того, это и не очень дорого, — рассказывает Анна. — Сформировался стереотип, что пластическая хирургия — это обязательно цифра со многими нулями. На деле оказалось, что операция по коррекции ушных раковин — вполне бюджетный вариант.

Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с приро

Фото из личного архива Анны. После операции

Анна осталась очень довольна результатом операции. Теперь ее любимыми прическами стали косы и тот самый хвост, о котором она так мечтала в детстве. Аня собирала комплименты от друзей и подруг, и только ее молодой человек сказал: «Не знаю, зачем ты это сделала. Раньше ты была похожа на эльфа, а после коррекции стала такая, как все».

— Если кто-то и похож на эльфа, так это моя средняя дочь, — смеется Аня. — У меня уши теперь стандартные, а вот у всех моих троих детей — оттопыренные. Но сейчас к этому совсем другое отношение. Люди осознают, что быть разными здорово, что стандарт — это усредненность, а отступление от него — индивидуальность, уникальность. И ценится именно это.

Существует мнение, что на пластику подсаживаются, как на наркотик: сделав одну операцию, хотят делать следующую, потом еще одну…

— Это точно не про меня, — говорит Анна. — Возможно, повзрослев, я стала более практичной в отношении к себе. Например, я бы сейчас даже уши не прокалывала. Зачем лишние отверстия? Природой они не предусмотрены.

Когда я была семилетней малышкой с сережками, я очень радовалась: считала себя самой модной девочкой. А теперь серьги практически не ношу.

Мои дети, когда были совсем маленькими, отучили! Считали, что серьги — самая лучшая игрушка, и пытались всеми силами вынуть их из моих ушей.

Тем, кто спрашивает ее мнение о пластической хирургии, Анна отвечает:

— Исходя из собственного опыта, могу сказать: для меня обращение к пластическому хирургу было, в первую очередь, стремлением расширить свои возможности, а во-вторых, перестать стесняться. В итоге — все получилось.

Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с приро

Фото из личного архива Анны

«Когда без косметики сидела перед зеркалом, мне казалось, что я похожа на усталого, постаревшего Пьеро»

Алеся в шутку говорит о себе, что уже пять лет «сидит на игле». Правда, эту шутку слышат от нее только подруги, которые знают, что эта игла — гиалуроновая. Когда не столь близкие знакомые и коллеги по работе удивляются, как ей в почти пятьдесят удается так замечательно выглядеть, она обычно отшучивается: «Я люблю жизнь — и это взаимно! Ну и еще немного повезло с генетикой».

Читайте также:  Молодой врач: проблемы при трудоустройстве в клинику

— С генетикой мне определенно повезло, — подтверждает Алеся. — У меня и мама, и бабушка, и прабабушка до старости сохраняли отличную фигуру. Помню бабушкину поговорку на этот счет: «сзади — пионерка, а спереди — пенсионерка». В школьные годы эта «пионерка-пенсионерка» меня очень смешила. Но когда в один прекрасный день я увидела ее в зеркале, мне стало как-то совсем не весело.

Алеся работает с людьми и абсолютно убеждена, что внешность — часть ее профессионального имиджа.

— Вспомните свои школьные годы. Не поверю, что вы не обсуждали внешность ваших преподавателей, — заявляет Алеся. — Бесспорно, это не главное, но назвать внешний вид чем-то второстепенным у меня язык не поворачивается.

Алеся — человек целеустремленный: если есть проблема, то нужно ее решать.

Она обстоятельно изучила все новейшие тенденции в сфере уходовой косметики, и вскоре на полках в ее ванной комнате стало тесно от разнокалиберных тюбиков, флакончиков и баночек с анти-эйдж средствами.

Алеся самозабвенно смотрела ролики, где рекомендовали то комплекс мимических упражнений, которые стирают с лица морщинки, то массаж ложкой, который делает моложе на десяток лет, то тейпирование, которое вообще поворачивает время вспять.

— Не скажу, что эффекта от всего этого не было вовсе. Но я перфекционистка — мне хочется, чтобы все было идеально. А когда вечером я без косметики сидела перед зеркалом, мне казалось, что я похожа на усталого, постаревшего Пьеро: уголки губ опущены, такие печальные складки, темные круги под глазами. Ужас! — рассказывает Алеся.

Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с приро

Фото носит иллюстративный характер

У Алеси есть хобби — путешествия. И в одной из таких поездок состоялась «историческая», как ее называет сама Алеся, встреча. Она познакомилась с врачом, специалистом в области косметологии.

— Я, конечно, раньше слышала и читала об уколах красоты. Но прибегнуть к этому методу как-то не решалась. Перед глазами сразу всплывали фотографии известных актрис и моделей, у которых такое вмешательство привело к ужасным последствиям. Однако после обсуждения этой темы с практикующим не один год специалистом я поняла, что мысленно уже решилась на контурную пластику.

После того, как Алеся испытала на себе действие чудо-уколов, она просто летала. Эффект не только был очевиден буквально сразу после введения филлера, но и усиливался день ото дня. Когда после отпуска Алеся вышла на работу, коллеги единодушно заявили, что в этом году она точно отдохнула лучше всех.

Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с приро

Фото носит иллюстративный характер

Алесе кажется, что многих отпугивает уже само это словосочетание «контурная пластика», которое вызывает ассоциации с серьезным хирургическим вмешательством. На самом же деле это коррекция морщин и добавление объемов, где это необходимо, с помощью филлеров, которые вводятся шприцем с микроиглой, инъекционно.

— Почему-то чаще всего меня спрашивают: а это очень больно? — удивляется Алеся. — У всех болевой порог, разумеется, разный. У меня филлеры в области скул и носогубных складок. Если говорить о скулах, по моим ощущениям, процедура, скорее, неприятная, чем болезненная.

А вот когда убираются носогубные морщины, делается прокол канюлей, и сам момент прокола довольно болезненный. Но потом, когда начинают вводить филлер, уже практически не больно.

Кроме того, в филлере, который использует мой врач, присутствует довольно сильнодействующий обезболивающий препарат.

Следующий по частотности вопрос, как утверждает Алеся: «А сколько дней после этих уколов красоты нельзя людям на глаза показаться?»

— На самом деле, это заблуждение, что после пластической коррекции неделями ходят с синяками на пол-лица и в отеках.

Сразу после инъекции лицо действительно выглядит немного припухшим и покрасневшим, но уже на следующий день отек практически спадает.

Мой доктор говорит, что небольшие гематомы тоже иногда возникают, но опытный специалист обычно замечает, когда нужно прекратить введение филлера, чтобы не было такой реакции.

Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с приро

Фото носит иллюстративный характер

По поводу ограничений, заверяет Алеся, тоже можно особо не переживать. После введения филлера буквально день-два нельзя пользоваться кремами, накладывать декоративную косметику, не стоит находиться под палящим солнцем или, наоборот, пребывать на морозе. Пищу не солить, не перчить, чтобы не спровоцировать отечность.

— Только одно ограничение меня действительно печалит, — смеется Алеся. — Я пропускаю два похода в сауну! На пару недель от этого рекомендуется воздержаться.

Косметолог, который работает с Алесей, порекомендовал ей препарат гиалуроновой кислоты: она не отторгается тканями, после ее введения запускаются процессы регенерации. Эффект после этой процедуры у Алеси сохраняется около 10 месяцев.

Алеся категорически не согласна с мнением, что контурная пластика запускает механизм старения.

— Тут нет никакой связи. Я думаю, что люди, которые прибегают к помощи уколов красоты, начинают воспринимать это как естественный элемент ухода за собой, своим телом. Никто же не говорит, что визит к стоматологу запускает механизм разрушения зубов. Зуб разрушается — врач устанавливает пломбу, появляется складка на коже — другой врач устанавливает филлер.

Никто из подруг Алеси пока еще не рискнул прибегнуть к помощи уколов красоты. «Две точно дозреют», — прогнозирует она.

Муж Алеси сравнивает себя с супругом из известного анекдота, где жена, отчаявшись привлечь его внимание новой прической, модным нарядом, натянула противогаз, а на вопрос «Ты и теперь ничего не замечаешь?» получила ответ: «Дорогая, ты выщипала брови?» А если серьезно, муж Алеси доволен, когда у его жены хорошее настроение.

Наталья Суслова

Пластические хирурги — Специалисты

Пластические хирурги занимаются коррекцией возрастных изменений и последствий неудачных операций, послеоперационными рубцами, посттравматическими дефектами (рубцами, ожогами, шрамами).

Пластические хирурги «Семейной» вернут вам красоту, чудесным образом преобразив ваш облик. По результатам рейтинга народного голосования пользователей портала Biokrasota.ru за 2016 г.

клиника «Семейная« победила в номинации «Лучшая клиника пластической хирургии».

Записаться на прием к специалисту в клинику «Семейная» можно по телефону в Москве +7 (495) 662-58-85 или заполнив форму обратной связи на сайте.

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с приро

Косметолог, Пластический хирург

Кандидат медицинских наук, Главный специалист

  • Куратор направления «Косметология»

Бауманская

Киевская

Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с приро

Бауманская

Киевская

Римская, Пл. Ильича

Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с приро

Ведущий специалист, Врач высшей категории

Бауманская

Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с приро

Пластический хирург, Хирург

Подольск

Пластический хирург, Хирург

Бауманская

Киевская

Профессор, Доктор медицинских наук, Ведущий специалист

  1. Руководитель Центра Генитальной Хирургии

Бауманская

Киевская

Римская, Пл. Ильича

Косметолог, Пластический хирург

Бауманская

Кандидат медицинских наук

Бауманская

Бауманская

Маммолог, Онколог, Пластический хирург, Хирург

Бауманская

Киевская

Пластический хирург, Челюстно-лицевой хирург

Кандидат медицинских наук, Ведущий специалист

Киевская

Профессор, Доктор медицинских наук, Главный специалист

  • Куратор направления «Пластическая хирургия»

Бауманская

Киевская

Онколог, Пластический хирург, Хирург

Бауманская

Онколог, Пластический хирург, Хирург

Бауманская

Дочки-матери: кто кого?

8 411Дочки-матери: пластические хирурги поспорят с приро

Фрейд был мужчиной из патриархального сообщества, и совершенно логично, что его внимание оказалось сосредоточено на конкуренции отца и сына. Однако поверьте женщине-терапевту: ни отцам, ни сыновьям и не снился накал страстей, разворачивающийся на «женской половине».

На самом деле в конкуренции нет ничего плохого, она — естественная и необходимая часть процесса идентификации. Чтобы согласиться стать женщиной, нужно сравнить себя с мамой. И, строго говоря, конкурентная стычка происходит в жизни каждой женщины дважды.

Сначала нежная эдипова пятилетка эту конкуренцию безнадежно проигрывает.

Она должна ее проиграть, ибо это ее единственный шанс, во-первых, понять, какой девочке надо и хочется быть — красивой, умелой, нежной, сильной, как мама, а во-вторых, сформировать в себе способность выстраивать отношения не только с отцом, но и с другими мужчинами в будущем.

https://www.youtube.com/watch?v=Um1qkYfIaDE

Есть такие девочки, из очень «счастливых» семей, которые в этой фазе выиграли в конкурентной борьбе с матерью и завоевали отца.

Речь не идет о буквальном инцесте, разумеется, — речь о прочной, устойчивой связи отца и дочери, более глубокой и интенсивной, чем отношения отца и матери.

Иногда это связано с конфликтом в отношениях матери и отца, который никто не хочет признавать, иногда — с тем, что мать добровольно отходит в сторону, уступая дочери первенство.

Это неправильно. Девочка должна проиграть, чтобы стать женщиной. Победа в первом раунде означает для нее поражение во взрослой жизни. Такие девочки оказываются неспособны построить отношения с мужчиной и создать семью — разве могут реальные отношения, с их сучками и задоринками, сравниться с фантазийными идеальными отношениями с мужчиной-отцом?

Но у этой схватки есть и второй раунд. И вот в нем дочь безусловно побеждает. Случается он, когда девочка готова стать женщиной, выйти во взрослый мир, выйти замуж или просто отделиться от родителей.

Читайте также:  Обзор солнцезащитных средств 2021

Она идет, блистая красотой юности, и мать отступает, признавая, что для нее наступило время перехода в иную фазу жизни, что они больше не играют с дочерью на одном поле.

Это дает возможность дочери самой стать матерью.

Собственно, в большинстве функциональных семей так и происходит до сих пор. Однако в естественную динамику развития женщины сейчас интенсивно вмешивается индустрия красоты, диктующая: ты не должна стареть! Ты можешь оставаться вечно молодой! Ты можешь никогда не переходить в фазу покоя, ты обязана продолжать цвести! 40 — новые 20, 70 — новые 30! Будь вечно юной!

Что не так с этим посланием? Разве плохо оставаться вечно молодой и привлекательной? Проблема в том, что дочери сложно, а подчас и невозможно конкурировать с красотой, созданной опытными руками пластических хирургов, косметологов и визажистов.

Естественная, натуральная красота редко бывает яркой и совершенной — в ней всегда есть маленькие «изъяны», делающие ее живой, настоящей.

Сложно соревноваться с бровями, вытатуированными на самом правильном месте лица, дабы создать наиболее гармоничный вид, с выровненным аккуратным «греческим» носиком, увеличенными силиконом губами, грудью, ягодицами, с кожей, идеально отутюженной инъекциями ботокса и ВВ-кремом…

Для нарциссичной матери нестерпима конкуренция, нестерпима идея, что кто-то может быть «милее, румяней и белее»

Кроме того, на стороне молодящейся матери — опыт взаимодействия со своим телом, знание о том, что ей к лицу, что выигрышно подчеркивает ее внешность. Юной дочери еще долго предстоит проходить фазу экспериментирования со своим обликом (помните: «если женщина до 30 лет не научилась быть красивой, значит, она дура» — до 30!).

Есть и другой, не менее важный, аспект. «Сделанная» красота дорого стоит. В нее инвестированы деньги, время и страдание. Огромное количество процедур, омолаживающих лицо и тело, — травматичны и болезненны. Это заставляет особым образом ощущать свою ценность — ценность как объекта усилий, инвестиций. Вложения в красоту — это вложения в собственный нарциссизм.

Для нарциссичной матери нестерпима конкуренция, нестерпима идея, что кто-то может быть «милее, румяней и белее». Она отказывается отступать в тень, уступать дочери возможность блистать.

Самые неумные флиртуют с поклонниками дочери и подчеркивают недостатки ее внешности.

Те, что организованы посложнее, — просто дают сомнениям в собственной привлекательности и вопросам к зеркалу, естественным для подростка женского пола, растущего в современной культуре, расцвести пышным цветом — не оказывают поддержки.

На самом деле этого достаточно. Быть подростком и без того категорически трудно. Быть неловким, угловатым, быстро растущим, прыщавым подростком на фоне матери, которая выглядит как твоя сестра-красотка, — труднее во много раз.

И разумеется, это совсем не о том, что необходимо переставать заботиться о своем теле, как только твоей дочери исполнится 16 (18, 21 и так далее). Это, скорее, о том, чтобы усилия по поддержанию собственной молодости и красоты не прерывали естественного течения вещей.

Нам кажется, что дочь, глядя на мать, отказывающуюся взрослеть и стареть, непрерывно «следящую за собой», научится быть красивой? Нет, скорее она научится быть неуверенной в собственной привлекательности. Она научится сравнивать. Она убедится, что, только постоянно переделывая и улучшая внешность, можно приблизиться к «идеалу».

Потому что там, где для нее была запрограммирована полная и сокрушительная победа — победа молодости, — оказалась зияющая черная дыра под названием «несовершенство».

Источник фотографий:Getty Images

Силикон вместо мозгов: шокирующие фото мам с дочерьми после пластики

В настоящее время пластическими операциями никого не удивишь. Звезды и известные персоны больше не скрывают походы к хирургу и изменения своей внешности. А мода на пухлые губы и большую грудь привела к тому, что к косметологу идут уже семьями.

Так, портал Anews рассказал о самых шокирующих модификациях мам и дочерей, которые стремясь к идеальной красоте, явно переборщили с силиконом и ботоксом.

Это Кайла Моррис и Джорджина Кларк. Выглядят они как две сестры или как подружки по колледжу. В действительности — Джорджине 39, а ее дочери – 21 год.

Увлечение пластикой для них начиналась постепенно: с регулярных совместных походов в маникюрный салон, в солярий, к косметологу. Со временем простое стремление выглядеть ухоженно переросло в одержимость. В список безобидных косметических процедур добавились визиты к пластическому хирургу, а траты на изменение внешности превратились в основную статью расходов.

Вплотную заниматься модификацией своей внешности женщины начали около 4 лет назад. Когда Кайле исполнилось 17, девушка вместе с матерью отправилась на свой первый в жизни курс инъекций ботокса. А вот так мама с дочкой выглядели до начала пластического марафона.

Как рассказала молодая британка изданию The Daily Mail, задумываться об изменении своей внешности она начала еще в 11 лет. Именно тогда Кайла спланировала свою будущую операцию по коррекции бюста. Вдохновила девочку на подобные планы известная британская певица и фотомодель Кэти Прайс.

На фото: фотомодель Кэти Прайс

Будучи подростком, Кайла убедила мать, что коррекция внешности по образу поп-дивы – то, что ей нужно для успешного будущего. В итоге Джорджина не только одобрила идеи дочери, но решила заодно поэкспериментировать и над своей внешностью. Первое, на что решились мама с дочкой – увеличение губ.

«У меня всего четверо детей. За всеми нужно ухаживать. И я всегда только и делала, что играла роль мамы. Я не заботилась о своей внешности, была серой мышкой. Но когда я увидела Кэти Прайс на обложке журнала, я поняла, что внешность должна быть приоритетом», — рассказывает Джорджина. Вслед за инъекциями ботокса последовали липосакция, наращивание волос, отбеливание зубов и увеличение груди.

Новая внешность пришлась дамам по душе. «Мама сейчас – мой лучший друг. Я рада, что мы работаем над собой вместе и приближаемся к нашей цели – стать похожими на Кэти Прайс», — говорит Кайла.

Чтобы оплачивать дорогостоящие процедуры, Кайле пришлось уйти из колледжа и найти себе прибыльную работу. Девушка устроилась в стрип-клуб. В заведении для взрослых британке удается зарабатывать 1300 фунтов в неделю. Еще одним источником дохода стал 50-летний мужчина, с которым она в возрасте 18 лет ходила на свидания и который платит девушке по 800 фунтов стерлингов в неделю.

За плечами мамы и дочки – десятки пластических процедур. В общей сложности женщины уже потратили на преобразование внешности около 60 000 фунтов стерлингов. Однако, несмотря на это, останавливаться на достигнутом дамы не собираются.

«Когда мы идем по улице, все люди обращают на нас внимание, смотрят на наши пухлые губы. Но нам этого мало. Пластическая хирургия для нас – это способ быть ближе друг к другу.

Поэтому мы хотим получить еще более внушительную грудь и губы», — объясняет 21-летняя Кайла.

«Некоторые люди пытаются нас предостерегать. Говорят, что увлечение пластической хирургией может сказаться на здоровье. Но у нас никогда не было никаких осложнений. Нам нравится то, что мы делаем. Нам нравится выглядеть почти одинаково», — признается Джорджина.

Маргарет и Джоди Кинг

Полностью поддерживают позицию Джорджины относительно воспитания дочери ее соотечественница Маргарет.

Британка уже много лет увлекается пластикой, а когда ее дочери Джоди исполнилось 18, женщина решила увлечь своим хобби и ее.

Читайте также:  Особенности лечения варикозного расширения вен методами минифлебоэктомии и склеротерапии

Маргарет привела дочку в клинику пластической хирургии и оплатила ей инъекции ботокса. По словам женщины, эта процедура избавит Джоди от морщинок на лбу и поможет выглядеть свежее.

Морщинами на лбу Джоди обеспокоилась, когда ей исполнилось 17.

Тогда школьница накупила себе множество антивозрастных кремов, а мама девочки в свою очередь пообещала, что на 18-й день рождения подарит ей комплекс уколов ботокса. Женщина сдержала слово.

Сейчас Джоди подрабатывает моделью и большую часть своего дохода тратит на косметические процедуры. Мама девушки за последние годы спустила на коррекцию внешности более 45 тысяч фунтов.

Сара и Поппи Бердж

В отличие от Маргарет Кинг, дама не стала ждать, пока дочке исполнится 18 лет. В 2012 году британка Сара Бердж купила своей восьмилетней малышке Поппи за 8 тысяч фунтов стерлингов сертификат на процедуры в клинике пластической хирургии.

Правда, активировать сертификат Поппи сможет только через 10 лет, когда ей исполнится 18. Такое условие поставила мать девочки. Кстати, сама Сара, которую нередко называют «Живой Барби», за свою жизнь потратила около 500 тысяч фунтов стерлингов на различные пластические операции, так как очень хотела стать похожей на куклу.

«Я инвестировала эти деньги в будущее своей дочери. Они помогут ей в дальнейшем выглядеть так, как она захочет», — заявила женщина изданию The Mirror. Ну а пока Поппи не может активировать сертификат в силу возраста, мама прививает ей особый вкус, в частности, учит наряжаться со вкусом и позировать перед камерой.

Андреа и Софи Далзелл

Весной прошлого года западные таблоиды разразились материалами о 48-летней безработной матери 4 детей из Великобритании Андреа Далзелл, потратившей на пластическую хирургию более 20 тысяч фунтов стерлингов.

Поводом для пристального внимания со стороны СМИ послужило то, что на пластику женщина пустила детские пособия, копившиеся на ее счету с 2003 года. На пособия женщина сделала себе подтяжку лица и коррекцию груди.

«Я всегда стремилась к этим операциям, потому что морщины и мешки под глазами – это не для меня», — заявила Андреа журналистам. Женщина также отметила, что целенаправленно копила детские пособия и экономила, так как планировала потратить их на операции. Решение женщины поддержала ее дочь Софи, которая также увлечена пластическими операциями.

Кстати, незадолго до истории с детскими пособиями семья Далзелл уже попадала на страницы таблоидов. Причиной послужил случай с Софи, которая отказалась от собеседования и отправилась вместо этого увеличивать себе грудь. О содеянном девушка ничуть не жалеет.

Эмма и Сара Копонен

Этот семейный союз несколько отличается от вышеописанных. Девушки на снимке — не мама с дочкой, а родные сестры. Более того, близнецы. Правда, с каждым походом к пластическому хирургу последний факт становится все менее и менее очевидным.

Сестры Эмма и Сара выросли в Швеции и все детство, по их собственному признанию, были больше похоже на мальчишек: интересовались спортом, а не нарядами и косметикой. Все изменилось, когда девушкам исполнилось 16.

«В нашем классе была девочка с большой грудью. Мы очень ей завидовали», — рассказывает Сара. Закончив школу, девушки решили во что бы то ни стало изменить внешность, но при этом остаться похожими друг на друга. Так девушки выглядели в выпускном классе.

  • После серии операций по увеличению груди и губ друзья перестали узнавать близнецов.
  • Всего девушки потратили на преобразование внешности около 24 тысяч долларов.
  • Больше фото женщин, приведенных в статье, вы можете посмотреть в нашей галерее.
  • Как сообщал «Обозреватель», опубликованы снимки известных моделей, которых не узнать после череды пластических операций.

Медицинский центр диагностики и профилактики

Дмитрий Александрович, какие пластические операции вы чаще всего проводите? Чаще всего я выполняю операции по коррекции молочной железы. Не секрет, что для большинства мужчин, размер молочной железы женщины, имеет значение. Поэтому коррекция размера молочной железы, ее формы, востребована теми женщинами, которые следят за собой, и хотят радовать и себя и своих мужчин.

Почему именно этот вид операции пользуется такой популярностью? Если молодые девушки чаще хотят увеличить свою молочную железу, то девушки более опытные, хотят вернуть молочной железе форму, утерянную в результате кормления, родов, изменения веса.

С какими опасениями приходят женщины на консультацию по увеличению груди? Чего боятся? Опасение у всех клиентов пластических хирургов: буду ли я после операции красива? Не повредит ли операция здоровью? Я не только пластический хирург, но и практикующий маммолог, поэтому могу смело успокоить своих клиенток: вы станете и красивее, так как многолетний опыт позволяет мне выбрать именно ту операцию, что сделает вас лучше, и не утратите ни капли здоровья молочной железы, так как никто, кроме врача-маммолога, не может более тщательно оперировать молочную железу.

Какую форму груди чаще выбирают современные девушки? К счастью, прошла мода на слишком вызывающие размеры молочной железы, поэтому большинство девушек выбирают тот размер и форму молочной железы, которые оптимально подчеркнут их выигрышные стороны, и я, как опытный пластический хирург и маммолог, им подскажу необходимые нюансы.

Какие виды имплантов существуют, и как выбрать правильный? Нашим клиентам не стоит самостоятельно выбирать импланты, опытный доктор лучше девушки знает все плюсы и минусы каждого из имплантов и посоветует тот, который позволит получить желаемый результат, на длительное время.

Как проходит операция? Операция для девушки проходит незаметно, в медикаментозном сне. Никакие жизненно важные органы при этом не могут быть затронуты. Врач, обладающий должным опытом и знаниями, сделает операцию быстро и качественно, буквально через час-полтора пациентка проснется и почувствует себя преобразившейся.

При увеличении молочной железы через небольшой разрез кожи, при помощи специальной техники, имплант помещается в специально сформированное ложе, вне ткани молочной железы. После этого небольшой разрез зашивается, косметическими швами.

При коррекции формы молочной железы или ее уменьшении, выполняется удаление избытка кожи или ткани молочной железы, с последующим формированием косметических швов в наименее заметных зонах.

Каков период реабилитации? Реабилитация после этих операций не представляет значительного труда для девушек. Требуется лишь ношение специального белья. И выполнение самостоятельных процедур по обработке раны. Естественно, несколько ограничивается физическая активность пациента на 1 месяц.

Увеличение груди. В чем залог успешной операции? Основным для пациентки должно стать стремление к получению желаемого результата, без последствий для своего здоровья. Для этого, прежде всего, пациентка должна ответственно подойти к выбору пластического хирурга.

К сожалению, очень часто приходится выполнять операции, направленные на устранение последствий операций, сделанных хирургами с недостаточным опытом или знаниями. Любой хирург может получить незапланированный результат, но вероятность этого падает с увеличением накопленного хирургом опыта.

Необходимо не пожалеть времени и средств и проконсультироваться у нескольких специалистов, собрать сведения об их опыте работы, базе знаний. Хирург, имеющий менее 10 лет работы пластическим хирургом, просто не в состоянии обеспечить стабильно хороший результат, в виду недостатка опыта.

Необходимо посмотреть, сколь широк список операций, выполняемых хирургом, ведь объем знаний в современной медицине настолько широк, что невозможно быть грамотным специалистом во всем.

Обычно ведущие хирурги специализируются на каких-то отдельных аспектах пластической хирургии, имеют соответствующую базовую подготовку по этим локализациям, являясь, к примеру, или лор-врачами при пластике носа и ушей, или маммологами при пластике молочной железы. Поэтому самое главное для пациента — это правильный выбор своего врача и в дальнейшем следование его рекомендациям.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *